Ренессансные и средневековые новеллы

Размер шрифта: - +

Домашнее обучение

Асканио Сфорца поправил свое кардинальское одеяние. Ему всего двадцать восемь лет, и ему выпала почетная возможность позаниматься изящными науками с маленькой дочкой его коллеги, вице-канцлера Папской курии - кардинала Родриго Борджиа. Лукреция - так звали девочку - была незаконнорожденной, но при этом весьма обеспеченной юною особой. Ее содержали в чистоте и холили да лелеяли. Асканио сегодня будет представлен маленькой Лукреции, и он ждал от себя большой отвественности, ведь воспитывать кардинальское дитя ему придется много лет. Он будет наблюдать, как девочка растет. Он будет учить ее литературе, математике, латыни и основам теологии. Кардинал Асканио Сфорца готовился к этим урокам, как к казни. Он знал, что детское сердце подвержено всему новому, и готовил интересную для Лукреции программу.

Асканио держал в руках несколько книг и исписанных его мелким почерком одиночных страниц, пожелтевших от времени. В то время купить хорошую бумагу было дорого, посему Асканио использовал старые листы. Асканио глубоко вздохнул и шагнул в гостеприимно открытую дверь. За дверью обретался сам кардинал Родриго Борджиа, в таком же облачении, как и сам кардинал Сфорца.

- Заходите, кардинал Сфорца. Мы вам рады. - сказал кардинал Борджиа.

- Приветствую вас, кардинал Борджиа. - сказал Асканио. - Но где же моя юная ученица?

- Вот она. Лукреция, познакомься, это кардинал Асканио Сфорца, он будет учить тебя наукам. - сказал Родриго Борджиа, подводя к Асканио маленькую девочку с длинными вьющимися светлыми волосами.

Одета девочка была в детское беленькое платье. 

- Меня зовут Лукреция. - сказала тихим голосом девчушка.

- Кардинал Асканио Сфорца. - представился Асканио и слегка поклонился.

Лукреция протянула молодому кардиналу для пожатия свою маленькую ручку. Асканио пожал ее и удивился, какая она теплая.

Начался первый урок. Кардинал Асканио и Лукреция сидели за большим письменным столом, и Лукреция, уже умевшая бегло читать, с интересом проговаривала латинские дифтонги. Кардинал одобрительно кивал, и девочка продолжала. Затем была очередь математики, и Асканио дал Лукреции несколько простейших заданий, которые девочка с успехом выполнила. Лукреция была очень способной ученицею.

Лукреция любила играть, и играла с кардиналом в прятки. Она сказала ему считать, и принялась прятаться. Сфорца стоял с закрытыми глазами и считал.

- Пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, восемнадцать, девятнадцать, двадцать. Я иду искать. - сказал кардинал, и принялся за поиски.

Откуда-то раздавалось хихиканье Лукреции.

Кардинал поискал везде: открыл тяжелую дверцу шкафа, посмотрел за глобусом, за столом, приподнял стулья и никак не мог найти Лукрецию. Но вдруг он заметил шевеление за шторами. Приподнял одну из красно-золотых штор, и увидел смеющуюся Лукрецию.

- Я нашел тебя. - возвестил кардинал Сфорца.

Лукреция нежно улыбнулась.

- Вы хорошо играете в прятки. Теперь вы прячьтесь, а я буду считать. - сказала Лукреция.

Кардинал Сфорца повиновался. Лукреция закрыла глазки и считала. 

- Девятнадцать, десятнадцать! Ой, двадцать. Я иду искать! - с жаром сказала Лукреция, и принялась бродить по комнате в поисках кардинала.

Сфорца обнаружился за креслом. Лукреция довольно улыбнулась и захлопала в ладоши.

- Я вас нашла! - заулыбалась она.

Так они еще много играли в разные игры. А потом учились. 

Однажды кардинал Сфорца пришел с морозной улицы, отряхивая снежинки со своего плаща. Лукреция уже ждала его - в сереньком платье с серебристыми вставками, девочка походила на маленького ангелочка. 

- Привет, кардинал Сфорца. - помахала рукой она.

- Здравствуй, Лукреция. - сказал Асканио.

- Приступим к учению? - сказала девочка.

- Да, пожалуй. - ответил Асканио.

- Ой, кардинал, а у вас снежинки в волосах. - указала пальчиком Лукреция.

- Да, я знаю. - ухмыльнулся Асканио Сфорца.

И они принялись за уроки. Лукреция бойко продекламировала латинский стих, и Асканио поставил своей блестящей ученице наивысшую оценку. 

Между тем, шло время. Лукреции было уже десять лет, а кардинал Сфорца - тридцать три. Перейдя тридцатилетний рубеж, он вспоминал себя, когда был моложе, и диву давался - он сам заметил, как изменился. Стал более сдержанным и рациональным. Более спокойным и благодушным. Особенно хорошо относился он к Лукреции, которая была лучиком света в его серых буднях.

Лукреция, с отросшими до пояса волосами, стояла в дверном проеме, ожидая прихода кардинала Асканио. Вот и он явился. Лукреция присела в грациозном поклоне, которому ее научил учитель танцев.

Асканио наклонил голову.

Лукреция посчитала все примеры правильно, доказала все теоремы, рассказала о прочитанных ею книгах с литературной точки зрения, прочитала почти наизусть цитаты из Фомы Аквинского и довольно продекламировала знаменитую часть "Метаморфоз" Овидия. Асканио удивлялся, насколько хорошая у него ученица. Лукреция относилась к науке с удвоенным рвением, и даже просила что-то превыше программы, что Асканио всегда ей предоставлял.

И вот однажды Лукреция заговорщицки сказала Асканио вот что:

- Вы мой самый-самый лучший друг, кардинал Сфорца. 

- Я тоже считаю тебя лучшим другом. - ответил Асканио, и Лукреция довольно заулыбалась.

Когда Лукреции было уже тринадцать, Асканио начал замечать, что из девочки она превращается в хорошенькую девушку. У нее уже наметилась грудь, платья стали более взрослыми, и подросла его подопечная изрядно. Щеки Лукреции то и дело вспыхивали, когда руки Асканио и ее самой оказывались в непосредственной близости.

Лукреция сосредоточенно писала контрольную работу. Асканио рядом с ней. Внезапно Лукреция подняла взор на Асканио. Посмотрела на него долгим взглядом. И вернулась к своей исключительно важной работе. Асканио покраснел, ведь ему начинала нравиться Лукреция.



Lenniella

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться