Ректор и 13-я студентка Глазовской Академии магии. Книга 1

6. Притягивающая глава: Два спасения одной волшебницы

На следующий день Мира чувствовала себя лучше, но ощущение разбитости не покидало ее еще три дня. Рихтер проверял ее состояние каждые два часа, причины ее магической аномалии определить так и не могли. Профессор Лакомб взял анализы, чтобы сделать дополнительные тесты, советовался с коллегами из других академий.

В конце четвертого учебного дня в Академии магии (это была уже глубокая ночь в городе Глазове) Мира сидела в библиотеке и заканчивала изучение букваря магического мира – ректор откуда-то приволок разваливающийся учебник и велел отремонтировать после использования. Букварь учил простейшим заклинаниям: основные символы и начертания плетений, правила использования заклинаний, как скрепить и сочетать одно заклинание с другим, как привязать заклинание к предмету и еще много всего интересного.

В библиотеке были еще студенты: Белый, Вероника и Ирэна. Кто и на каком курсе учился, было не понятно. Точнее, понятия «курс» не существовало: студент по индивидуальному учебному плану изучал энное количество предметов в соответствии с магическими способностями. Когда студент «дозревал» до выпуска из Академии, его сначала тестировала внутриакадемическая комиссия, а потом экзаменационный консилиум магов в Министерстве магии.

Ирэна работала с книгами о перемещениях в пространстве и о природе эмпатии, задание ректора, значит, выполняет. Все-таки красивая она, хоть капризная, мужчины бегают за такими толпами, очертя голову несутся через полсвета, чтобы сказать «доброе утро», получить в ответ снисходительное «может быть», а потом писать длинные послания и страдать от неразделенной любви.

А вот Белый выбрал другую девушку и поступил в три раза проще: влюбился в Веронику, добился ее и был счастлив, девушка отвечала ему взаимностью. Красивая пара. Она лекарь, он зельевик, хорошо дополняют друг друга.

Вероника присматривала за Мирой, после фейерверка силы в медблоке и падения в библиотеке новая студентка была рада этому.

Новая студентка изучала последнюю главу букваря – плетения и символы в работе с животными и растениями.

Вдруг дверь в библиотеку с грохотом распахнулась, и в обитель знаний влетела огненно-рыжая девИца, с ярким макияжем, в довольно коротком платье и на высоченных каблуках. Красотка, одним словом. Для Академии ее вид был по меньшей мере странным.

- Кто из вас тут Иванова Ме Ю? – рыжая обвела взглядом всех присутствующих, однако насторожилась только Мира. Ирэна даже не подняла головы от книги, Белый и Вероника втихаря хихикали.

- Это я, - отозвалась Иванова М.Ю.

- Слушай сюда, Иванова, - девица склонилась над жертвой так низко, что вся красота норовила вывалиться из декольте. Вероника пихала под бок остолбеневшего парня, Ирэна по-прежнему была безучастна к происходящему, - ректор Рихтер мой. Уяснила?

- Ваш кто? – попыталась уточнить Мира.

- Мой… мой…, - вопрос поставил рыжую в тупик, - мой! Ректор Рихтер МОЙ! Хотя ты вон какая серенькая, да и волосы не те, - девица погладила свои роскошные волосы, успокоилась, по всей видимости, но уйти она решила тоже эффектно, припугнув для верности, - мой дядя работает в Министерстве магии. Если я что-то такое узнаю, быстро выпру тебя отсюда. Я за тобой слежу, - рыжая крутанулась на каблуках, дойдя до двери, уже знаком показала, что следит за Мирой, и ушла, хлопнув дверью для верности.

Снова все стихло, только шлейф до омерзения сладких духов напоминал о явлении рыжей.

Новенькая перевела взгляд на студентов. Ирэна, отложив книгу, писала в тетради, Белый и Вероника смеялись уже в голос.

- Славка, не переживай. Это Роза, секретарь ректора, - Вероника пыталась говорить сквозь смех, - она просто помешана на нем…

- Бегает за Рихтером по пятам, - пришел на помощь подруге Белый, - перекрасилась в рыжий, когда узнала, что наш ректор на таких западает. И каблуки носит, потому что Рихтеру высокие нравятся. Только ректор Розу терпеть не может, старается отсылать с разными заданиями далеко и надолго.

В библиотеку вошел Принц, ни с кем не поздоровался, прошел к книжным полкам, Ирэна проводила юношу взглядом.

Мира вернулась к изучению букваря, завершив чтение, как и было велено, починила книгу. Проще простого! Радовалась своему успеху, как ребенок мороженному. Да, сейчас бы мороженного с вишневым сиропом и шоколадом. Или домашних вафель. Как же она проголодалась!

 Вдруг Роза вернулась.

- Иванова! Быстро! К милорду Рихтеру, - последнее слово рыжая сказала с обожанием.

Мира взяла с собой букварь и пошла.

Роза, сидела на месте секретаря и просто сверлила девушку взглядом, когда та подходила к кабинету ректора.

- Стоять, - Роза отпихнула Миру и первой зашла в кабинет главы Академии, заговорила медовым голоском, - Андрей Вильгельмович, Иванова подошла. Вам что-нибудь еще нужно? Нет? А может быть, у вас корреспонденция накопилась? Или дела нужно подшить?

- Роза, большое спасибо за заботу, но мне ничего не нужно, - доносился голос Рихтера из неприкрытой двери. – А хотя… не могли бы вы узнать у Мамушки, не созрели ли зимние подсолнухи. Если вас не затруднит.

Конечно, не затруднит, Роза, сияющая от похвалы, как новый рубль, вышла из кабинета начальника, но увидев Миру, нацепила надменное выражение лица, мол, смотри, ничего он без меня не может, а ты мешаешься тут. И довольная ушла исполнять поручение.

- Как вы себя чувствуете? – Рихтер знаком показал, чтобы Мирослава села у чайного столика, заваленного книгами. Куратор заваривал чай.

- Плохо, - к вечеру Миру обычно немного мутило, голова кружилась, тело ломило, но это было не в пример лучше, чем в первый день.



Авдотья Репина

Отредактировано: 25.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться