Ресторанчик у сторожевой башни

Размер шрифта: - +

Ресторанчик у сторожевой башни

 Зимой Выборг дремлет. Хотя под Новый год слегка взъерошивается, наряжается в гирлянды и огоньки, приобретая европейскую прелесть старинной игрушки. Хочется гулять по влажно-снежным улочкам, дышать ветрами Балтики и глядеть, как белая пелена кутает замок.

    Женщина стояла на мосту перед замком. Среди множества гуртящихся людей в тёмных пальто Игорь заметил алое пятно шарфа. Ужасно яркий, до жути претенциозный шарф шёл незнакомке невероятно. Игорь пытался разглядеть лицо женщины внимательней, но она уверенно и быстро удалялась в сторону замка сквозь толпу, собравшуюся на рыцарский турнир. В конце концов, Игоря кто-то толкнул, подол куртки зацепился за зонт-трость прохожего, и незнакомка в красном шарфе исчезла. Игорь сразу расстроился. Командировка показалась бесполезной, город грязным и неухоженным.

     На стенах замка алели язвы отпавшей штукатурки, грязь чавкала под ногами, люди нервно пихались локтями. Убранный снег лежал под стенами отвратительными серыми слизнями, а чёрные сапоги и ботинки пихали туда-сюда яркие фантики мусора. Игорь перехватил фотоаппарат понадёжней, прорвался через мост, как вражески воин, и попал, наконец, на этот долбанный турнир. 

   Снимал сегодня Игорь спустя рукава, понимая, что фотографии получатся унылыми, и немало сил уйдёт для превращения его сегодняшнего критического взгляда в яркие картинки рекламного проспекта. Редактор окажется недоволен, размышлял Игорь, скользя рассеянным взглядом по толпе, фотообъектив фиксировал происходящее. Но вместо ярких рыцарских облачений, вместо породистой стати коней, уютных торговых рядов, на снимках главенствовал запущенный замок.

     "Сам виноват, - думал Игорь о редакторе. - Я фотокорреспондент с пятнадцатилетним стажем. Я привык к другим событиям и другим лицам в кадре, а снимаю всякую ерунду для рекламы".

     Когда толпа принялась рассасываться, Игорь убрал камеру в кофр и побрёл прочь. Глинтвейн, продаваемый на турнире, жёг пустой желудок, в какой-то столовой Игорь купил пирожок, сжевал посуху по дороге в гостиницу.

     На следующее утро Игорь перелил снимки на ноутбук, начал наскоро просматривать, отсеивая удачные в отдельную папку. А потом замер. Повертел головой, потёр глаза, хлебнул дешёвого кофе из автомата, стоящего в коридоре гостиницы.

     Фотографии, как Игорь и ожидал, получились убогими. И где кончалась убогость города, и начиналась убогость фотографа, понять было сложно. Но...

     Как открытая форточка в затхлом помещении, где гудят компьютеры и факсы, свежим ветром развевалась алая хоругвь. Незнакомка.

     Она стояла у лотка с глинтвейном, красный шарф, чёрное пальто, прямой разворот плеч, какой-то невероятно решительный и вольный. Игорь никак не мог вспомнить лица незнакомки, а на фотографии, как назло, женщина везде попадалась в неудачных ракурсах: то спиной, то кто-то заслонил её локтем, то обладательница красного шарфа склонилась, и видно лишь светлую макушку. Но таких макушек пруд пруди - русые волосы, чуть вьющиеся, может завитые. Игорь перелистывал кадры. Она почти всегда стояла у стола с напитками. Что-то считала, втолковывала продавщицам.

     Чёрт!!! Кажется, одна из продавщиц сунула ему визитку.

   Игорь сорвался в крошечную прихожую номера, принялся рыться в карманах куртки. Неужто выбросил?

     Мужчина замер.

     Зачем?

   К чему ему эта незнакомая женщина, лица которой он даже толком и не помнит? Может, она непроходимая дура? Вряд ли красавица, иначе, не смазались бы черты в памяти так неотвратимо.

     К чему искать ту, что лишь привиделась. Мелькнула и непременно исчезнет. Игорь сунул руки в задние карманы джинсов, покачался с пятки на носок, а потом оторопело достал руки наружу. В левой ладони лежала визитка. Белый картонный прямоугольник с готическим окном в краю. Центр окна цветной и яркий, а дальше только карандашные линии, словно художник не закончил работу. И готический шрифт: "Ресторанчик у Сторожевой башни". Внизу мелко - обычной табулатурой - адрес и телефон.

     - Никуда я не пойду. - Сказал себе Игорь.

  *** 

   Звякнул колокольчик на входной двери.

     - Добрый день! - сразу прозвучало над ухом. Русая девушка у стойки хостес профессионально улыбалась. Дресс-код здесь видимо был не слишком строгий: свободное платье было больше тёплым и удобным, нежели безлико сексуальным, как теперь стало принято. - Позвольте подобрать вам столик. Вы один или со спутниками?

     - Один. - Игорь расстегнул куртку, стянул шарф.

     - К сожалению, отдельных столиков на одного у нас сегодня нет. Но в нашем ресторане замечательная барная зона, уютная и интересная. Сегодня кофейный вечер, народу много. - Последние слова выделялись из заученного монолога живостью. - Очень интересно и вкусно!

     - Хорошо. Я сяду у бара.

     - Тогда прошу. - Другая девушка, в смешном клетчатом фартуке провела его к барной зоне. Барная стойка обреталась здесь со шведских времён, а, может, была грамотно подделана. Но трогать шершавое дерево оказалось приятно, а сидеть на потёртом стуле - удобно. Игорь полистал меню, что-то заказал.

     Появился бородатый мужичок с разрисованным чемоданчиком, возложил чемоданчик на свободный стол по центру зала. Раскрыл. Внутри находился ящик полный песка, турки и множество баночек, мешочков и коробков. Вот он какой - бродячий бариста, подумал Игорь, скользя взглядом по официанткам. Три девчонки оказались русыми, среднего роста. Игорь мысленно рисовал каждой красный шарф и пряди, летящие по балтийскому ветру. Но узнать не мог.



Анна Московкина

Отредактировано: 14.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться