Ректор и 13-я студентка Глазовской Академии магии. Книга 1

18. Черно-белая глава: Пьеса в четыре руки

Итак, обрушение вокзала на станции «Предгорье» произошло в 19 июня 2000 года, тогда погибло десять человек и пострадало больше сорока. Тем, кто вышел встречать поезд, повезло больше, чем тем, кто остался в знании вокзала.

 Погибшие были родственниками состоятельных людей, поэтому похороны проходили с большим размахом, а следствие длилось больше года, но так ни к чему не пришло. Но, как уже рассказал След, виновным объявили Хрусталева, он к кому времени уже давно пропал. Многие считали, что он сбежал именно потому, что боялся расплаты родственников с одной стороны и решения суда с другой. И дом свой поджег, чтобы скрыть следы преступления (имелись в виду чертежи).

По официальной версии, вокзал обрушился из-за просчётов в конструкции крыши и стен. Когда поезд стал приближаться к вокзалу, то его вибрация диссонировала с конструкцией здания, отчего оно не выдержало и обвалилось.

Мира оторвалась от страшных данных. Откинулась на кровать.

Обрушилась крыша вокзала, погибли люди - реальная ситуация, может произойти и с магами и людьми. Никто не застрахован. Но маги же могли сотворить защитный купол, эти навыки у многих на уровне рефлексов. Волшебница и сама, когда недавно поскользнулась на льду, рефлекторно сплела простенькое заклинание и уплотнила вокруг воздух, не дав себе упасть. Почему на вокзале никто не отреагировал? Почему никто не почувствовал приближающуюся беду? Пусть, не у всех есть способности предвидения, но многие маги носят предупреждающие об опасности артефакты. И почему никто не укрепил крышу и стены заклинаниями прочности? Ну, допустил Хрусталев просчет. Почему его чертежи не проверили? Почему комиссия по приему сооружения не удостоверилась в устойчивости здания?

Есть специальные заклинания, которые находят слабые места и сигнализируют. Мира, когда зачаровывала посуду, сначала при помощи этого плетения проверяла, нет ли сколов на тарелках. Если для посуды есть такое заклинания, то для таких важных элементов, как крыши, стены, фундамент, они и подавно должны быть. Или тут замешаны деньги? Кто-то проворовался, а потом решил сэкономить на проверке прочности и ввести вокзал в эксплуатацию. И как получилось так, что поезд спровоцировал обрушение крыши? Вопросов много. Кому их можно задать?

Девушка поискала в памяти что-нибудь из своего детства в Предгорье. Тогда ей пришла на ум мелодия Манфреда Шмитца «Принцесса танцует вальс». Они с отцом часто ее играли, а мама подтанцовывала. Девушка стала напевать ее, пальцы вспомнили клавиши, играя в воздухе.

Никто не давал гарантию, что Рихтер вернется именного сегодня, этот вывод Мира сделала сама. Даже если и вернется, то пусть Мира получит нагоняй сразу за два проступка: за глобус и за рояль.

Поэтому она смело вошла в комнату ректора, закрыла за собой дверь, не стала включать свет (чтобы с улицы не было видно, что в комнате кто-то есть), только разожгла камин и зажгла несколько свечей, стоящих на рояле. В комнате едва уловимо пахло сандалом и цитрусом.

Мира села за рояль. Она почувствовала, что инструмент был артефактом и артефактом сложным. Рояль выглядел как артист во фраке. Хотелось обраться к нему со всем почтением.

- Многоуважаемый рояль, могу ли сыграть насколько умею одну детскую пьеску, которую выучила много лет назад? – девушка даже слегка поклонилась инструменту.

В ответ рояль поднял крышку и оголил белые и черные клавиши.

Принялась играть. Сначала у Мирославы получалось скверно, руки не слушались, выходила какофония. Она просила прощения у рояля и продолжала вспоминать. Через какое-то время начало получаться, мелодия стала походить на саму себя. Но один кусок она все не могла вспомнить.

Помощь пришла, откуда не ждали. Рихтер собственной персоной сел на банкетку справа от нее и сыграл нужный фрагмент. Рояль на его прикосновения отозвался чуть более громким звучанием – инструмент признал своего хозяина.

Дальше они играли в четыре руки. Мира задавала мелодию, а Рихтер ее поддерживал, часто импровизировал. Да, он просто прекрасно играл.

- Где вы были? – прервала она молчание.

- Ты же знаешь. В Предгорье.

- У вас там родственники?

- Нет, там дом моих родителей. К чему все эти разговоры? – спросил он и посмотрел на нее, не прекращая игры.

- Друзья рассказывают друг другу о таком, - нашлась девушка. Внутренне она готовилась нападать, потому что была поймана с поличным.

- А мы с тобой друзья?

- Да.

- А как же лица, проживающие в соседних комнатах? - усмехнулся он.

Подловил. Значит, все-таки обиделся.

- Я погорячилась тогда. Из лиц, проживающих в соседних комнатах, мы может стать снова друзьями, - сказала Мира с улыбкой. Ответа не последовало.

Рихтер продолжал сосредоточено играть что-то уже вечернее, очень подходящее моменту. Но мелодию девушка не знала, поэтому убрала руки с клавиш. Тогда мужчина, не переставая играть, взял ее ладошку, положил обратно на рояль.

Ее пальцы сами знали, что играть! Ах, да! Роль – это артефакт. Если его хозяин пожелает, чтобы инструмент научил кого-то играть, то артефакт так и сделает. Нужно только, чтобы играющий имел хотя бы минимальный навык игры. Мира имела.

- Что с вами случилась? – снова прервала она молчание.

- Влюбился, - ответил он, сосредоточено гладя перед собой.

- Это же хорошо, - проговорила девушка.

Это он о Ларисе Сергеевне говорит, догадалась она. После исполнения пророчества Мира ее не видела. Или нашел очередную рыжеволосую нимфу, вскружил ей голову. Хотя счастливым он не выглядел. Больше походил на побитую собаку, в глазах печаль, лицо осунулось, и весь какой-то серый, мрачный.



Авдотья Репина

Отредактировано: 25.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться