Репетитор

Размер шрифта: - +

IV

- Ну, как тебе мальчик?

- Да ничего, вроде.

Лиза поправляет свою излюбленную джинсовую куртку, осматривается в зеркале и на прощание говорит матери:

- Я позвоню тебе, когда закончу занятия.

- Ладно, буду ждать. Ой-ой-ой, дочь, пока не клади трубку.

- Что?

- Если вдруг, скажи, что берешь две тысячи…

Лиза поспешно нажала на красную кнопку с громким смешком, означающим для матери провал.

У Лизы было достаточно смелости, слишком много сарказма, но мало наглости. Именно такой наглости, когда прямо заявляешь, сколько собираешься брать за занятия, тем более когда цена завышена и когда это твой первый опыт. И еще не известно, увенчается ли он успехом.

Она засыпает в дороге под тихую музыку любимых иностранных исполнителей. Кажется, она совсем не слушает русскую, современную, музыку. Друзья часто говорили ей, что так она извергает густую массу пафоса, пренебрегая отечественными исполнителями. Похоже, некоторые люди не знают, что такое вкус и почему он не совпадает со вкусами других обладателей.

Лиза была точно уверена в маршруте. Вообще, у нее не слишком прочная память на людей, на какие-нибудь места… Ей просто не хотелось запоминать такие детали. Но эту новостройку, выкрашенную в яркие цвета, она запомнила, кажется, теперь надолго.

Постоянно поправляя длинные волнистые волосы, Лиза направляется к подъезду. У входа она увидела пару-тройку парней, среди которых был и Миша.

Лиза почему-то остановилась, как будто ее мозг резко переставал отдавать команды телу. Но потом она возобновила движение, но только уже неспешное и осторожное.

Миша украдкой взглянул на нее, но, когда узнал, вырвался из оживленного разговора. Его друзья заметили это и тоже обратили внимание на Лизу, которая, к слову сказать, но чувствовала себя смущенной. Она лишь подумала на секунду: « Как будто впервые девушку увидели, сосунки».

Лизу неожиданно охватывает нежными объятиями легкость. Она сунула руки в карманы на джинсах «бойфрендах», глядя на парней с выражением в глазах типа: « Даже и не думайте, дорогие».

Миша поспешно подбегает к ней.

- Здравствуйте, - тихонько говорит он.

- Узнал? – Она наконец отводит лукавый взгляд от парней к Мише. – Привет. Идем или мне придется учить и твоих друзей?

Она нарочито повышает голову, выпрямляется и с легким вызовом приподнимает подбородок, как бы остерегая ребят, что такими уж голодными глазами на нее смотреть не стоит.

Лизе Некрасовой было двадцать три года, в мае, кстати, ей исполнится двадцать четыре. Но никто не мог угадать ее возраст. Некоторые прикидывали, что ей не более 18-19, а некоторые и вовсе двадцать пять давали – «слишком уж взгляд мудрый и умный».

Видимо, и ребята оказались в замешательстве.

- Да, пойдемте, конечно, - смущенно заговорил Миша, сделав первые шаги на пути к входу, - я просто…просто…

- Твои дела, - отрезала она на выдохе. Когда они проходили мимо парней, с которыми Миша попрощался довольно сухо, она бросила им такой взгляд, словно она была какой-то куртизанкой. Она любила прикидываться обольстительницей. Ей нравилось бросать мужчинам пылкие взгляды, подмигивать им, улыбаться. Ей просто нравилось наблюдать за их реакцией. Внутри себя она разражалась каким-то сардоническим смехом и думала: « Жалкие животные, вечно голодные и готовые наброситься на любой кусок мяса».

К слову сказать, Лиза была очень даже привлекательна. Белизна ее кожи прекрасно сочеталась с ее большими кристально-серыми глазами, прямым носом и слегка мясистым кончиком, тонкими, идеально очерченными, губами. У нее была такая особенная красота, что пару раз она получала приглашения на фотосессии и даже модельные кастинги.

Но к этому Лиза была совершенно равнодушна.

Ни в детстве, ни в подростковом возрасте, и уж особенно сейчас, она не горела этим розовым огнем быть на обложке глянцевых журналов, ходить по подиуму (что бы прекрасно получилось с ее длинными ногами) или сниматься в рекламах помад и туши. У нее была одна мечта – жить одной где-нибудь в деревушке Англии, целыми днями читать книги, а по вечерам выезжать в город, чтобы поужинать в ресторане и, конечно, выпить вина.

Но был еще один пункт (пункт типичных «женских» грез), к которому она относилась с такой же бесстрастностью – любовь.

Она никогда не была влюблена. Да, это даже жалко звучит, ведь как скучна жизнь человеческая без этого прекрасного чувства! Но, увы, Лиза никогда не стремилась его познать. Глядя на романы одногруппниц, на гуляющих парочек по улицам и паркам, фотографии целующихся влюбленных – Лиза не изнывала от тоски, не стонала от зависти и не впадала в эти лихорадочные поиски «второй», так называемой, «половинки».

Да, она всегда была предметом мужского внимания – без их долгих взглядов ни одна поездка в автобусе, ни одна прогулка, ни обед в кафе - не обходились.

Пока они, мужчины, воспринимали ее взгляды как ответную реакцию, Лиза развлекалась. Она была не из тех женщин, кто крутит романы с противоположным полом либо из корыстной выгоды, либо из сексуальной выгоды, либо из-за простой скуки.

Она просто забавлялась, очаровывая мужчин, а потом резко разочаровывать их – сменять улыбку на сердито сдвинутые брови.

Вообще-то, у нее были отношения – так, пару-тройку раз. Но все они были каким-то сухими, скучными, бесцветными.

Лиза была уверена, что если любовь придет – она поразит ее ядовитой стрелой.

И тогда она ее почувствует.

А пока…

Пока она улыбается этим малолетним «Дон-Жуанам» и направляется в сопровождении своего юного «кавалера» в его квартиру. Она даже испустила смешок, который Миша пропустил мимо ушей.



Юлия Савагарина

Отредактировано: 01.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться