Репетитор

Размер шрифта: - +

VIII

«Четверг» - странно, но с этой мыслью Миша оторвал голову от подушки, широко раскрыв глаза. Он не помнил, что ему снилось (как обычно), но помнил ощущения, которые он испытывал, пока спал.

Удивляясь собственной бодрости и хорошем настроении, заключавшемся в безудержном желании улыбаться без всяких явных причин, Миша отправился в школу пешком.

Миша любил, даже обожал делиться своим настроением с другими. На уроках он был активен, с друзьями улыбчив и шутлив, а с Ксюшей необычайно нежен. И он не понимал, откуда родилось это счастье. Что было особенного в этом четверге?

Ну, уж точно не тот факт, что сегодня занятия с Елизаветой Викторовной.

 

О том, что у Миши репетитор – Ксюша знала, он ей сказал. Однако о деталях умолчал, да и сама Ксюша интерес не проявляла. Ей самой нужно было погрузиться в поиск помощника по подготовке к литературе.

Миша бежал со школы. Он буквально бежал. Какая-то сила отрывала его от земли и несла домой.

Миша пренебрег трамваем, предположив, что собственными ногами он доберется намного быстрее.

Неважно, кто в этой маленькой гонке победил, но домой он добрался сравнительно быстро. Мать, которую звали, кстати бы сказать, Эвелина Эдуардовна, удивилась его раннему приходу.

- Урока какого не было? – Она готовила на кухне, судя по запаху, запеканку из брокколи.

- Все было, - тяжело дыша, отрывисто сказал Миша, стаскивая на ходу туфли.

- А что так скоро? – Она вышла из кухни, вытирая руки о фартук.

- Бежал просто.

- Отчего это? – Она всплеснула руками. – Что, к Лешке собрался, опять в эти ваши игрушки играть, время зря тратить?

Миша остановился на полпути, уронил голову, издал смешок, а потом быстро подпрыгнул к матери и, взяв ее лицо в ладони, чмокнул в щеку.

- Мам, отдыхай.

Потом он, улыбнувшись ей, скрылся в своей комнате, осыпав своей волшебной пыльцой и мать.

 

 

У нее слегка ныла спина и болели плечи. Кажется, что она в университет носила пустой портфель, а сегодня ей казалось, словно она тащит кирпичи на себе.

Утром она распечатала некоторые КИМы, которые достала на официальном сайте ФИПИ. И заодно несколько страниц полезных идиом и устойчивых фраз. Их Мише придется учить.

Застряв в небольшой пробке на «Стрелке», Лиза воспользовалась временем, чтобы зайти в социальную сеть. Три сообщения от Вити. Она лишь усмехнулась и даже не прочитала.

Ее раздражали пробки. Она никогда не понимала, отчего это происходит, если причина не авария или ремонт дорог. Ее спасала музыка в таких ситуациях, иначе она могла просто позвонить матери и начать жаловаться просто так.

Наконец добравшись до дома Миши, она набрала его домофон. Ответила Эвелина Эдуардовна.

- Проходите, Елизавета Викторовна.

Дверь открылась. Она вошла и, заметив, что лифт как раз спускается, радостно шагнула к нему. Дверцы отворились, и Лиза столкнулась взглядом с единственной девушкой, стоявшей в кабинке. У нее были большие темные глаза, пышные курчавые волосы и словно бы испуганный взгляд.

Они обменялись местами. Лиза, нажав на кнопку, еще смотрела вслед уходящей особе. Вдруг ей в голову ударила та самая фотография, на которой Миша был со своей девушкой.

Лиза улыбнулась одним уголком губы. Ах, вот как выглядит обладательница Мишиного сердца! Что ж, недурно, недурно…

«Наверное, она такой же Книжный Червь как и он», - подумала Лиза, поднимаясь на нужный ей этаж.

Дверь ей отворила, конечно, Эвелина. Она справилась о ее состоянии и, конечно, настрое на сегодняшнее занятие.

- Надеюсь, оно будет продуктивным.

- К этому и нужно стремиться, - кивнула мать, уже, видимо, закончив приготовление блюда. Переведя дух, она пожелала. – Успехов. Он сегодня в отличном настроении, надеюсь, это пойдет вам обоим на руку.

- Я тоже, - вежливо ответила Лиза, с улыбкой кивнула матери и направилась в комнату Миши. Постучав костяшкой указательного пальца, она прислонилась ухом к двери, а потом громко сказала:

- Михаил, к вам на прием по записи, вы свободны?

Дверь открылась молниеносно. Миша с улыбкой поздоровался с ней, волнительно и порывисто дыша.

- Как дела-то у тебя, ковбой? – Спросила Лиза, озаренная его улыбкой. Она стащила с себя портфель, положив его рядом с кроватью на ковер.

- У меня… о, нет, что вы, подайте. – Она быстро кинулся к портфелю, чтобы положить его на кровать. – Вот… У меня отлично дела. А у вас?

- Жива и ладно, - выдохнула она, потом, встретившись с ним глазами, широко улыбнулась, потому что чувствовала, что не может противостоять той энергии, которую он невольно передает ей. – Пока с тобой не виделись, откопала столько клада, столько откопала… Сейчас Дедушка Мороз покажет подарочки Михаилу…

- Андреевичу.

- Да, именно так. – Лиза села на край кровати, открыла портфель и принялась доставать оттуда бумаги, упакованные в файлы и папки. Потом она стала объяснять, что это такое и как ему с этим работать.

- И, вот тебе задание – вот в этой папке, желтенькой, то, что тебе нужно выучить прямо на зубок. Ну-ка, рот открой, да, вот, именно на этот зуб. Закрывай, я шутила. Вот, я все это тебе дарю. Но не для того, чтобы ты это закинул в глубь шкафа, сжег или сдал на макулатуру. Работай, сынок, и работай так, чтобы кипели мозги. Как только почувствуешь это – ты все делаешь правильно.

Потом они начали решать тесты. Исходя их этого, Лиза учитывала, что Миша знает нормально, хорошо, а что плохо или не знает вообще.

В ходе работы она делала пометки в ежедневнике (том самом, который ей еще на школьном выпускном директор подарил).

- Как у тебя дела-то в школе? – Спросила вдруг Лиза с искренней заботой в голосе, которой даже она сама удивилась.



Юлия Савагарина

Отредактировано: 01.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться