Ректор и 13-я студентка Глазовской Академии магии. Книга 1

14. Мокрая глава: Предсказание к исполнению

Рихтер первый почувствовал, что что-то не так. Осмотрел присутствующих, глаз в один взгляд сосчитал студентов - двенадцать. 

Мира! Ее нигде не было. Ректор отошел от ликующей толпы, пустил волну поиска, сканировал пространство, пытался нащупать отклик от девушки. Ограничитель глушил ее вибрации, но маг был силен, а сейчас ситуация обязывала проявить свои скрытые способности.

Ответ пришел ниже по течению, Андрей несколько раз переместился в пространстве, пока не уловил ее свечение. Аура студентки была слабой, но Рихтер сумел выделить свечение среди других волн магии и уже спускался к реке, ловя след, как ищейка.

Потом и увидел ее - лицо Мирославы скрывал капюшон, над поверхностью воды только бледная рука сжимает ветку наклонившегося к реке дерева, ее удерживает воздушная подушка. Умница, сообразила. Из последних сил она силилась удержаться, но начался ледоход, устроенный ими же самими, крупные куски льда грозили смести и утащить с собой Миру.

Рихтер сплел магическую петлю и, накинув на руку девушки, стал быстро тянуть к себе, заходя в воду. Пальцы тонущей отцепились дерево, но Мирослава ушла под воду. Андрей потянул изо всей силы, глубже зашел в воду, магическая петля натянулась как струна. Рука Миры показалась под поверхностью воды, Рихтер подхватил девушку и вынес на берег.

Никакой романтики в спасении утопающей нежной особы нет, а вот, страх не спасти ее есть. Мира была белая, губы синие. Андрей расстегнул на ней курточку, приложил руку к груди, сердце едва билось, она не дышала – нахлебалась воды. Он перевернул ее, положил животом на свое колено, стал давить на спину, часть воды вышла. Потом маг сделал искусственное дыхание, Мира закашлялась, Рихтер повернул ее на бок, давая выплюнуть всю воду.

Девушка перевернулась на спину, рвано дышала, а Андрей положил ее голову на свои колени, наклонился так, чтобы защитить ее глаза от солнца.

Да чего же она сейчас красивая! С порозовевшими губами, открытыми глазами, с каплями воды на ресницах, дышит часто. Смотрит и не до конца осознает, что произошло. А Рихтер обнял девушку, успокаивающе гладил ее по голове, по лицу, провел подушечками больших пальцев по губам.

Капли воды на ресницах в купе с побледневшей кожей и порозовевшими щеками придавали ей какую-то особую нежность, трепетность, хотелось оберегать ее от всего мира. Он понял, что делает, только когда уже целовал Мирославу. Она ему ответила. И поцелуй был таким настоящим, живым, что захотелось, чтобы время остановилось и зациклилось на этом моменте.

Вдруг щеки Рихтера коснулась холодная ладонь девушки и мгновенно отрезвила. Мужчина выпрямился.

Она же только что в ледяной воде побывала! Трясется вся!

Нет, тут что-то другое.

Ограничитель! Ограничитель душил ее. Рихтер попытался сорвать его, но цепочка стала короче и вдавилась в шею Миры. Девушка захрипела, вцепилась в его пальто, жадно ловила в воздух.

- Борись! – прокричал Андрей.

Ректор пытался использовать сначала заклинание падения пут, потом заклинание открытия всех замков, потом заклинание защиты от воздействий. Нечего не помогало, цепочка продолжала душить ее.

Лицо девушки становилось багровым, на белках глаз появились опасные красные прожилки, но она не сдавалась. Умница.

Тут Рихтера откинуло от нее, из воздуха появился белый кот и прыгнул девушке на грудь, чудом на ней удержался, потому что Мира хваталась за горло и сучила ногами. Кот повернулся к Рихтеру, сверкнул, сначала синим, а потом желтым глазом, затем Хранитель вцепился в злосчастный кулон и, оборвав цепочку, спрыгнул на снег и исчез.

Чертов кулон! Если бы он не поспешил к Орлову и Ларисе Сергеевне, боясь, что словоохотливый граф может взболтнуть лишнего перед наблюдателем.

Рихтер подбежал к девушке, та лежала неподвижно и смотрела в небо. Он осторожно взял ее лицо в свои руки, в глазах Миры стояли слезы. Как же она прекрасна в этот момент! Жива и прекрасна!

- Ты знаешь, что в твоих глазах можно увидеть звезды, если смотреть достаточно долго? А Бетельгейзе с Ригелем шушукаются, когда никто не видит. А Луна очень одинокая… - бормотала Мирослава.

- Ты бредишь, - констатировал ректор.

Сначала едва не погибла в воде, потом выжила после удушающего заклятия. Кстати злосчастный ограничитель лежал тут же и был абсолютным магическим нулем, ректор положил его в карман, чтобы после изучить.

Руки Миры были холодными, а она все лепетала про звезды. Откуда она только всего этого понабралась?

Рихтер стал похлопывать девушку по щекам, чтобы вернуть в реальность.

- Ай! Сначала целуешь, потом бьешь? – возмутилась Мира.

Значит, еще соображает. Потом она стала говорить с трудом, потому что ее бил сильный озноб.

Рихтер положил руки ей на шею, собрал в себе силу, направил в руки (от этого действия одежда на нем моментально высохла) и направил поток огненной энергии в тело Миры. От этого ее кожа стала сначала теплой, а потом горячей. Ректор убрал руки, но чувствовал, что девушка становится все горячее. Тут произошло и вовсе нечто странное: поток горячего воздуха поднял Миру над землей, огонь тонкими линиями сплел вокруг нее кокон. Рихтер видел такое впервые, хотя заклинание знал. Оно называется «Дыхание огня».

Девушка покоилась внутри огненного кокона, замершего над землей, как младенец во чреве матери.

Рихтер услышал голоса – их нашли преподаватели и студенты.

Мира стала менять положение внутри тела кокона, ее развернуло, руки и ноги раскинулись в стороны, голова поднята, а кокон стал уменьшаться и принимать форму тела девушки.



Авдотья Репина

Отредактировано: 25.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться