Ректор и 13-я студентка Глазовской Академии магии. Книга 1

27. Прошлая глава: Прощание до прощания

Рихтер все еще разговаривал с Ларисой Сергеевной, она как бы невзначай выставляла ногу, от чего разрез на платье щедро демонстрировал прелести женщины. Лицо ректора было непроницаемым.

Тут что-то упало рядом с Мирой, она оглянулась – старушка, что сидела на голубом диване у стены, задремала и выронила ридикюль. Девушка подняла его и отдала проснувшейся соне.

- Ой, спасибо, дорогая, - запричитала старушка в черном с блёстками платье. У нее были зеленые выцветающие глаза, абсолютно седая голова, - я немного притомилась ждать, когда все делегации прибудут. Как всегда московские опаздывают, видимо, до них бумаги как обычно медленнее всех доходят.

Она рассмеялась. Мира поняла, что не может определить ее возраст. Если бы волосы не были белыми, то можно было бы дать ей лет пятьдесят. Но с такой же уверенностью можно было сказать, что ей сильно за восемьдесят, просто она очень следит за собой. На лице было не так уж и много морщин, да и руки ухоженные, с красивым маникюром.

- А ты откуда? – спросила старушка.

- Из Глазовской Академии магии, - Мира присела на диванчик рядом с собеседницей.

- Рихтер, значит, у тебя ректор. Хороший маг, - старушка достала портсигар, из него вынула мундштук и сигарету, закурила. Мира уловила приятный ментоловый запах. – Не смотри на меня так. У ворчливых старушек могут быть свои маленькие радости, чтобы оставаться добрыми. Да и мозги с таким увлечением, - она указала на сигарету, - гораздо медленнее высыхают.

 Старушка продолжала сосредоточенно курить, а Мира наблюдала за тем, как люди прогуливались по залу, переговаривались и заводили знакомства. Поражала пестрота этой массы, хотя мантии были выдержаны в темных, предельно сдержанных тонах.

Хорошо, что первое платье Миры было испорчено, слишком много оно открывало из того, что должно быть скрыто от взглядов посторонних людей. Так и сейчас, некоторые девушки были в предельно откровенных нарядах, сверкали предельно совершенными формами идеальных тел – маги все-таки. Вот и Лариса Сергеевна надеялась, что Рихтер бросится к ее ногам при виде ее в головокружительном платье. Но ректор иногда поглядывал на Миру и на соблазнительность собеседницы реагировал так, славно они были на совещании в Министерстве.

- А чего это Лариска ценник на себя не навесила? – старушка тоже смотрела на этих двоих, а Мира была взбудоражена этим вопросом. – Так бы быстрее нашла для себя мецената. А Андрюша мальчик умный, он скорее себе найдет хорошенькую талантливую студентку и влюбится в нее без памяти. Ты как думаешь? – старушка смотрела на девушку, не мигая.

- Не знаю, - ответила Мира, проверила экран – на месте. Откуда тогда старушка знает? Догадалась? Как? Они себя выдали? Как?

- А вы учили Андрей Вильгельмовича? – вместо этого спросила студентка.

- Ага, я его куратором была. Интересно было времечко, - старушка сделала затяжку и выпустила большой клубок сладкого дыма. Сидела так какое-то время, молчала. – А силы у тебя будь здоров, способности хорошие, пусть тебя Андрюша и дальше прячет. И глаза у тебя знакомые. Был у меня студент, так у него такие же глаза были. Как же его звали? Тоже способный был, мог бы и магериком стать со временем. Так как же его звали? Ураниил, кажется, но мы его звали по-нашему Юрой. Юра Измайлов, а потом фамилию жены Люды взял и стал Юра Иванов.

Мира перестала слышать и видеть, что происходило в зале, сейчас во всем мире была только эта незнакомая старушка.

- Был у него еще друг Иван Хрусталев. Не разлей вода, была парочка, но чуть не рассорились из-за любви. Людочка тогда у нас в Замоскворечном институте магии участвовала в исследовании как прямой потомок первых людей, которых «позвал» Источник магии. Они тогда в нее и влюбились, но договорились, что, пусть она сама выберет, а другой мешать счастью друзей не будет. Как они красиво ухаживали! А Людочка выбрала Юру, между ними сразу искра вспыхнула, а потом и разгорелось пламя, - старушка с ног до головы осмотрела Миру. - Иван их счастью завидовал, но виду не подавал, а я все чувствовала. Однажды Иван даже пытался их рассорить, но не получилась, они поженились, когда Юра институт закончил.

- А вы их после института не видели?

- От чего же? Видела. В Предгорье. Я там домик снимала на лето, пошла прогуляться к реке, а там Юра и Иван стоят. Оба изменились, Юра сильнее стал, а Иван как будто устал от жизни. Через несколько дней та трагедия произошла на вокзале. Говорили, что через полгода после этого Юра умер в пожаре со всей семьей, но его одного, без семьи, лет десять назад я видела в Калининграде. А Людочки уже нет с нами? Как печально.

- Да, мама умерла несколько лет назад, - проговорила Мира. Какой смысл пытаться лгать этой старушке, если она всех и все видит насквозь. – А что папа делал в Калининграде?

- Откуда же я знаю? Твой отец маг умный и скрытный, даже мне с трудом удавалось его читать. Не то, что тебя, хотя экран ты хорошо держишь, - вдруг старушка села прямее, приосанилась. – А, Андрюша! Добрый вечер! А я вот с твоей студенткой общаюсь о разном, интересном.

- Добрый вечер, Эльза Дмитриевна! Как поживаете? – Рихтер поцеловал ее руку, старушка отреагировала на это с королевской невозмутимостью, как на само собой разумеющееся.

Между тем Мира чувствовала, как сплетается заклинание-кокон, которое отделает их троих от всего остального зала и не позволяет другим услышать их разговор.

- Андрюша, если бы ты был постарше, то я позволила бы тебе поухаживать за мной, но сейчас, увы, у тебя не шансов. Студентка у тебя хорошая, сидит и выслушивает старушечьи бредни. Так что, мои хорошие, вы все время обучения будете скрываться?



Авдотья Репина

Отредактировано: 25.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться