Репортаж из другого мира.

Глава вторая. Всякие внезапности, или из огня да в полымя.

Глава вторая. Всякие внезапности, или из огня да в полымя.

 

 

Время, оставшееся до так называемого ритуала очищения, пролетело на мой взгляд слишком быстро, хотя особым разнообразием не отличалось. Иногда в нашу юрту заходили орки, бесцеремонно рассматривая нас и негромко переговариваясь, отчего я чувствовала себя не слишком ценной вещью, выставленной на продажу где-нибудь на блошином рынке. Мерзкое такое чувство, пробуждающее где-то в потаенных уголках души нечто сокровенное, темное, - то, что в цивилизованном обществе принято скрывать под налетом морали и культурного воспитания. Здесь же, где шелуха цивилизованности сползает с тебя быстрее, чем кожа с обгоревшего на солнце тела, убийство, даже особенно хладнокровное и безжалостное, уже не кажется чем-то неприемлемым.

Честное слово, проведя несколько дней в этой вонючей юрте, и справляя нужду в вырытой в углу ямке, я пришла к выводу, что вполне способна раскроить орчью черепушку тяжелым булыжником и при этом не терзаться впоследствии угрызениями совести. Дополнительным стимулом для этих кровожадных мыслей были обреченные, опухшие от постоянных слез лица девчонок, - моих подруг по несчастью. Мы все знали, какая судьба уготована нам сразу после ритуала, и ждали наступления этого события с затаенным ужасом.

От былой, иррациональной надежды на пресловутое чудо не осталось и следа. Это только в книжках избавление приходит в самый последний момент, в образе какого-нибудь рыцаря в сверкающих доспехах, или принца на набившем оскомину, белом коне. Увы, на прекрасную принцессу я не тяну, да и жизнь, - это далеко не красивая сказка с обязательным хэппи эндом. Реальность, как правило, гораздо более сурова и неприглядна, и в ней нет места чудесам и добрым волшебникам на голубом вертолете.

О том, как меня вообще угораздило вляпаться в эту странную историю я думала часто, но единственное, что я могла сказать практически со стопроцентной уверенностью, это то, что случившееся как-то связано с вождем племени Лани и его алым дымом.

В своей жизни я слышала немало историй о порталах, местах силы, временных петлях, и прочих мистических теориях, которые, несмотря на мудреные фразы чудаков, изучающих подобные явления, всегда считала откровенным бредом. Не то, чтобы я являлась таким уж скептиком, но все эти Бермудские треугольники и НЛО никогда не интересовали меня настолько, чтобы я всерьез считала их достойными внимания. Зря, как выяснилось, потому как на планете Земля, никаких орков отродясь не водилось, а значит, практически наверняка я нахожусь в другом мире, или измерении, или на другой планете… в общем, в эдаком Неверлэнде только в стиле Тима Бёртона.

Невероятно, сколько странных мыслей приходит в голову человеку, вынужденному томиться в ожидании неизбежного, сидя на свалявшихся, засаленных шкурах, и слушая тихие всхлипы молоденьких девчонок, вынужденных в скором времени разделить твою участь.

Как ни странно, закономерной в этом случае истерики так и не наступило. Вместо нее была злость, - ярость даже, глухое отчаяние, неверие, липкий, вымораживающий нутро страх, - но не истерика, нет. Хотя, тут пожалуй дело в устойчивой психике и крепких нервах, ведь истеричку вряд ли отправили бы снимать репортаж куда-нибудь в горячую точку или в самое сердце диких джунглей где получить укус какой-нибудь ядовитой гадости проще, чем рекламную листовку от назойливого промоутера.    

Так что, сидела я в этой вонючей дыре без лишнего шума и слезоразлива, размышляя о нерадостных, но неотвратимо приближающихся перспективах, и шансы на то, что все для меня закончится удачно, таяли обратно пропорционально оставшемуся до ритуала времени.

 

 

                                                                             ***

 

К тому моменту как в юрту вошли двое хмурых орков, мы с девочками уже несколько часов сидели в полной темноте, погруженные каждая в свои невеселые мысли. Мои подруги по несчастью давно перестали всхлипывать, и в воздухе повисла такая безнадега, что казалось, ее можно было ощутить физически. Стало понятно, что пленницы смирились со своей участью, и будто выгорели от постоянного ужаса и переживаний. Они покорно ждали, пока их отвяжут и грубо вздернут на ноги, глядя перед собой пустым, ничего не выражающим взглядом. Возможно, так для них даже лучше, - спрятаться за глухую броню безразличия, отгородившись тем самым от неприглядной действительности. Жаль только, мне такое недоступно, - сейчас, я четко осознавала, что происходит и что должно произойти дальше, да вот только поделать с этим ничего не могла.

Когда очередь дошла до меня, и чужая рука бесцеремонно вздернула мое затекшее от неудобной позы тело за шкирку, ноги едва не покосились от внезапно нахлынувшей слабости. Голова закружилась, а перед глазами замельтешил рой разноцветных мушек, - крайне скудное питание в последние несколько дней, дало о себе знать. Веревку на ногах, орк небрежным движением разрезал огромным ножом, больше похожим на зазубренный мясницкий тесак, и одним мощным толчком пихнул меня по направлению в сторону откинутого полога, так, что я не удержав равновесия, больно ударилась о землю, ободрав подставленные ладони. Очередной рывок и ткань спортивной, некогда белой майки, затрещала, а я вновь приняла вертикальное положение. Да уж, нас не только за людей, - за разумных существ похоже не считают. Со скотом и то лучше обращаются, так что страшно подумать, что нас ожидает в роли наложниц. Остается только мрачно порадоваться тому, что похоже роль эта будет непродолжительной, хотя и крайне неприятной.   



Виктория Ковалева

Отредактировано: 08.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться