Решение всех проблем

Размер шрифта: - +

Глава 19

–1–

      И опять темнота. Что-то в ней не так. Нет мыслей, нет воспоминаний, нет ничего. Даже ощущений нет. Вроде они должны быть, но их нет, и ещё чего-то не хватает. Вот только чего? Нет ни каких ассоциаций с чем-либо. Просто темнота и в ней пусто. Пусто? А пусто, это как? Там, где она была сейчас, было уютно как дома. А ещё тепло и спокойно. Что это за место? Где это место? Она не знает. Но очень бы хотела туда вернуться.

     Валентина медленно открыла глаза. Попробовала поводить ими в разные стороны. Получилось. Хм. Она, что? До сих пор находится в спальне Шартика? А темнота? Её больше не будет? Почему? Нет, нет, она не хочет оставаться без темноты. Взгляд зацепился за Любаву. Что-то та слишком испуганная. Ого, какие колючие и пронзительные глаза Шартика. Да и сам он, какой-то взъерошенный.

     – Валюша, ты чего? –  Любава осторожно прикоснулась к её плечу. – Это что такое было? Ты резко застыла, покрылась дымкой и исчезла, а через несколько минут появилась снова. Мы даже испугаться не успели.

     ––Не знаю, – еле ворочая языком, Валентина всё же попыталась ответить. Каждое слово давать ей с большим трудом. – Помню только темноту, и мне в ней было хорошо. Как будто домой попала.

     –– Странно. Викулечку надо позвать. Любит она такие шарады разгадывать. Может это происки вселенной? Может ей не нравится ваша ссора с Тедисом, и она, таким образом, волнуется, переживает за него? Пытается убрать тебя с ...  – Любава не договорила. Но все поняли смысл недосказанного.

      –– Ты уж Любава, думай, что говоришь, – Шартику стало неприятно от таких слов. Еще немного и пальцем по лбу той постучит, удивляясь тому, как можно быть до такой степени бестактной. Да и за вселенную стало обидно. Не столь уж она и кровожадна, как её хотят представить землянки

      –– Это вам наказание, за меня, – где-то вдалеке, сладко пропела Елена.

 Надо же. Елена, по ходу дела, действительно быстро пошла на поправку. Вот что с людьми счастливая любовь делает.

      –– Где ты была? Куда перенеслась? – холодно поинтересовался Шартик. Странно... А он-то, что боится? Валентина откуда-то знала, что он именно боится. Его просто трясло от странной боли потери. Только не знала почему. Да, и бог с ним. ... 

     –– Дома, домой – Валентина постаралась ответить более чётко и конкретно. Но что-то мешало ей это сделать. Слова словно застревали в зубах.

     –– Дома, это где? Земля? Или именно в своём доме? В Доме, котором живешь? – продолжал допытываться он.

     –– Дома. Просто дома. Только это была темнота. Наверное, темнота. А, впрочем, я не знаю, что и где это было. Мне там было хорошо, и это был мой дом.

     ––Ты помнишь, что происходило в моей спальне до твоего исчезновения? – Шартик подошел почти вплотную к Валентине и чуть склонился над ней.

     –– А я действительно куда-то исчезала? - вяло поинтересовалась она у него.

     –– Не отвлекайся – попросил её Шартик, очень боясь упустить сейчас что-то важное...

     –– Последнее, что помню, это твоё искреннее желание выпроводить нас за дверь, – послушно ответила Валентина.

     ––Таак, – протянул прорицатель. Похоже, ничего интересного он не услышит. Валентина просто не знает, где она была. А значит продолжать разговор бесполезно. Вспомнит, сама расскажет. А может и не расскажет…– Понятно. Ну, что ж, милые дамы, разговор на этом придется закончить. Память у Валентины не исчезла. Направление куда я вас послал, она хорошо помнит. И это радует. А то, что в обморок упала, так это от чувств. Нечего чужому счастью завидовать. Вот своё найдешь Валентина, тогда и завидуй сама себе на здоровье. Хоть обзавидуйся. Кстати. Когда, хорошо выспитесь за Аташей проследите. Это на тот случай, если она снова появится.

     –– А кто у нас, Аташа? – осторожно поинтересовалась Любава.

     ––А я не сказал? Так зовут мою жену. В скором времени, уже бывшую.

     –– Умеешь ты знакомить со своими родственниками, Шартик! Умеешь! Так и хочется у тебя опыта поднабраться на этом поприще.

     ––Ой, не завидуй. Ты меня в этом деле переплюнула. Вот хочу в ученики к тебе податься. Может, научишь, как полюбить свою родню в кратчайшие сроки? Да так, чтобы не видеть её годами? Не скрою, слово “столетия” применить в этом случае, предпочтительнее.

     – Язвишь, когтястый? Смотри, как бы наоборот всё не получилось. Представляешь, сколько родственников к тебе потянется. К любителю одиночества.



Любовь Кирсанова

Отредактировано: 27.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться