Рейтинг на любовь или Как бросить девушку за десять дней

Размер шрифта: - +

День 7. Часть 2

- Так, похоже мы не с того начали, - вдруг фыркнул Тобольский, глядя на молчаливый поединок взглядов между Кузьминым и блондином. - Значит так. Это, - он пихнул локтем стоящего рядом Матвея, - Мэт, можно просто Матвей Максимилианович, - на этих словах он состроил забавную рожицу.

За что огреб еще один подзатыльник и при попытки бегства был пойман в ласковый, чуть-чуть удушающий захват этим самым Матвеем Максимилиановичем. Легко удерживая сопротивляющуюся добычу, “Мэт” невозмутимо заметил:

- А это недоразумение, по живучести давно и прочно обогнавшее даже тараканов, Марк Арсеньевич Тобольский. Художник по натуре, зараза по жизни и просто неистребимый оптимист… С возможным летальным исходом для окружающих, конечно же. А вы?

- Алекс… В смысле, Александр Кузьмин, - Алекс протянул руку, которую тут же сжали в крепкой хватке. - Приятно познакомиться?

- Ага, - Марк так и не оставил попыток выбраться из хватки блондина. Безуспешных и совершенно бесперспективных. - Типа того. По понятным причинам лапу не подаю, так что извиняйте… И поясните, Алекс Кузьмин, чего вам надо от нашей любимой сестренки с утра пораньше, а? Вы что, самоубийца? Она ж по утрам невменяема...

- Ты бы себе это почаще повторял, Мерк, - насмешливо и лениво протянул Матвей. И кивнул головой на несчастную будку. - А то, судя по тенденции, твои шансы на выживание равны примерно ноль целых, ноль десятых, ноль сотых, одна…

- Ма-а-арк, это что?!

- Тысячная. Упс, - и Матвей “совершенно случайно” выпустил брюнета из хватки. Тот, недолго думая, мгновенно спрятался за его спиной.

И совершил невероятную по глупости стратегическую ошибку. Потому как угроза его жизни и здоровью, в лице несравненной Егоровой оказалась как раз за ним. С ходу ухватив Тобольского за ухо, попутно сунув в руки посмеивающегося блондина поводок с меланхоличной таксой на другом его конце, Наталия тихо, ласково так, до мурашек и списка прегрешений прошипела:

- Ты чего творишь?!

- Несу великое искусство в массы, - ничуть не смутился Марк и широко улыбнулся, словно надеясь, что это спасет его от великой кары.

- Боюсь, это место слишком консерваторское для твоего великого искусства, - скривилась Натали. - Братец, у тебя совесть есть? Учти, если местное КГБ меня начнет сживать меня со света, я к тебе перееду.

- А вот это уже страшно, - хохотнул Матвей, не давая брюнету возможности сбежать. Такса, с буддийским спокойствием сидевшая рядом на тротуаре, широко зевнула и тихо вопросительно тявкнула.

- Цыц, не лезь, - шикнула на него Егорова. - Если пользуешься тем, что живешь в другом городе, то в отпуск я соберусь к тебе, дорогой.

- Как инте-е-ересно… - Матвей нахмурился и скрестил руки на груди. - Значит, натворил Марк, а страдать я буду? Ну уж нет, сестренка, к нему так к нему. Вместе с Кексом и ухажером.

- Каким ухажером? - тут же отвлеклась от воспитательного процесса Егорова. И только тогда увидела скромно стоявшего в стороне Алекса. - Кузьмииин, - практически простонала она. - Ну ты-то здесь откуда?

- Мимо проходил, - невинно улыбнулся Алекс, понимая, что наглеть не стоит. Если он сейчас схлопочет от Егоровой, то ее братцы и такса добавят.

- С кофе, - добавил Марк, беззастенчиво радуясь возможности переключить внимание дорогой сестрички на кого-нибудь другого.

Мужская солидарность? Нет, не слышали! Своя шкурка ближе к телу будет.

- И покемонами, - не удержавшись, добавил блондин, кивком головы указав на злополучную красную кепку с ярко-желтым Пикачу на ней.

- И не установленными мотивами, - поддакнул Тобольский. Такс у их ног снова вопросительно тявкнул, напоминая о себе. - О, Кекс. А ты тут как?

- А он тут гуляет, - наконец, отмерла Егорова. Глянула на братьев, на Алекса, снова на братьев. - С вами. И хорошо гуляет. Долго. Полчаса минимум. А лучше час. А еще лучше…

- Круассаны с вишней или с апельсином? - вклинился в ее “цу” блондин. Намотав на запястье поводок, он ухватил родственника за ворот несчастной футболки и потащил в сторону проспекта. - Ладно, так и быть. Возьму и те, и другие. И твое любимое мороженое. И присмотрю, чтобы они никуда…

- Кекс, стоять!

Это парочка гаркнула уже хором, погнавшись следом за умудрившимся вывернуться из ошейника таксом. А тот с заливистым лаем на всех парах несся через все кушири. И не испытывал ни грамма угрызений совести. Вот вообще!

Наташа только покачала головой, глядя на эту живописную картину, и негромко пробормотала себе под нос:

- Идиоты.

После чего обратилась к неучтенному гостю, терпеливо дожидавшемуся ее внимания.

- Саша, ты что тут все-таки делаешь?

- Мятный мокко? - вместо ответа протянул ей еще теплый стаканчик Алекс. - Лучше, чем приторный с сиропом розы?

Он улыбнулся, смущенно переступив с ноги на ногу. Да уж, давно ли он оказывал такие вот простые, немного глуповатые знаки внимания девушке? Раньше как-то необходимости не было. До этого идиотского пари. И, решив быть честным хотя бы с самим собой, Сашка подумал, что нисколько об этом не жалеет.



Оксана Волконская, Суфи (Юлия Созонова)

Отредактировано: 04.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться