Ремини. На кончиках пальцев

Размер шрифта: - +

Глава 5. Словно белый дым

 

***

Несмотря на погожее утро и непривычно яркое солнце, Обводный канал угнетал. Набережная пустовала. Горожане недолюбливают это место. Приезжие вообще не суются. Не на что здесь смотреть.

Более точных ориентиров мне не дали. Оставалось просто шагать вперёд в надежде не упустить хоть какую-то зацепку. По обеим сторонам заточённой в камень водной змеи тянулись старые кирпичные здания складов и офисов, действующих шиномонтажек и заброшенных заводов.  Из-за облупленной стены здания довоенной постройки вынырнула махина газгольдера, похожая на средневековую башню.  И едва она осталась позади, я начала чувствовать это. 

Густые запахи воды и тины резко заглушил другой, которым я могла бы дышать часами, и которому неоткуда было здесь взяться. Ноздри нервно затрепетали. Я с жадностью вдохнула аромат свежезамешанной мокрой глины.

Злобный порыв ветра, и он улетучился, чтобы в следующий миг вновь окутать незримым облаком. Перебежав на другую сторону канала через ближайший мост, я продолжала идти на такой родной запах. Он словно опутал запястья невидимыми нитями и настойчиво тянул вперёд, через дорогу, к ломаной линии жилых домов, сквозь дыру облезлой арки в унылый обшарпанный дворик грязно-охровой пятиэтажки. Мимо колючих кустов шиповника, детской площадки и низкого заборчика, ограждающего клумбы, у которого был припаркована чёрная иномарка.

Наткнуться здесь на Роллс Ройс Фантом само по себе странно. Черная махина влажно блестела в лучах солнца, будто только что покинула автомойку, всем своим видом подчёркивая, что ей здесь не место.

В кармане завибрировал мобильный, когда аромат глины довёл меня до железной двери третьей парадной. Та хмуро клацала, повинуясь порывам сквозняка, хотя рядом красовалась панель домофона. Явно нерабочая.  

Звонил Сашка. Теперь не вовремя он. Я не могу развернуться просто так, когда почти достигла цели. В том, что это именно так, я не сомневалась. На раздумья хватило пары секунд. Палец ударил по кнопке сброса.  Поставив сотовый на беззвучный режим, я крадучись проскользнула в темноту парадной.

Узкие ступеньки, истоптанные тысячами ног, сделали их края покатыми. Пятки подвисали в воздухе, пока я оставляла за спиной пролёт за пролётом. В одном я ошиблась – в неказистом здании не жили. Его отдали под офисные помещения. Тут и там висели указатели и таблички с названиями разношёрстных фирм.

Дверь, к которой меня привели инстинкты, унылая и молящая о покраске, ничем не отличалась от других. Ничем, кроме того, что таблички на ней не висело. И она была приоткрыта. Кольнула закономерная мысль – меня здесь явно ждали.

Напротив, в конце короткого тёмного коридорчика, висел плотный занавес, из-под которого пробивался ненавязчивый свет. Стараясь ступать бесшумно, я откинула край тяжёлой портьеры и ступила в довольно просторную комнату. Секунды хватило, чтобы осознать, куда я попала.

Округлый стол, на который взгляд упал в первую очередь,  усеивали хрустальные шары разных диаметров и россыпь мелких разноцветных камней. Среди пёстрого многообразия особо выделялась увесистая фигурка Будды по правую руку от восседавшей на стуле с высокой резной спинкой гадалки, и бронзовая китайская жаба по левую.

Над её головой на обоях насыщенного бордового цвета переливалась позолотой остроконечная пентаграмма. Символ, испещрённый гравировкой заклинаний, окружали разномастные иконы, с которых умиротворённо взирали лики святых. В наше время особо ценят многофункциональных специалистов.

Хозяйка кабинета, многозначительно поджав губы, швыряла на расстеленный платок чёрного атласа карты. Расклад рос так же быстро, как и надежда в выцветших глазах щуплой старушки напротив.

Мне бы развернуться и уйти восвояси, но подошвы ботинок приросли к полу. Воздух пропитался едким дымом похлеще любой кальянной, однако в нос почему-то бил запах мокрой глины, будто я оказалась посреди мастерской скульптора, припорошенной каолином и вспышками вдохновения, а не в святая святых второсортного экстрасенса.

Растерянный взгляд ощупал плотно задёрнутые бархатные портьеры, лоснящиеся в отблесках десятков свечей, скользнул по очертаниям книжного стеллажа, набитого эзотерической макулатурой под завязку,  и споткнулся о чей-то силуэт в глубине комнаты. Он практически сливался с полумраком. Я бы вообще его не заметила, если бы не резавший глаза накрахмаленный воротник белоснежной сорочки.

В отличие от двух женщин незнакомец отреагировал на моё появление. Меня лениво поманили пальцем. Будто подбадривая меня, вспыхнул и, тлея, вновь погас уголёк сигареты.

Лёгкие окончательно попали в плен насыщенного аромата мокрой глины. Теперь я была уверена – это запах грязно-серого дыма. Плотные клубы хищно изгибались, зависая в полумраке помещения,  и медленно оседали под ноги, словно осенний туман.

Нещадно сминая вспотевшими ладонями ремешки рюкзака, я остановилась на расстоянии вытянутой руки от незнакомца. На первый взгляд ему было до сорока. Взгляд мельком зацепил начищенные до блеска туфли, классический чёрный тренч и брюки, рассечённые  идеальными стрелками. В чопорный облик никак не вписывался дешёвый пёстрый браслет, бусины которого ловко перебирали длинные смуглые пальцы. Такие полюбило бы фортепьяно. 

Он походил на коршуна. На засевшего в засаде хищника, который неспешно примеривается, выжидая момент для прыжка.

Бычок вспыхнул синеватым пламенем и окончательно умер в паре миллиметров от фильтра оттенка запёкшейся крови. Сквозь поредевшую пелену дыма тут же проникло зловоние, которого я не чувствовала ещё мгновение назад. Непроизвольно захотелось задержать дыхание. Так могло нести разве что от пожирающей склоны вулкана лавы. Тухлыми яйцами. Сероводородом.

Прекратив забавляться с браслетом, мужчина поморщился и скользнул пальцами в карман тренча. Клацнул замок, и мне протянули  распахнутый кожаный портсигар.



Нина Кова

Отредактировано: 02.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться