Ректор моего сердца

Размер шрифта: - +

Глава 5

Опять он стоял, глядя на меня сверху вниз. И взгляд был странный: очень раздраженный, просто пылающий гневом, и в то же время заинтересованный. Впрочем, это не давало мне никаких надежд. Понятно, что ему может быть интересно, кто облил его водой, к тому же использовав один из приемов боевой водной магии.

У меня закружилась голова от страха. И одновременно охватило странное безразличие. Ничего хуже просто не могло произойти. Теперь всё. А если «всё», то чего еще бояться?

Промелькнула мысль, что мне повезло. Видимо, ректор все же неплохо владеет собой — он не ответил атакой на мой атаку. Иначе, может, меня вообще уже не было бы в живых. Хорошо, что у него не сработал рефлекс самообороны… Или успел сориентироваться. Злой человек. Но умный. И быстрый.

Несколько мгновений он молчал, буравя взглядом мое лицо. А я смотрела куда-то ему в грудь, не осмеливаясь поднять глаза. Это молчание давило и было красноречивее слов. Оно говорило: вы совершили недопустимое, пощады не будет.

А может, он пытался узнать меня, понять, кто окатил его холодной водой? Кстати, одежда у него была уже совершенно сухая. Только черные, как уголь, волосы выглядели мокрыми, и на левой щеке притаились две малюсенькие капли воды.

У меня позорно задрожали руки. Те самые, что только что направили преобразование воздуха в воду и ударили волной в противника.

Терпеть эту тишину я не могла.

— Таросси ректор… — начала я.

Он неожиданно поднял руку запрещающим жестом.

— Ваше имя? — без всякого выражения в голосе спросил он.

— Илона Гварди…

— Первый курс? Стипендиатка факультета общей магии?

— Так, таросси ректор.

— Вы хотели убить меня? — поинтересовался он. То ли насмешка, то ли злость прозвучали в его голосе.

— Нет, таросси Ванирро! — я наконец посмотрела ему в глаза. — У меня и в мыслях не было!

— Да? — ректор усмехнулся и удивленно поднял брови. — Значит, хотели как-то унизить меня, отомстить за нашу встречу на экзамене?

— Нет, что вы! Я вообще не в вас целилась…

Мне захотелось плакать и умолять. Но хорошо, что он не стер меня в порошок сразу. Значит, какая то надежда есть…

— А в кого же? — он сложил руки на груди и со злым интересом смотрел на меня.

«Ну вот и все!» — пронеслось в голове.

Начать перечислять обидчиков? А он поверит? Каждый из них — аристократ, за каждым из них стоит могущественный род и большие деньги. Наверное, даже ректору нелегко найти способ наказать таких, тем более — выгнать из академии.

Да и, если встанет вопрос, на чьей стороне будет Герат? Вряд ли на стороне бедной сиротки, которой надоело терпеть тычки, щипки и принуждения к физической близости, и она нарушила устав академии, применив боевую магию вне занятий. Обидчиков и сам конфликт он не видел, а вот волна ледяной воды окатила его целиком. Причем он ведь понимает, что, не успей он защититься, вода превратилась бы в лед, сковав движения противника. Конечно, я не собиралась заморозить Сарше и его друзей насмерть, просто попугать, чуть-чуть подморозить…

— Не хотите отвечать? — спросил ректор.

— Мы… со знакомыми повздорили, и я хотела защититься… — нашлась я.

— Защититься? — он снова поднял брови и усмехнулся. Ничего доброго в этой усмешке не было. — Поэтому вы использовали прием боевой водной магии, которому вообще-то еще не обучены в полной мере? Чем же ваши «знакомые» заслужили такое наказание?

— Они… — начала я и осеклась.

Говорить о том, что парни, грубо говоря, «домогаются» меня и других бедных девушек было… стыдно. Почему-то было стыдно сказать об этом, как будто в их щипках и лапаньи была наша вина. Тем более стыдно — такому жесткому, непримиримому человеку, как Герат. Он ведь не пожалеет… Наверняка, не пожалеет. Еще может сказать, что девушки сами провоцируют парней.

— Я жду, тарра Гварди, — сказал ректор и крепче сложил руки на груди. — Вы всегда так долго думаете, прежде чем ответить? Только атакуете без колебаний?

— Эти «знакомые» дразнят меня и еще некоторых водных девушек, — сказала я, понимая, что несу полную чушь. Никакие подначки словами не заслуживали той «атаки», что я произвела.

— Дразнят? — поднятая бровь. — За что, хотелось бы узнать?

— Не знаю… — опять подступили слезы. Но сильная часть меня вновь расправила плечи, я как-то подобралась. Все равно миром он меня не отпустит. Отчисление… в лучшем случае. — Вероятно, за то же, за что вы не хотели, чтобы я поступила в академию, — сказала я, глядя ему прямо в глаза. Пылающие, недобрые… — За то, что сирота и у меня нет денег и связей.

— И что же они говорят? — поинтересовался Герат.



Лидия Миленина

Отредактировано: 04.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться