Река ведёт к истоку

Размер шрифта: - +

Глава 8, в которой выясняется, что путешествовать под дождём - не самое приятное занятие

Если вы по коридору
Мчитесь на велосипеде,
А на встречу вам из ванной
Вышел папа погулять,
Не сворачивайте в кухню,
В кухне твердый холодильник.
Тормозите лучше в папу.
Папа мягкий. Он простит.

(Григорий Остер, «Вредные советы»)

 

Дождь слегка поутих, но совсем переставать и не думал, настырно барабаня в окна.

- Если они не вернутся, папка меня выпорет, - вздохнула Заська, опуская на стол горшочек, из которого вкусно пахло мясом. После долгих уговоров девчонка всё-таки соизволила переодеться, но на вид новое платье было точной копией старого, даже застиранные пятна виднелись на тех же местах.

- Тебя-то за что? - удивилась Нина, осторожно пробуя еду. Было немного островато, но вкусно.

- Он найдёт за что. Марленку-то лупить уже поздно, она вон какая вымахала! Красивая! И как зыркнет — все ей в ноги кидаются. Мамка, говорят, тоже такая была, пока не померла. Хотя клиссы, наверное, все такие.

- А действительно, что вы в трактире-то торчите, раз клиссы? - заинтересовалась Нина.

Заська уселась за стол и задумчиво, по-взрослому, подпёрла голову рукой:

- Да это всё с бабки нашей началось. Она сейчас тоже померла уже. Но когда молодая была, то ходил к ней один магос, прям часто наведывался. И, конечно, понесла она от него и мамку нашу родила. Но магос сказал, что ребёнка признавать не будет и в Исток не заберёт. А потом, уже когда мамка померла, пришёл какой-то мужик. Говорит — магос тот тоже помер, других детей у него не было, поэтому вроде как мы с Марленкой теперь законные наследники. Папка ему на это сказал, что терпеть не может всех этих магов, и девки (мы, значит) должны сидеть дома и жратву готовить, а не по Истоку в похабных платьях разгуливать. А то, мол, если мы туда уедем — то точно не вернёмся. Никто не возвращается. Тот мужик ответил, что можно договориться, и он тогда во всех бумагах укажет, что не нашёл никаких наследников. Я тогда совсем мелкая была, а Марленке лет десять было, и она всё-всё слышала. И даже камень видела, синенький такой. А потом у папки вдруг деньги появились, и он трактир этот отгрохал. Видать, мужик тот подсобил.

- И больше к вам никто не приходил?

- Неа. Марленка всё ждала, пока восемнадцать исполнится. Думала, может, всё-таки приедет кто за ней… А не приедет — так накопит денег и сама в Исток махнёт. Пока ждала — мост рухнул, и ездить тут перестали. Говорят, чинить не будут, и так два новых чуть дальше есть, и дорога там лучше. В общем, теперь денег точно не скопить. Вот она и придумала кого-нибудь ограбить. С Палеком даже гулять начала, он бы иначе на такое не пошёл. Одно дело — купца какого прижать в лесу, а другое — на магоса позариться. Но она ж рисковая и умная. Зелье нашла, маски эти дурацкие сделала на всякий случай… А вы всё равно её узнали.

- Да не узнала я, даже не разглядела, - созналась Нина.

- А как же тогда? - Заська удивлённо захлопала огромными голубыми глазищами.

- Да проще простого. Смотри, - Нина развернула уже изрядно помятую схему перед девчонкой. Та заинтересованно пододвинулась ближе. - Пастух рассказал, что утром по дороге почти никто не проходил, кроме Марлены, которая возвращалась от своего парня. Но откуда она могла идти, если с одной стороны нет ничего, кроме рухнувшего моста, а с другой — лес? Южнее, наверное, есть какие-то сёла, но если бы она шла оттуда, то обогнала бы нас, а мы никого не видели. Значит, получается, она шла из лесу. В чаще могут, конечно, обитать какие-нибудь лесорубы или егеря, но мне почему-то сразу пришли в голову грабители. И напали на нас потом тоже грабители, явно же сработавшаяся банда, а не случайные ребята. Сейчас, когда мост рухнул и дорога пустует, им, наверное, тяжеловато приходится, грабить-то некого.

Заська слушала, раскрыв рот. Зато сама Нина, рассуждая вслух, видела в собственной теории всё больше нестыковок и белых пятен. Те же разбойники, например. С чего она вообще взяла, что в лесу у дороги обязательно должны водиться разбойники? Книжек обчиталась?

С другой стороны, где ж им ещё водиться?

- Дальше про зелье: подлить его могли только в пиво, больше мы со вчерашнего дня ничего не ели. Значит, это либо ты сделала, либо милит. На тебя сначала было сложно подумать, но когда всплыло, что Марлена — твоя сестра, то всё встало на свои места. Даже то, почему именно она бегала будить отца. Сперва разбудила, а потом понеслась в лес, предупреждать своих дружков. Я только не поняла, как вы о нас узнали ещё до того, как мы пришли. На подходе к деревне заметили, что ли?

- Да нет, милит сказал!

- Как это? - опешила Нина. По всем выкладкам получалось, что страж порядка действительно оказался в трактире случайно.

Или нет?

- Он же вас ждал, - пояснила Заська. - Не вас обоих, но магоса точно. Описал его ещё очень точно. Марленка как услышала, так к Палеку и побежала.

Нина задумчиво посмотрела на собственную схему. Значит, где-то затесалась ошибка, и встреча в трактире произошла совсем не случайно. А Ракун всё-таки был прав, и его паранойя — совсем не паранойя.

Неужели милит и правда замешан в похищении Алины? И что теперь делать?

Безумный круговорот мыслей прервала Заська, вернувшаяся к своим рассуждениям:

- Мне кажется, Марленка не вернётся. Здесь такое место, что если вырвался, то возвращаться никак нельзя, обратно затянет. - Девчонка вздохнула. - А он вам кто? Ну, магос этот.

- Да практически никто. Случайный знакомый.

- А сами вы не магисса? - Заська с надеждой присмотрелась к Нине, словно надеясь, что сейчас та вытащит из кармана ещё один камень.

- Нет, - разочаровала её женщина.

- Тогда он тоже не вернётся, - вынесла вердикт девчонка. - Ради обычных людей они никогда не возвращаются.



Екатерина Шашкова

Отредактировано: 20.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться