Релин. Рубиновая иллюзия

Релин. Рубиновая иллюзия

I




      Мэлгор был одним из крупнейших городов Эндеса. Могучие и статные, его башни возвышались над небольшими синими холмами, в ночное время мерцая ярче самых крупных звёзд. В особо тёплые дни здесь проводились ярмарки, магазины не закрывались с рассвета до заката. Во время этих ярмарок народу в городе собиралось неисчислимое количество — тяжело было даже выйти из дома на улицу, которая и так была с краю в Мэлгоре. 


      В эту ночь как раз одна из таких крупнейших ярмарок находилась в городе.


      Релин поднялась с кровати, ещё не понимая, почему проснулась. Какой-то шум потревожил её чуткий сон. За окном было так много света, что девушку ослепило на несколько мгновений. Наконец глянув в окно испуганным взглядом, она поняла, в чём дело.


      Город пламенел в зелёном огне, и крики, полные ужаса, изредка долетали даже до комнаты Релин. Всё ещё в ступоре стоя у окна, девушка судорожно размышляла, что следует предпринять. 


      Наспех накинув на себя одежду, Релин спустилась по лестнице и распахнула дверь, чтобы вычислить, сколько у неё есть времени до того, чтобы покинуть дом вместе с семьёй. Лучше бы она этого не делала — увиденное чуть ли не вселило в Релин панику. Огонь прямо-таки пожирал дома, заглатывал улицу за улицей, не оставляя ничего живого. И вскоре он перекинулся на соседний дом. 

— Папа, мама! — закричала она и, не дождавшись ответа, забежала в спальню родителей. 


      Родители тоже были кое-как одеты. Мама, завидев в дверях Релин, дрожащим голосом попросила разбудить сестру. Девушка моментально отреагировала и выбежала за дверь. 


      Релин Таркон выкрикнула имя младшей сестры. Никто не отозвался. 


      Со страхом отметив, что огонь уже добрался и до небольшого домика их семьи, Релин поспешно начала обыскивать дом в поисках младшей сестрёнки. 


      Нарин она нашла на втором этаже, дрожащую и сидящую в углу. 

— Ты чего? — как можно спокойнее спросила Релин. — Пошли быстрее, родители ждут нас. 


      Сестрёнка нехотя поднялась и неуверенно побрела за Релин. Как бы та ни уговаривала спускаться быстрее, Нарин не реагировала, боязливо озираясь по сторонам. Дом уже пропах гарью. 


      За открытой входной дверью топтались родители, нервничая и крича на младшую дочь. 


      Сверху уже падали какие-то балки; сердце Релин ёкнуло. Она хотела было подбежать к Нарин и схватить её за руку, но брусок рухнул с крыши прямо на лестницу у ног младшей сестры. 


      Таркон вскрикнула. Не видя всего из-за дыма и понадеявшись, что брусок хотя бы не задел сестру, Релин была не права: ноги, рёбра и живот Нарин ранило, и девочка, чуть ли не потеряв сознание, свалилась с лестницы. 


      Релин спустилась на колени около Нарин. Родители умоляли поскорее взять на руки сестру, но девушка, перепуганная до смерти, плакала и смотрела на покалеченные ноги Нарин. Наконец, набравшись сил, она взяла на руки сестрёнку. 


      Это было тяжело для ещё неокрепшей Таркон, поэтому, когда она дошла до двери, то её рассудок помутился от удушающего запаха и газа. Делая предпоследний шаг перед выходом, Релин только и видела, как полстены рушится прямо перед ней. Путь к спасению был отрезан, и голоса родителей звучали как в тумане:

— Держись, дорогая, мы… сейчас придём. Присмотри за сестрой, мы обязательно найдём кого-нибудь! 


      Будь Релин одна, она бы грохнулась от изнеможения, но на руках у неё был тот человек, который зависел от того, сможет ли девушка выбраться из дома или нет. 


      Поэтому, со всей осторожностью сложив хрупкое тело Нарин на пол, где было прохладнее всего и не так душил отравленный пожаром воздух, Релин толкнула обгоревшие доски в том месте, где только что была дверь. Они не поддались, но одежда и волосы девушки загорелись. Ладони и запястья изнывали от соприкосновения с горящим деревом. 


      Но это не волновало её. Благодаря болевому шоку, Релин удалось сделать ещё несколько толчков. Выход был частично освобождён, но боль постепенно заполняла все участки тела, которые находились в огне. Кашляя и поскуливая, девушка подняла сестру и сделала самый трудный шаг, переступая через горящие обломки и пробираясь к двери. 


      Родителей не было нигде. Пожар ещё буйствовал, но не в этом районе: здесь ядовито-зелёное пламя уже успело поглотить дома. Релин в какой раз пожалела, что у их семьи был деревянный дом. Но сейчас об этом нельзя было задумываться. Хрипя, девушка шла от города, при этом успевая утешать и баюкать сестрёнку:

— Всё будет хорошо. Потерпи, скоро всё закончится. Всё хорошо. 


      Когда Релин добралась до не замутнённого едким дымом участка земли, часть города уже полностью сгорела. Только голые стены и валявшиеся повсюду, чудом не сгоревшие, обломки говорили о том, что только что здесь был такой любимый Релин город. 


       «Неужели они так просто оставили нас? — сокрушалась Релин. — Неужели они… решили, что мы уже мертвы? Оставили нас...» Поверить в это было слишком трудно. Да, родители не отличались смелостью и самоотверженностью, но чтобы так поступить... В это сложно поверить.


      С тоской посмотрев в небесно-голубые глаза болезненно выглядевшей Нарин, девушка заметила, что искра в них постепенно угасает. 

— Только потерпи, хорошо? Мы найдём доктора… Найдём, — уверенно проговорила Релин, окинув взглядом Мэлгор. Вряд ли там ещё оставались люди — кто не успел спастись, тот погиб. 


      Зелёный огонь был запрещён для освещения и разжигания, потому что он не унимался, пока не сжирал всё до последней крупинки. Релин прекрасно это понимала, как и остальные жители. Как и родители, которые сбежали из города, решив, что их дочерям уже не поможешь. 


      Холодная ненависть пробуждалась в девушке. Слёзы катились по обожжённым щекам, доставляя новую боль. Губы дёргались, а руки сжимали тело сестры. Кажется, она дышала всё более сбивчиво, словно каждый вдох делался Нарин с большим трудом. 

— Только не… — пробормотала Релин, склоняясь над сестрёнкой. Пригладила её русые волосы, поцеловала в лоб. Сестра вдохнула чуть глубже, слабо улыбнувшись.

— Да, всё будет хорошо. Не забывай обо мне, ладно? — Дрожащей рукой Нарин вложила в руку сестре белоснежный кулон в виде крыла. 


      Прижавшись к груди девочки, Таркон сдавленно плакала, чувствуя, как силы покидают сестрёнку. И что бы она ни шептала, как бы ни заверяла, что скоро найдёт доктора, Релин сама не могла поверить в свои слова. 


      В ту ночь у Релин умерло и что-то внутри. 



 



Нэтлиен Безменова

Отредактировано: 17.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться