Реон — губитель низших

Размер шрифта: - +

Глава 5. Собрание бунтовщиков.

   Ранним утром следующего дня всех причастных согнали на собрание.

— Итак, что вы думаете об этом? — голос одного из Старших, как их называли в народе, гулко разнёсся по помещению.

Хотя сложно назвать подобное помещением, скорее просторным подвалом с пятью креслами. Эмма стояла за спиной русоволосого мужчины и ждала. Ждала, когда это собрание закончится, ждала указаний главных мятежников, ждала когда, наконец, покинет это место. Деньги, которые они получат, мужчины уже обсудили, сейчас же должна пойти речь о том, как придётся действовать Нильсон.

— Прежде всего, обстоятельства складываются крайне удачно для нас. Этой возможностью мы обязаны воспользоваться на все сто. Эмма, — при упоминании своего имени, она подняла голову и посмотрела на говорившего, Карла, одного из средних, помощника Лидера. — Твоя задача — передавать любую информацию, связанную с действиями этого Магнуса нам. Всю, что имеет какую-либо ценность.

«А что, по-вашему, важно?» — пронёсся язвительный ответ в мыслях Нильсон-младшей. Но памятуя, чем закончился прошлый раз, она лишь сдержанно кивнула. Среди этих людей она даже меньше, чем никто. Марионетка, кукла в их руках, через которую они могут действовать.

В то время, как девушка погружалась в свои мысли, мужчины яростно спорили и что-то упорно доказывали друг другу, всё повышая и повышая голоса.

— Но за ней может быть слежка, — встрял другой средний, Ян Хольм.

— Она должна будет действовать аккуратно и осмотрительно , — Карл Берг флегматично пожал плечами, мысленно потирая руки.

— Это в любом случае опасно. Ей придётся постоянно находиться рядом с теми , кто легко способен что-либо заподозрить, если подозрения до сих пор не возникли. Не странно ли, что девушка, которая четыре года почти не пересекалась с семьей, резко начнёт каждую неделю связываться с ними? — резонно возразил еще один помощник Лидера, Том Линд, тоже из средних.

Прекратите спор, — собирающегося что-то сказать Карла остановил спокойный голос Лидера, Ганса Яммесона. — Эмма уже согласилась, и я сомневаюсь, что ей позволят передумать. Однако, Берг прав, ты должна оповещать нас о важном. Но лучше всего один раз, и перед концом испытательного срока, — на последних словах, Яммесон усмехнулся. Он тоже понимал, чем всё это кончится для девушки и был расстроен — всё же дочь хорошего друга…

Победная улыбка заиграла на лице Карла. Он давно соперничал с Яном за доверие Лидера, и ему было приятно, что его признали правым.

Лидер, — приятный баритон Оливера Нильсона прозвучал несколько глухо и раздраженно. Мужчина понимающе кивнул и махом руки дал понять, что разговор состоится позже.

Собрание окончено. Расходитесь, — отдал приказ Ганс и дождавшись, когда все, включая Эмму, покинут помещение, произнёс:

— Ты и без меня прекрасно понимаешь, что это значит для неё.

— Ганс… Я не могу потерять вторую дочь! Не могу, понимаешь!? Я поклялся жене, что позабочусь об Эмме, что её участие во всём этом мероприятии не закончится смертью! — мужчина обеими руками схватился за голову и устало вздохнул. В этот момент и без того немолодой Оливер Нильсон буквально на глазах постарел еще лет на десять. На лбу залегла складка, у глаз стали заметны морщины, а черты лица заострились, и вся его сгорбившаяся фигура осунулась и сжалась. Сейчас, всегда спокойный и холодный, он не мог себя более сдерживать. — Что мне делать?

— Я не дам ей умереть. Она, уверен, будет в мэрии, и во время суматохи, наши уведут её в безопасное место. Если у нас ничего не получится… На Приграничье есть городок, Ардам. Там живет мой хороший друг, я попрошу приютить Эмму, и она начнёт новую жизнь. Будет в безопасности. Обязательно, — Лидер повстанцев мягко положил руку на плечо старого друга. Он понимал его.

— Спасибо… — прошептал Нильсон, прикрывая глаза. «Если ничего не получится…» — значит, он тоже сомневается. Но они должны попробовать.

***



Он так от всего этого устал. Продумывание плана восстания, создание системы связных, организация всех человеческих ресурсов, их агитация, тайное распространение, попытки протолкнуть своих людей хотя бы на мелкие должности, чтобы добыть больше информации, избавление от потенциальных предателей и шпионов, ведь таковые имеются всегда. Ещё и терпеть всё своё окружение, так и заглядывающее ему в рот и кивающее, будто китайские болванчики, чтобы получить одобрение.

     Слишком тяжело в преклонном возрасте сохранять остаточную энергичность, быть всё таким же жёстким и непрошибаемым на вид. Организовывать хоть какое-то вооружение для пустоголовых масс работяг.

     Его «Опора», в сущности, не способна самостоятельно провернуть подобное, если его внезапно не станет. А значит, ради великой цели, ради того, чтобы сбросить зажравшихся скотов, он должен держаться, ибо только грандиозный прорыв способен сбросить имеющуюся систему.

Она уже давно служит единицам, но не народу. Все эти политики, государственные деятели, работники массовой коммуникации, радиовещания, учителя, все они твердят одно и то же: "Стабильность это лучшее, что у нас есть. Только государство способно подарить нам мир и покой, требуя лишь вашей работоспособности и преданности взамен".

 

   Сквозь массу пропаганды жалкие умы не могут понять того, что потеряли. Их личности попросту размыты, а способность мыслить давно испарилась, подобно первым каплям дождя в жаркий летний день. Но, излишнее мышление от масс как раз-таки и не требуется.



Марк Стаффорд

Отредактировано: 06.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться