Ремесло Теней: Игла Дживана

Размер шрифта: - +

Глава 17. Сумеречной тропою

Если ночью Мероэ будто вымирал, то и с приближением рассвета ситуация не спешила меняться. Первые солнечные лучи уже облизывали верхушки городских шпилей бронзовым светом, а на улицах по-прежнему не было ни души – местные жители никуда и никогда не спешили. Недавно прошедший дождь оставил после себя мелкие лужицы и бодрящий запах свежести, вдыхая который, мне было проще бороться с той растрепанностью чувств, которая владела мной теперь безраздельно.

Добираться до таверны «Тибо» пришлось тем же способом, что и до космопорта. Полное отсутствие людей на улицах только упростило задачу. Если Гетт и поднял шум по поводу моего побега, то это пока никак не проявлялось. Разве что парочка патрульных машин встретилась по дороге, да и те просто проплыли мимо, не сумев распознать меня среди неухоженных клумб. Для них я был не более чем темным пятном, неподвижной тенью, неинтересной и легко забываемой.

Переулок Джиптан отличался от большинства прочих улочек Мероэ обилием разросшейся дикой зелени. Густые верхушки паатов, дотягиваясь сюда из джунглей под городом, вгрызались в каменную кладку домов воздушными корнями, оплетая их своими тонкими прутьями и превращая мелкие закутки и подворотни в настоящие скрытые убежища для бездомных и прочих опустившихся представителей местного общества. «Тибо» располагалась аккурат между двумя такими участками, насквозь пропитанными смесью из вони отходов жизнедеятельности обитателей переулка и запаха буйно-цветущих лоз.

Полуживые диоды вывески все еще мерцали, хотя света на улице уже было достаточно, чтоб это стало незаметным. Взойдя на крыльцо на этот раз как человек, я оказался внутри и тут же с удивлением обнаружил, что заведение заполнено почти до отказа. Как будто час пик только-только начал спадать. Видно местное представление о ночном образе жизни не слишком отличалось от прочих миров Империи. Народ всех мастей развлекался, как мог. Кое-кто резался в азартные игры, но большинство примитивно заливало свои внутренности химическими соединениями, в разной степени приводящие их организмы в состояние эйфории.

Для большинства мое появление осталось незамеченным, а на тех, кто, все-таки, повернул голову в мою сторону, я воздействовал так же, как до этого обошелся с таможенником и патрульными. Так что даже если кому-нибудь из них вдруг случится попытаться припомнить, что я собой представляю, ничего кроме размазанного черного пятна они воспроизвести не смогут.

Не снимая капюшона, я осторожно двинулся к барной стойке, присматриваясь к завсегдатаям на всякий непредвиденный случай. Проходя мимо одного из столиков, мне посчастливилось стать свидетелем короткой разборки, закончившейся тут же практически без шума и пыли, когда один выпивоха вырубил хуком справа своего разгорячившегося собутыльника. Но большинству не требовалось и этого. Они самостоятельно возили носами, хоботами и прочими обонятельными органами по грязным столикам, едва ли осознавая, где находятся.

Медленно поворачивая головой то влево, то вправо, я выискивал знакомые лица, однако никого не видел. Остановившись у бара, уселся на табурет. Утомленный ночной сменой, бармен почти мгновенно материализовался рядом, интересуясь желаниями нового гостя в области питья. На разговоры с посторонними сил у меня не осталось, поэтому отмахнувшись, словно от насекомого, я заставил питейных дел мастера убраться восвояси, а сам развернулся к выходу и стал ждать.

Никаких признаков Занди или Эйтн не замечал, что было странно, ведь о времени все условились заранее. Могло ли произойти что-то, заставившее их обоих задержаться? Вдруг Эйтн не удалось отделаться от Гетта, или Занди, услышав об убийстве, наотрез отказался идти со мною в джунгли? Хотя оно маловероятно, но исключать такого поворота я все равно не стал.

Минуты текли, народ начинал потихоньку расползаться, а я нервничал все сильнее.

Чтобы не раздражать бармена, даже сделал заказ и теперь потягивал нечто под названием «Слеза паата» для поднятия, как сказал все тот же бармен, боевого духа. Вкус пойла оказался настолько же гадким, насколько отвратительным оно было на вид. Дав себе твердый зарок, что через две минуты я отправляюсь на поиски графа, вдруг увидел Изму, неторопливо пробирающегося в мою сторону.

– Что так долго? – спросил я, не особо заботясь о вежливости тона, когда лакей поравнялся со стойкой.

– Возникли некоторые трудности с…в общем, была причина, – не поднимая глаз, промямлил мект.

– Где он?

– На заднем дворе ждет. Сюда, через подсобку. Я провожу.

Прежде, чем уйти, я отсчитал за выпивку несколько кредиток и последовал за как всегда сгорбленным Измой, в проход, которым уже однажды воспользовался.

Он вывел меня во внутренний дворик, где обнаружился и Занди, замотанный в точно такую же, как у Измы не самую новую робу, больше похожую на образец военной экипировки для пехоты неопределенного грязно-зеленого цвета. На манер тюрбана, граф обматывал голову длинным серым шарфом, но увидев меня, остановился и молча кивнул.

– Что это на вас надето? – мой интерес был чисто академическим.

– Гораздо удобней для верховой езды, чем всякие мантии и прочие хламиды, – отозвался граф не в пример веселее, нежели я от него ожидал.

– А мы что, собираемся путешествовать верхом?

Но мои округлившиеся глаза и закономерный вопрос остались без ответа.

– Я готова, – из соседней двери появилась Эйтн. В охотничьем костюме защитного окраса она оставалась столь же неотразимой, как если бы на ней было бальное платье. Безупречна, как и всегда. И бластер с собой прихватила. В отличие от меня.

– Он сказал, были трудности? – спросил я, кивнув в сторону Измы. – Это потому мы не летим?

– Разве кто-то сказал, что мы не летим? – поинтересовался Занди с начинавшей уже бесить усмешкой.



Роман Титов

Отредактировано: 11.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться