Реминисценция

Размер шрифта: - +

Глава 14 - Инквизитор.

«Любовь - как дерево; она вырастает сама собой, пускает глубоко корни во все наше существо и нередко продолжает зеленеть и цвести даже на развалинах нашего сердца». - В. Гюго.

 

 - Что было потом? – спросил я. Ада лежала у меня на груди и поглаживала меня своей рукой по лицу.

 - Мы бежали. За сотни километров от того места. – Она подняла голову, и заглянула мне в глаза. – Нам пришлось это сделать, ты понимаешь. Мы поселились в каком-то недавно построенном городе. Все люди там были приезжими, незнакомыми, и все охотно знакомились друг с другом. Каждый день приезжали новые семьи и молодожены. Сначала мы жили недалеко в лесу, но потом Элеонора охмурила одного помещика, и они сыграли свадьбу. Вскоре мы стали жить в большом и богатом доме.

Я стал чувствовать голод. Мне захотелось крови. Я закрыл глаза и откинув голову на подушку, издал тихий стон. Ада приподнялась на локте, и ухмыльнулась, глядя на меня.

 - Ты недостаточно окреп для охоты. Но думаю, сегодня вечером мы сможем устроить себе небольшой пир. – Она лукаво смотрела на мои подрагивающие губы.  – Ну, если не пир, то великолепный ужин точно. А пока…

Ада встала, и, обернувшись в одеяло, пошла в сторону холодильника. Я остался лежать в кровати, которая пару секунд назад была теплой. Хоть я и не чувствовал холода, по мне побежали мурашки. Я удивился.

Она достала какую-то трех литровую банку, как я понял наполовину наполненную кровью. Налив две большие кружки, она вернулась ко мне. Я опасливо принюхался, и понял, что это действительно кровь. Обхватив двумя руками кружку, я стал, жадно глотая, пить. Вкус был другой, это была нечеловеческая кровь. Ада тоже отпила из кружки и поставила ее на пол. Выпив все до дна, я облизнул губы и позволил себе расслабиться.

 - Что это было? – спросил я, помогая Аде забраться обратно в постель.

 - Иногда нам приходилось пить кровь у различных домашних животных. Лично мне больше нравится пить кровь у крупно рогатого скота, например у коров. Некоторые люди доят их, что бы получить молоко, а я подоила их на предмет крови. Тебе понравилось? – вопросительно посмотрела она на меня.

 - Довольно не плохо. Но как… Где ты ее достала?

 - Много будешь знать, - Ада ущипнула меня под одеялом, - скоро состаришься.

 - Благодаря тебе, мне это не грозит. – Скептически заметил я.

Ада мне скорчила рожицу, правда я не понял, что она означает.

 - Ты расскажешь, что было дальше? Или это все?

 - Нет, не все. Мы просто стали жить какое-то время. Кристина залечила свои раны, но там остались маленькие шрамы, поэтому она больше не щеголяла своими обнаженными плечиками. Все как-то вернулось в обычное русло. Мы стали потихоньку забывать об Изольде. Но мы по-прежнему ждали, что за нами будут охотиться. Но оказалось, что опасность нас поджидала с другой стороны.

 

*        *        *

 

 - Какая сильная сегодня гроза – заметила Ева, после оглушающего раската грома.  – Поскорее бы Анжелина вернулась домой.

 - И что все так вдруг захотели поскорее замуж выбежать? – невозмутимо спросила Кристина, в ее голосе чувствовались нотки презрения.

Мы сидели в уютной и теплой комнате второго этажа, и занимались своими любимыми делами. Ева рисовала на полотне сказочные пейзажи, Таша что-то вязала, я читала книгу, а Кристина, не зная чем себя занять, разглагольствовала и развлекала нас. Но на самом деле, конечно же мешала, иногда нам так хотелось тишины… Вот уже год как мы живем в этом доме, в тепле и уюте. Молодожены отдали нам весь второй этаж в наше распоряжение. С Элеонорой мы виделись теперь только за ужином или обедом. Завтрак ей приносил в постель муж. Волей-неволей мы отдалились друг от друга, хотя знали, что она всего лишь этажом ниже. Теперь она была хозяйкой и верной женой. Какая уж теперь из нее ведьма. Иногда она забегала к нам ненадолго. Так, раз в недельку забежит, посидит часок, спросит как у нас дела и обратно к своему любимому. Скоро, наверное, уже будем нянчить малышей. Хорошо, если это будет девочка, было бы кем заняться, учить и передать силы.

Каждая из нас пыталась найти себя. Анжелина, вслед за сестрой решила во чтобы то ни стало выскочить замуж. Никто уже не верил в любовь, все хотели забыться, уйти от прошлого, начать что-то новое. Поэтому она старалась, как можно больше времени проводить в компании с именитыми мужчинами, надеясь, что ее кто-то заметит. Ее замечали, да, но сразу распускали руки. Анжелина умела за себя постоять, и поэтому если кто-то решил позволить себе лишнего, то его потом неделю или две никто не видел. Мало ли что могло с человеком случиться, болезнь, семейные неудачи, кошмары или еще что. Вот и сейчас Анжелина пропадала на каком-то балу, привлекая внимание молодых и перспективных, а главное потенциальных красавчиков-мужей.

Ева, что бы совсем не скиснуть от безделья открыла художественную мастерскую, и рисовала портреты на заказ. И не плохо за это получала. Правда, многие опасались художников, считая, что они, рисуя портрет, отнимают душу.

Мы с Ташей открыли свою аптеку, и занимались сбором лекарственных трав. А Кристина, была одновременно везде. То убежит вместе с Анжелиной на очередной бал, то уйдет с нами в лес за травами и потеряется часа на три, а потом выйдет оттуда с букетиком цветом, веночком на голове, довольная и беззаботная. А иногда, проходит весь день с Евой, делая наброски клиентов, правда как говорила Ева, Кристина больше мешается, чем помогает. Лично я сомневалась, что она знает, что такое мольберт.

С улицы раздался еще один оглушительный раскат грома.

 - Анжелина, что ли там бушует? – отрываясь от книги, сказала я, глядя на окно.



Ирина Железная

Отредактировано: 15.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться