Ректор для дерзкой

Размер шрифта: - +

Глава 18

Прислушиваясь к каждому шороху, стараясь и сама издавать поменьше шума, я добралась до общежития. К счастью, из кустов на меня никто больше не выпрыгнул. Сомдейт, вероятно, остался в поместье на ночь, раз не переместился вместе со мной. Оно и к лучшему - разговор и без того вышел неприятным, больше всего мне хотелось сейчас побыть одной.

Закрыв на засов парадную дверь, я поднялась к себе на этаж, не встретив по пути ни одной живой души. Вот-вот наступит рассвет, в такое время хорошие мальчики и девочки обычно спят.

В комнате было темно, однако я расслышала негромкое шебуршание в районе постели — похоже, с охоты вернулась Пион.

— И как ночка выдалась? — спросила я, запирая дверь, — набила брюшко?

«Не скажи, — ответила Пион. — Занималась кое-чем более интересным».

Я нагнулась к столику, стоявшему у двери, и зажгла фитиль на лампе. Теплый полумрак озарил комнату. Пион, на вид весьма и весьма довольная, лежала прямо на моей подушке, свесив лапки. Под ней находился учебник по огненной магии, который я ни разу так и не открыла за весь семестр. Хоть для чего-то пригодился!

— Удобно? — укоризненно поинтересовалась я, сложив руки на груди. — Книги вообще-то читают.

Пион отмахнулась передней лапкой и улеглась поудобнее. Измученные страницы страдальчески заскрипели.

Я фыркнула и отошла к холодильному сундуку — пора доесть наконец проклятую олисовую кашу! Отщелкнула замок и увидела кастрюльку, почти до середины заполненную мелкими желтоватыми зернышками. Мы встретились, будто два старых врага: каша не могла поверить в то, что о ней наконец вспомнили и явно собиралась отомстить, а я понимала, что на этот раз не отступлюсь и дойду до конца.

— Так что ты нашла в подвалах такое, что показалось интереснее мышей? — продолжила я, вытащив кастрюльку на стол и поставив разогреваться заклинанием углей. — Насколько мне известно, кроме них тебя мало что интересует.

«Неправда! — послышался обиженный голос Пион. — Я, как и всякая женщина, иногда предпочитаю мужчин больше, чем сытный ужин».

— Как всякая? — с сомнением протянула я и уселась напротив, глядя в черные глаза-бусины. — Ну рассказывай, как к нам в общежитие Высшей школы сумел затесаться второй скорпион пустоши.

Послышался странный вибрирующий звук. Я с беспокойством оглядела Пион. Что это? Она что… мурчит?

«Там был красноволосый колдун, — прикрыв от удовольствия глаза, проворковала Пион. — И мы мило побеседовали».

Сердце забилось, как птица в клетке.

— Послушай, Пион, — услышала я свой голос будто сквозь подушку. — Я же тебе говорила, что тот колдун — и есть ректор Академии Верховных, и…

«Да знаю! — перебила Пион. — Ничего важного я ему не сказала — о тебе мы почти и не говорили. Разве что, — она с явным ехидством покосилась на меня, — я сказала, что мужика у тебя давненько не было».

— Да ну тебя! — рассердилась я. — Это что, шутка такая? Что вообще забыл ректор в подвалах школы?

Пион поднялась, перепрыгнула на тумбочку и стала мерить ее неторопливыми шагами.

«Может, он охотился? — предположила она, вскинув вверх лапку. — Как я. Хотя… Вид был такой, будто что-то важное искал».

Лицо само собой вытянулось. Стоило представить фарна Земезиса с торчащим изо рта мышиным хвостом, как я расхохоталась, не в силах сдержаться.

«Что тут смешного? — топнула Пион. — Он ведь мантикора, это, считай, скорпион. Только еще и лев, — подумав, добавила она. — И грифон. И-и-и-и…»

— То есть как — мантикора?! — Я моментально пришла в себя и, утерев выступившие от смеха слезы, серьезно взглянула на Пион. Одна деталь ее рассказа дошла до меня только сейчас. — Вы что, и впрямь разговаривали? Он слышит тебя?

«Не только слышит, но еще и слушает, — довольно ответила Пион. — Не то, что ты».

Я вскочила и стала ходить по комнате, сама не осознавая, что и зачем делаю. Как-то это все не укладывалось в голове. Фарн, значит, мало того что оборотень-мантикора, так еще и на удивление хитрый гад. Решил начать расследование не с казарм или цитадели, а с общежития! Смекнул, что ли, что военные, исследователи и хросы не смогли бы так хорошо подучить студентов-шпионов, как какой-нибудь ровесник? Регент явно его недооценил…

А вот то, что он - оборотень, может помочь. Как известно, все стихлиты по сути своей двулики, значит, надо вывести его из себя или застать врасплох. Такие, как он, даже будучи колдунами, способны от сильного потрясения на время потерять себя. Пусть это будет запасным планом на случай, если к следующей встрече не удастся разжиться любовным зельем.

«Ты чего?» — послышался удивленный голос Пион.

Я в недоумении захлопала глазами. Посмотрела вниз — олисовая каша была побеждена и пала смертью храбрых. Я как-то умудрилась съесть ее полностью, даже глазом не моргнув.



Алена Яковлева

Отредактировано: 23.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться