Рейтинг на любовь или Как бросить девушку за десять дней

Размер шрифта: - +

День 9. Часть 2

Последние слова противника резали слух. Алекс сразу вспомнил, как кривилась девушка, стоило ему притащить этот злосчастный кофе. Получается, он для Натали ассоциировался с бывшим? Ну офигеть, блин!

- А она его не любит, - не глядя на Кирилла, ехидно протянул он. - Терпеть не может. Слишком приторный. Наташа предпочитает мятный мокко. Я думал, любящий парень должен быть в курсе пристрастий девушки. Пусть даже и бывшей.

И, не дожидаясь ответа, цапнул Натали за руку, потащив в сторону выхода. Егорова, как ни странно, даже не думала сопротивляться. только улыбалась чему-то, приветливо помахав застывшему, удивленному Росу и стараясь не отставать от разогнавшегося кавалера.

А Алекс довольно улыбался по все тридцать два и расхохотался, оказавшись на улице, под накрапывающим, мелким, типичным питерским дождиком. Расхохотался и, схватив девушку в охапку, крутанул на месте. Натали громко охнула и стукнула его ладошкой по плечу:

- С ума сошел, Кузьмин?!

- Ага, - честно признался тот, поставив ее на ноги. И вдруг неожиданно, по-детски, признался. - Он меня бесит. Что он вокруг тебя вертится?

- Дурацкая история, - вздохнув, Егорова показательно возвела глаза к небу. Тут же зажмурившись от попавших в них капель воды. - Дурацкая и… Неинтересная. И кофе тот я действительно терпеть не могу. В принципе.

- Кхм, надо же… Как интересно, - резко обернувшись, Алекс с удивлением обнаружил стоящего рядом Каимова. Оказывается, тот не остался в кабинете и теперь сверлил Кузьмина таким взглядом, что где-то шевельнулся инстинкт самосохранения.

Шевельнулся и был тут же послан… Дальше спать. Задвинув Натали за спину, Алекс вежливо так поинтересовался:

- Шел бы ты… Интересный, наш. В ту самую кофейню, за тем самым кофе. Можешь даже утопиться в нем, - и великодушно махнул рукой. - Я разрешаю.

- Саш, - осторожно дернула его за руку Егорова, но Кузьмин и ухом не повел, продолжая сверлить соперника недовольным взглядом. - Ну не стоит он того… Ой!

Это действительно был “Ой!”. Всем ой ой, если что. Потому что по морде его величество Александр Кузьмин не получал класса так с пятого, умудряясь либо убить противника морально, либо все-таки заболтать до такой степени, что тот забывал, что хотел, либо успевал дать в глаз первым. Но в этот раз этот гребанный Кирилл, чтоб ему триста восемьдесят пять раз в день икалось, его опередил.

От удара в челюсть Алекс отступил на шаг назад, невольно чуть не наступив на стоявшую позади Натали и машинально стирая капли крови из разбитой губы. А затем нахмурился и со всей дури врезал Каимову в живот.

Если тот наивно полагал, что радиоведущим физическая форма нафиг не сдалась, то Кузьмин был с ним категорически не согласен. И исправно тренировался, время от времени вытаскивая на физкультминутку и откровенного лентяя Минина, каждый раз устраивающего целый концерт без заявок радиослушателей на тему вселенской несправедливости и коварной жестокости товарища.

Так что удар вышел хороший, выбивший дух и как-то поумеривший пыл красавца, смотревшего на хмурого и откровенно злого Алекса снизу вверх круглыми от удивления глазами. И он обязательно добавил бы еще, может быть даже ногами, если бы не одно маленькое такое, вредное, кактусовое “но”.

Увы, Егорова в стороне оставаться не собиралась, пихнув парня в бок и заставляя его отступить в сторону.

- С ума сошли! - заорала она, выступая из-за спины Алекса и зло сверкая глазами на Кирилла. - Тебе какого черта надо? Я тебе еще год назад сказала, чтоб свалил из моей жизни. Достал, честное слово. И что тебе в твоей Москве не сиделось?! За что опять на мою голову свалился, а? Я такой подарок не просила, заверните обратно!

- Наташа, не лезь, - попытался остановить ее Кузьмин. - Мы сами разберемся.

В ответ и ему достался разъяренный взгляд:

- Я тебя не спрашивала, - отрезала Егорова и, не глядя, достала из кармана пачку бумажных платочков. Вытащив несколько из упаковки, она приложила один из них к кровоточащей губе Алекса. И попросила устало, осторожно стирая алые капли. - Каимов, свали с горизонта, а?

- Я тебя… - начал тот, но сбился и тут же замолчал. Алекс дернулся было, но Натали удержала, слегка коснувшись ладонью его груди.

И, оглянувшись через плечо, сухо заметила:

- Не надо, Кирилл. Ничего уже не надо. Поздно. Оставь меня в покое. Побудь человеком… Если можешь, конечно.

Крыть Каимову было откровенно нечем. Молча поднявшись с троутара, он еще с минуту порывался что-то сказать, но махнул рукой и вернулся в офис радиостанции. Оставив Егорову возмущенно пыхтеть и осторожно ощупывать лицо Кузьмина на предмет других повреждений.

- Ну и зачем? - наконец, тихо поинтересовалась она, смяв испачканные платки и пристально глядя в глаза парню.

- Ну… - челюсть неприятно ныла, губы пекло. Но Кузьмин впервые в жизни чувствовал себя самым настоящим героем. Поэтому и ляпнул, не задумываясь. - Я же прекрасный рыцарь. Я должен защищать свою даму сердца от посягательств всяких там… Личностей.

Натали удивленно моргнула, переваривая это откровения. А потом с тихим смешком протянула:



Оксана Волконская, Суфи (Юлия Созонова)

Отредактировано: 04.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться