Ректор и 13-я студентка Глазовской Академии магии. Книга 1

8. Снежная глава: Цирковой этюд с одним падением

Мира стояла на крыльце общежития и пила утренний чай, даже не чай, а горячую воду. И холод улицы был весьма к месту, она только закончила практиковаться с огненными заклинаниями. Успешно, кстати попрактиковалась. Поэтому все тело горело, как ни странно, остудить его помогал горячий чай.

Она задумалась, прокручивая вчерашний день, поэтому не заметила, как рядом промелькнул снежок, потом еще один – этот уже пролетел над плечом. Из чего закономерно следовало, что третий должен врезаться в нее. Она громко в пустоту двора озвучила свою мысль. Из-за угла вышел ректор, красивый, но помятый, довольный, в распахнутом пальто, от него так и несло ночными любовными приключениями со счастливым концом.

Рихтер приготовился бросить в нее новый снежок, Мира не ошиблась. Решил над ней поиздеваться. Снежки? Как мальчишка!

Девушка, не отводя взгляда, поставила остывающий чай на пол, ступая босыми ногами по снегу, приблизилась к обидчику. В футболке, длинных шортах она не мерзла, все еще грели чары огненной стихии.

Приняла боевую стойку, приглашая Андрея Вильгельмовича к сдаче зачета. Иначе с какой целью он со своими снежками тут цирк устроил? Ведь знал же, когда уходил, что она с магией огня практикуется.

Ректор выждал немного, давая время сосредоточиться, и кинул в нее третий снежок. Она среагировала быстро и контрзаклинанием растопила снаряд. В следующий раз замешкалась, и снег попал ей в плечо.

- На спать! – скомандовал глава школы, снова кинул снежный снаряд. Мира его отбила, изменив траекторию полета, помогла стихия воздуха.

Ректор приблизился и кинул в нее уже кусок льда, она тоже справилась, возвел стену изо льда, но Мира превратила ее в пар. Тут пришлось повозиться.

Потом он сделал совсем неожиданное – подошел и опрокинул ее на спину в сугроб и сам упал рядом.

- Зачет не поставлю, пока ты не сделаешь мне снежного ангела, - сам лежит на снегу, в небо смотрит, улыбается и ждет. Потом повернулся на бок и долго принизывал ее своим странным взглядом, - это не шутка,- тон стал по-обычному деловым, учительским.

Мира шире раскинула руки и ноги, растопила под собой снег и сделала то, что он просил, закрепив результат заклинанием холода. Ректор довольно хмыкнул, встал и подал ей руку, резковато потянул, отчего девушка налетела ему на грудь, спешно отстранилась.

- Восхитительно, - сказал он, по всей видимости, оценивая результат ее работы, хотя кто его поймет. Вернулся вон какой довольный, как кот. Наверняка, рыжую свою нашел, - ставлю вам зачет по магии стихий, госпожа Иванова. Идем завтракать.

Мира высушила одежду и снова сделала вафли, заварила чай. На троих.

За завтраком Мира рассказала, о том, как ей помог Принц. Внезапно ректор прервал рассказ девушки.

- А это что у нас такое? - Рихтер смотрел за плечо девушки.

Мира обернулась. А у нас там вылеченный эмпат с кружкой чая в руках шел к столу.

Принц невозмутимо взял вафлю и стал намазывать на нее карамель.

- Что у вас тут произошло? – Рихтер переводил взгляд с одного студента на другого.

- Ничего не знаю, нашла его уже таким, - соврала Мира.

- Приснилось заклинание, повторил его. Вот, - Принц показал кулон и улыбнулся.

Ректор все еще переводил взгляд с Миры на Принца и обратно.

- Захотите - расскажите, - принял решение Рихтер, они продолжили разговор о воспоминаниях Миры. Ректор пообещал, что завтра еще раз обследуют свечение подопечной в медблоке. - А сейчас, два бандерлога, предлагаю всем заняться, кто чем хочет. А после пяти часов вечера мы с Принцем займёмся вашим, Мирослава Юрьевна, обучением боевым навыкам.

Уходящий в свою комнату ректор шепнул Мире: «Бросаешь заклинания, как девчонка».

Волшебницу, уснувшую над учебниками, разбудил стук в дверь.

- Ставай, соседка, нас ждут великие дела, - ректор был в своем репертуаре.

Мира надела форму для занятия боевой магией, которую ей пошила мисс Андерсон. Черная вельветовая ткань хорошо садилась по фигуре, но не сковывала движения, не пропускала холод, но и жарко в ней не было. Волшебство.

Специальной уличной обуви для занятия у Миры не было, ее должны привезти только в понедельник. В спортивном зале кеды прокатили, хотя Медведь и пожурил, что в следующий раз даже на порог не пустит без специальной магической обуви.

За неимением других вариантов, студентка надела зимние кроссовки, волосы убрала в хвост, прихватила зимнюю шапочку и перчатки, самые простые из собранного мисс Шарлоттой.

Рихтер и Принц завтракали. Или ужинали. Тут не поймешь из-за ночного образа жизни магов.

Мужчины уставились на девушку.

- Мирослава Юрьевна, когда нашим студентам нужны одежда или обувь, они идут к мисс Андерсон или Мамушке, - это Рихтер о ее кроссовках.

- Андрей Вильгельмович, - оправдывалась она, - мою обувь привезут только к понедельнику.

- Милорд, я помогу Мирославе с экипировкой, - Принц ушел к себе в комнату, тут же вернулся, - у меня всегда есть комплект одежды про запас. Надевай.

Мира надела предложенную обувь. И как, по мнению этих умников, она пойдёт в ботинках, которые ей велики на размеров шесть? И даже заниматься будет. Но Принц сплел заклинание, и ботинки стали уменьшаться, а потом и вовсе стали девушке впору.

- Эффект заклинания продержится часов десять, - пояснил ректор, проверяя наложенное плетение. Да, да, она же источник повышенной магической опасности, тут все надо перепроверять.

Они спустились к реке, вышли на лед.



Авдотья Репина

Отредактировано: 25.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться