Ремини. На кончиках пальцев

Размер шрифта: - +

Глава 4. За гранью

 

***

 

- Жуть какая, - Сашка флегматично жевал бутерброд с ветчиной и разглядывал моё творение, - До чего только не доводит фантазия заказчика.

Не большая жуть, чем та, которую я испытала минувшей ночью. Напряжённо поморгав, я потёрла веки, избавляясь от сонной пелены. Нет, не морок. Брат, как ни в чём не бывало, вальяжно развалился в кресле моей мастерской, поглощая незамысловатый завтрак.

- И пусть фантазирует на здоровье…- хмыкнув, я придирчиво осмотрела свою работу, но запнулась на полуслове.

От увиденного бросило в жар. Подскочив к барельефу, я опустилась на колени, не решаясь подползти ближе, словно он может меня забодать. Учитывая, что планшет стоял на полу, прислонившись рамой к стене, мы с Бафометом встретились лицом к… морде.

- Бред какой-то…

Профиля, над которым я корпела несколько дней подряд, как ни бывало. Белёсые глазницы рогатого идола смотрели в упор. Слегка исподлобья, будто их обладатель имел на меня свои планы. Может, накануне я не заметила, как изменила композицию? Задумалась настолько, что выпала из реальности на часок-другой?

 Со мной иногда такое происходит. Ухожу в себя слишком глубоко. Бывает, что выйдя в ближайший продуктовый, я обнаруживаю себя уже на другом конце улицы, а магазин остаётся далеко позади. Однажды Сашка попросил принести ему из кухни мешок с мусором, а я с отсутствующим видом притащила ему табурет.

- Лин, - тон Саши пропитался  укором, - ты вообще во сколько легла?

В груди шевельнулось раздражение, хоть как-то разбавив волну накатившей паники. Метаморфозы Бафомета резко отошли на второй план. Я обернулась и одарила брата язвительным взглядом.

- А ты?

Якобы простой встречный вопрос, и Саша вмиг напрягся, как натянута до упора струна.

 - Опять полночи за ноутбуком просидел? - не хватало ещё выболтать, что я была в его спальне, пока он разгуливал неизвестно где, - Глаза вон красные.

Поднявшись с пола, я отряхнула с колен глиняную пыль и поплелась на кухню. Проблемы следует разгребать по мере их поступления. В последнее время они валятся на меня в геометрической прогрессии. Это утро не стало исключением.  Уже походит на закономерность, мириться с которой я не собираюсь.

Я уверена лишь в одном. Всё противоестественное, что творится со мной, кусочки одной мозаики, которую мне предстоит собрать воедино. Самой. Спрашивать Сашку напрямую – что происходит – нет смысла. Если брат до сих пор не обмолвился о своих ночных вылазках, не расскажет и подавно. Этим мы с ним похожи. Упрямством. Зачастую и из меня клещами ничего не вытянешь.

Мобильный брата зазвонил в тот момент, когда я машинально запихивала в рот последний кусочек яичницы. Подскочив, Сашка едва не пролил на себя кофе, который до этого неспешно потягивал, и скрылся в коридоре.

- Вик, я понял что сегодня, - в приглушённом голосе из-за стены зазвучал непривычный холодок, - Да знаю, что бесполезно тянуть! Хорошо, я буду.

Уловив какую-то скрытую от глаз возню, я выглянула в прихожую. Сашка сосредоточенно натягивал пальто.

- У тебя же выходной!

- Я ненадолго, в клинике аврал.

- Что за Вика?

В ответ донёсся странный смешок.

-  Так, по работе.

Очередная из нескончаемого потока интернов? Обычно брат им номер мобильного не даёт. А эта в душу запала, что ли?

Кивнув на прощание, Саша выскочил на лестничную клетку. Вернувшись, смёл с тумбочки забытый сотовый. Попрощался снова. Непривычно рваные движения выдавали брата с головой. Что могло произойти в клинике, да и в работе ли вообще дело? Интуиция подсказывала, что мне набрехали.

На сборы удалось потратить около минуты. Я скользнула ногами в старые ботинки, натянула поверх серой толстовки ветровку и спрятала волосы под черной неприметной кепкой.

Вчера Саша сдал машину на техосмотр. Сегодня это сыграло мне на руку. Хотя следовать за братом попятам глупо и слишком рискованно. Тем более в век продвинутых технологий. Достаточно было включить на его сотовом геолокацию, что я и проделала вчера. Как оказалось, не зря.

Чутьё не подвело. Спустя минут сорок маячок, обозначавший Сашку, замер вовсе не рядом с клиникой стоматологии, куда, по его словам, он полетел сломя голову. Он остановился напротив районной общеобразовательной школы.

 

***

 

Я подоспела как раз вовремя - до слуха донёсся противный дребезжащий перезвон – символ свободы для любого школьника. Из распахнувшихся дверей хлынул разноцветный поток ребятни. Он орал, визжал, извивался, готовый сносить всё на своём пути, и рассыпался на более мелкие стайки.

Укрывшись за внушительным стволом тополя, я осторожно выглянула из своего укрытия. Сашка неподвижно стоял у забора, не ступая на территорию. И чего-то ждал. Когда двор почти опустел, недра учебного заведения выпустили припоздавшую компанию. В группке старшеклассниц особо выделялась одна.

Броский макияж, за которым не разглядеть истинные черты лица, ярко-красная, в тон помады, куртка, чересчур лёгкая для повисшей над городом непогоды, и короткая чёрная юбка. Стройные ножки, упакованные в сапоги на высоком каблуке, бодро чеканили шаг. На ходу она ловко выдернула из собранных на макушке волос длинную посеребрённую заколку. Волна светло-русых прядей эффектно рассыпалась по плечам и укрыла лопатки.

Ещё несколько лет назад, во времена моей учёбы в школе, учитель  на порог бы не пустил в таком виде. Однажды меня с позором отправили в туалетную комнату смывать боевой раскрас, когда я явилась с щедро подведёнными глазами. В дневнике, который я храню до сих пор, красными чернилами размашисто значилось  - «Пришла в школу, размалёванная как кукла!».



Нина Кова

Отредактировано: 02.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться