Реванш для принца

Вестники с небес

 

Кто я такая мне пояснили быстро. И чем я должна заниматься. И чего заслуживаю.

Я не была идиоткой и все разложила по полочкам, тем более что сплетни здесь оказались самым любимым развлечением, а я умела слушать.

И подслушивать.

Кто-то просветил и по собственному желанию, едва ли не жалея меня, юродивую.  Повариха ру Анежка Шион может и не поверила, что я многое позабыла - во что же она поверила не столь уж важно - но как-то в нескольких фразах и всеобъемлюще пояснила то, что я должна была знать чуть ли не с рождения.

Еще быстрее помогли «освоиться» вопли и недовольство молодых фру и тычки мерзкой домоправительницы, которая не смела меня бить, но оскорбляла и угрожала, с полного попустительства хозяйки дома вдовы фру Терезы Жьяр.

А меня звали Лесаной Жьяр.

И я оказалась местной Золушкой.

 

Так и знала, что братья Гримм отомстят мне за нелюбовь к этой сказке. Мрачные типы - даже сестер  в той сказке было жалко из-за отрезанных пальцев.

В моей же «сказке» не было жалко никого, кроме себя.

 

Девятнадцатилетняя Лесанка - то что я много старше не замечали, здесь все выглядели взрослее -   оказалась единственной родной дочерью форда Жьяра и, как полагается по всем канонам, ее отец был озабочен тем, что девочка растет без женского внимания. И привел мать её… Терезу. С дочерьми. А потом погиб - несмотря на принадлежность к благородному сословию, он торговал разными механизмами, и сгинул в Золотых Песках, когда отправился с товаром в сторону горной гряды. Тут бы помечтать, что сгинул не окончательно, но с тех пор прошло почти десять лет - и никто не вернулся.

А положение Лесаны - теперь мое - ухудшалось с каждым годом.  И сейчас она-я оказались на уровне самых обычных служанок, которых в этом богатом доме было немало.

Как девушку практичную и быстро думающую,  меня тут же заинтересовала ситуация с семейными богатствами. Хозяйка не работала и не торговала - значит пожинала накопления. И что-то сильно я сомневалась, что родной дочери из них ничего не должно было достаться.

Запугать ребенка и вырастить из нее забитую служку в такой ситуации было легко - в отсутствие кровных родственников и внимательных соседей. Но я-то могла подумать о других возможностях.

Вот только мыслям о поверенных, завещаниях и защите своих прав, как и мыслям о том, куда делась настоящая Лесана - неужто на мое место? как она выживет в условиях еще более жесткой Москвы? - суждено было пока остаться лишь  ростком, не разросшимся в молодое древо. Потому что меня завалили обязанностями так, что я вздохнуть лишний раз не успевала, не то что подумать о собственной судьбе или переменах в ней.

А уходить, гордо задрав нос, не зная местности и законом, я пока не была готова - уж точно не  в отсутствие цели и направления. Потому что считала - уходят не откуда-то, а куда-то. И желательно туда, где найдется один человек - или кто он такое - которому я сначала расцарапаю морду, а потом заставлю отправить меня домой.

В поместье Жьяр мое утро начиналось раньше всех - с растопки дома и чистки всех медных, железных, металлических штук на которые указывала «щедрая» рука хозяйки. Чистить следовало отвратительно пахнущей смесью от которой слезились глаза, а после натирать специальной ветошью - до боли в онемевших пальцах.

Затем подавала завтрак.

Помогала с уборкой.

Кормила свиней… и да, чесала их. Для этого следовало выбрать удобный камень с гладкими краями и водить им по спине довольных хрюшек. Не знаю, может они от этого вкуснее становились, но я не отказывалась от подобного «удовольствия». Это было хоть какой-то передышкой.

А потом снова ныряла в обязанности.

Сортировка белья - стирал его устрашающего вида автомат, и я бы никогда тому не доверила ничего. По моим ощущениям он жрал его, а не делал чистым.

Глажка.

Роль «принеси-подай-сделай» у молодых фру - Катержины и Илоны. Те оказались адскими стервами и регулярно выдавали в мою сторону  не только противоречивые задания, но и щипки, и гадости.

- Ох, какие  у тебя отвратительные распухшие руки. Спрячь их, а то меня стошнит!

- От тебя воняет - меняй одежду, прежде чем подходить к нам.

- Кто так ставит чайник? Ни манер, ни осанки - деревенщина!

Меня это не задевало. Не то что я была бесчувственной - просто в отличие от сказочной Золушки, витающей в облаках, хорошо понимала подоплеку всей этой истории и причины их поведения. Это в своей реальности я и правда оказалась предельно наивна… здесь же мне приходилось быть настороже и оставаться максимально рассудительной и хладнокровной.

Пока что удавалось.

Вечера у меня были заняты  нескончаемыми хозяйственными поручениями, что выдавала домомучительница, так что спать я ложилась за полночь - и снова подъем до рассвета.

Подобный режим имел единственный плюс - позволял привыкнуть к этому миру и не давал мне времени скатиться в истерику. Потому что стоило мне подумать, что это и есть моя дальнейшая возможная жизнь, что я больше не увижу своих близких, я больше не буду полноправным членом общества и обречена на подобный бред, как в горле разрастался такой комок, что я переставала дышать.



Дарья Вознесенская

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться