Ректор и 13-я студентка Глазовской Академии магии. Книга 1

15. Скрывающая глава: Допрос с пристрастием

- О, Андрей Вильгельмович, ваша студентка действительно жива и здорова, - застрекотал Сергей Иванович Новокшенов, сидящий в кресле у чайного столика, и попытался быстро встать. Не получилось, потому что с кресла он сползал.

А вот Лариса Сергеевна поднялась быстро, уже успела подойти к девушке и изучала ее.

- Какое дивное преображение из серой плесени в прекрасный цветок, - сказала наблюдатель.

Ее волосы сегодня как-то особенно правильно лежали в каре, костюм слишком подчеркивал выпуклости ее фигуры. Тут подоспел и Новокшенов.

- Да, преображение вам к лицу, Мирослава Юрьевна. Феникс. Чистый Феникс. И ваше изменение запустил я, - Новокшенов от гордости как будто стал выше. - Что ускорило действие контрзаклинания?

- Чтобы согреть Мирославу и просушить одежду, я передал ей энергию огня. В тот момент она сама не могла сплести заклинание, - ответил за девушку ректор, горой возвышавшийся за ее спиной.

Маги в кабинете ректора стали рассаживаться у чайного столика, Рихтер кивнул Мире на место рядом с собой.

- Итак, Андрей, ты считаешь, что пророчество исполнено? – деловито спросила Лариса Сергеевна.

- Да, в документах все описано, - ректор указал на папки, лежащие на чайном столике. – И явление Хранителя говорит о том, что Мирослава Юрьевна нужна тут, в Глазовской Академии магии.

- Что вы нам ее не отдадите, мы поняли, - сказал Новокшенов. – Но будет ли она в безопасности тут?

- Конечно, будет, - холодно ответил ректор.

- А как же тогда прОклятое ожерелье? Оно едва не стоило вашей студентке жизни. Заклинателя отследить практически невозможно. Кто-то в Академии желает Мирославе зла. Не стоит ли ждать новых нападений на ваших студентов? – обвинительным тоном проговорила Лариса Сергеевна.

Рихтер с силой сжал челюсть, отчего зашевелились желваки.

- Я найму лучшего следователя, чтобы это выяснить. Да, я не отдам вам Мирославу, потому что не допущу повторения истории Монаха, - ледяным голосом ответил Рихтер.

Значит, работающий в Академии Монах, которого Мира никогда не видела,  это бывший студент, пострадавший в Министерстве.

- Но вы не можете ручаться, что Мирославе тут ничего не угрожает, - давил Новокшенов.

- И можете ли вы обеспечить безопасность других студентов? Вы не почувствовали, что на кулоне появились посторонние чары, - назидательно добавляла Лариса Сергеевна.

Мире все это надоело. Ложь придумалась быстро, имеющихся у нее знаний по артефакторике должно хватить. Итак, включаем Большой театр.

- Вообще-то на мне в тот день был еще один кулон, я не успела об этом рассказать, - сказала Мира тоном провинившейся школьницы. Министерские слушали ее очень внимательно, а Рихтер так просто впился взглядом, морщинка пролегла у него между бровей. Мира легонько пнула его по ноге, мол, расслабься, и продолжила. – Дня два назад я ходила в парикмахерскую, купила зефира, набрела на палатку с магическими украшениями, чтобы купить артефакт с чарами привлекательности, - девушка опустила глаза, изображая стыд за бабскую свою слабость и желание быть красивой, - эффект вашего, Сергей Иванович, контрзаклинания только набирал силу. У меня очень сильно шелушилась кожа, страх просто! А глаза такие красные стали! Жуть!

- Да, да, - отреагировал Новокшенов. – Что дальше было?

- Продавец мне посоветовал кулон, с похожим камнем, как у ограничителя, очень красивый. Тогда, на льду, сначала он меня стал душить, а потом оба, они как-то сплелись, а ограничитель – не знаю, как сказать, - как будто подчинился другому кулону. Я так виновата, - Мира закрыла лицо руками и готовилась сделать вид, что плачет. Она услышала, как Рихтер выдохнул.

На Новокшенова актерство Миры подействовало, как и в тот раз, он принялся ее успокаивать, мол, с каждым может случиться. А вот Лариса Сергеевна превратилась в Горгону, черты ее лица стали острее, взгляд злой, волосы лежат до тошноты симметрично, ни один не выбился.

- Где ты купила кулон? – чеканя каждое слово, спросила она.

- В какой-то палатке в Старом районе, - лепетала Мира.

- Какая улица? – продолжала наблюдатель.

- Не помню.

- Продавца тоже не помнишь? – съязвила Лариса Сергеевна.

- Помню. Такой седой мужчина в коричневой куртке с синим шарфом, - сочиняла студентка.

- Лариса, направь везде ориентировку, - скомандовал Новокшенов. – Но это, скорее всего, гастролер. Мирослава, а тот кулон, что вы у него купили, где он сейчас?

- Не знаю, в реке, наверное, - ответила извиняющимся тоном.

«И пусть они его там ищут», подумала девушка. А злопыхателя Миры они и так найдут, ректор все для этого сделает, в этом она не сомневалась.

- Сергей Иванович, Лариса Сергеевна, не смею вас больше задерживать, - сказал ректор вставая. Гости тоже поднялись со своих мест, - отчет по этому случаю я завтра же направлю в Министерство магии.

- Магической почтой, - напомнил Новокшенов, стоя у двери.

- Конечно, магической, - подтвердил Рихтер. Судя по звукам из коридора, он проводил их до дверей Академии.

В это время Мира заварила чай для себя и ректора. Она предполагала долгий разговор начистоту.

Ректор вернулся, сел рядом с девушкой, отпил чай и откинулся на спинку кресла. Конечно, он устал, но Мире были нужны ответы.

- Мирослава, вас ждут профессора Андерсон и Лакомб, чтобы еще раз провести осмотр, и госпожа Такаяма для разговора о Хранителе, - проговорил Рихтер устало.



Авдотья Репина

Отредактировано: 25.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться