Ректор и 13-я студентка Глазовской Академии магии. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 6 Калининградско-Глазовская: Неожиданные открытия

Обоих Калининград влюбил в себя спокойной, но интересной архитектурой, размеренностью жизни и европейским спокойствием. К тому же они добились большого продвижения в деле поисков отца Миры.

Остановились в гостинице в центре города, в люксе. Андрей был «неприлично богат» для обычного ректора, поэтому выбирал все самое лучшее. Тогда, пока они разбирали чемоданы, он внезапно стал рассказывать о своем огромном наследстве, хотя обычно уходил от подобных разговоров. И стало понятно, почему эта тема для него неприятна.

Его семья на протяжении нескольких лет владеет аметистовыми шахтами, там добывают дорогой камень оттенка «глубокий сибирский». Именно такой в колечке Миры. Дед Андрея решил поэкспериментировать с глубиной цвета камня, чтобы тот стал более насыщенным. Тогда он принялся изучать свою кровь и кровь сыновей, - у него было трое мальчиков и старшая дочь, мама Андрея, - чтобы выяснить влияние предка-духа аметистовой пещеры на потомков.

Одержимый экспериментами, он помешался на чистоте крови сыновей и своей собственной, потому что наследственная черта – темный, фиолетовый оттенок глаз, иногда появляющийся у обладателей черных глаз этого рода, - передавался только по мужской линии. Он примешивал в еду сыновей измельченную аметистовую крошку, уходил с ними жить в пещеру.

Закончилось все очень-очень трагично. Мальчики умерли, их отец не вынес этого и утратил рассудок. Когда бабушка Андрея, которая и не догадывалась о выходках мужа, считая это воспитанием мужчин по-рихтеровски, пережила потерю, то вынуждена была возглавить семейное дело. Она воспитала дочь, много общалась с маленьким Андреем, которому перешли магические способности Рихтеров, потому что его дяди попросту не успели оставить потомство.

После кончины родителей Андрей взял фамилию матери, много общался с бабушкой,  единственной близкой родственницей. Она умерла через месяц после его назначения ректором в Глазовскую Академию магии. Бабушка знала его историю о рыжеволосой фее и одобряла порыв внука найти эту девушку, поэтому спокойно восприняла его стремление задержаться в Глазове. Семейным делом управлял и управляет до настоящего времени ее хороший друг.

- Именно для бабушки я приготовил соседнюю со своей комнату в общежитии, где сейчас живешь ты, - закончил он рассказ.

Мира ничего не ответила, только крепко обняла его. А что тут еще скажешь? Мне жаль? Я всегда буду рядом? Ты повидал много плохого? Нет, лучше показывать свою любовь и поддержку.

После обеда на балконе гостиничного номера, который выходил на площадь Победы в центре города, Андрей старательно наколдовывал артефакт поиска. Мира внимательно наблюдала за этим.

- Не люблю артефакты, основанные на крови, - комментировал он, разбирая компас, который по приезду они купили вместе с картой в сувенирной лавке, - эти артефакты имеют сильную связь с донором, в данном случае с тобой. Ты готова дать мне две капли крови, чтобы найти последние следы отца?

Его последняя фраза прозвучала не совсем обычно, перед такими ритуалами полагалось четко оговаривать причину взятия крови и цель. Если такого согласия донор не дает, то и артефакт работать не будет.

- Да, - протянула руку, Андрей достал иголку.

- Больше никому положительно на подобный вопрос не отвечай, - строго сказал он и быстро проколол ей безымянный палец. Одна капля крови упала на компас, другая – на карту. Потом он взял в рот покалеченный пальчик, Мира почувствовала, как место прокола перестает болеть и заживает.

А Рихтер оставил в покое ее руку и продолжил, словно лекцию вел.

- Ты через кровь связана с отцом. Смотри: это плетение соединяет кровь с предметом, а это заставляет предмет работать. В случае с кровью не нужно передавать предмету заряд магии для работы, в ней и так достаточно энергии. Тем более, что у тебя кровь мага.

Через час плетения хорошенько сцепились, и артефакты поиска были готовы.

- Почему и компас и карта? – интересовалась Мира, когда они вышли из гостиницы.

- Компас только укажет направление. Когда будем в радиусе километра от места, где оставил следы твой отец, карта активизируется. Поэтому мы идем пешком.

Очень хорошая пешая экскурсия у них получилась. Андрей много рассказывал о городе и много целовал Миру. Было ощущение, что ничего ДО не было: ни ее сложного восстановления, ни его страха потерять ее, были только они, здесь и сейчас. Огорчало только то, что он волком смотрел на мужчин, который смотрели на нее.

Карта «заговорила» спустя три часа. Капля крови стекла с края бумаги и очертила небольшую территорию. Оба ускорили шаг. Место, куда указала карта, было старое и странное, площадь в глубине парка. Если не идти туда целенаправленно, то случайно не забредешь, чтобы полюбоваться видами. В центре площади - круг, от него идет пять лучей-дорожек.

- Что чувствуешь? – спросил Андрей, останавливаясь перед площадью.

- Ощущение, как от портала.

- Верно, тут когда-то делали портал, снимем слепок и перешлем Следу.

Андрей растянул плетение под площадью, оно пощупало зелеными лучиками поверхность, запечатлев остатки магии, и сделало копию. После чего мужчина переложил плетение на бумагу, сфотографировал рисунок и отправил Следу. И только после этого разрешил спутнице ступить на площадь.



Авдотья Репина

Отредактировано: 08.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться