Революция в стиле Mmorpg. Подготовка в идеальных условиях

Размер шрифта: - +

6. Солярис

Они начали обживаться в этом старом, заброшенном здании. Марат тренировался, познавая свои умения и возможности: убирал мусор, выравнивал стены, очищал здесь все от сырости и затхлости. Палатку они оставили дома, да и зачем она - у Марата всегда все под рукой. Юта тоже подключилась, женской рукой предавая суровому аскетизму шарм, жилую небрежность и повседневную привычность. Раздражали постоянный туман и серость, зато внутри они установили мощное освещение, в углу появился самый настоящий, полыхающий пламенем камин. На полу - всегда теплый и толстый сухой ковер. Они никогда не придавали значения обстановке, прекрасно себя чувствовали и в поле на стогу сена, и ночуя и на голом столе в офисе (случалось и такое), и за решеткой в облёванном полицейском «собачнике», и в номере люкс пятизвездочного отеля — для них всё одинаково, главное чтобы вместе. Но когда предстояло долго ждать - лучше это делать с удобствами. Юта становилась буквально час от часу раздражительней, и Марат понимал, что она беспокоится за дочь. То, что "снаружи" время может быть и не течет совсем - её мало утешало. А он знал, что если здесь действительно разумный океан, настоящий Солярис, то скоро жди гостей. За себя он не беспокоился, и всегда считал себя железным, и способным выдержать всё, что только можно выдержать, а вот Юта... Да и за нее беспокойство было не таким уж большим, скорее небольшая тревога. Уж чего-чего, а товарищ Люгер сохраняла рассудительность и трезвость мысли в самых безумных ситуациях, а таких в их жизни было предостаточно. Да вот только, одновременно, в самых спокойных и безопасных условиях могла "психануть" так, что только держись, и под руку лучше не попадаться. Обезумевший Халк рядом с бешеной Люгер и рядом не стоял, ни по степени ярости, ни по объему и количеству случайных жертв и разрушений.

- Как ты думаешь? - спрашивал он Юту. - У нас один гость будет, или к каждому свой? Так то должен быть к каждому свой. Вот только испытание это твое, индивидуальное, и нас здесь двое.

- Думаешь, это будет Сабрина? - обеспокоенно спросила жена.

И Марат, замирая от неизвестности, ответил:

- Думаю, что да...

 

В тот день он был наверху, наводил порядок на втором этаже, чистил помещения взмахом руки, проводил электричество, обустраивал в каждой комнате свою обстановку, как будто они ждали множество самых разнообразных гостей.

Внизу колокольчиками зазвенел смех Юты. И тотчас же раздался другой голос - тоже звонкий, но незнакомый. Марат кубарем скатился по лестнице. Жена стояла посреди ярко освещенного холла, и гладила по голове мальчишку. Обычный пацан, лет одиннадцать-двенадцать, вихрастый, худой, в потрепанных джинсах и клетчатой рубашке.

- А вот и наш папа, - со смехом обернулась Юта.

- Это не наш папа, - вдруг угрюмо отозвался мальчик, улыбку с его лица как смыло.

- Представь, он меня папой называет, - сказала Юта с улыбкой. - Говорит что я его папа...

- Ну вообще то пацан прав, - отозвался Марат. - Мама у него там, снаружи, а ты... реально папа. Тебя как зовут, чудо луковое?

- Папа говорит, что я Солярис, - ответил мальчик после паузы.

- Мне нравиться это имя, - добавил он, и с надеждой на поддержку взглянул на Юту.

- Солярис Ютович, - сказала жена, и снова засмеялась-зазвенела, как колокольчик.

 

И они стали жить втроем, как будто жили так сто лет. Марат действительно взял на себя обязанности жены - убирался, готовил, стирал, вел и справлял всякую мелочевку — если можно так сказать, потому что даже «готовка» и «стирка» у него занимали несколько секунд. Юта на правах «папы» возилась с самоназванным «сыном».

Они как-то очень быстро сошлись, постоянно о чем то болтали, шутили, рассказывали друг другу забавные истории и смеялись. Марат часто заставал их тренирующимися. Юта постоянно учила мальчика, сначала просто стойкам, как надо держать пистолет, как — винтовку. Учила как освобождаться от захватов или наоборот, захватывать человека самому, чтобы тот и пошевелиться не мог, а ты его держишь одной рукой. Потом они стали стрелять, в подвале. И дом заполнился тонким восхитительным запахом горячего металла и едкого пороха. Паренек был в восхищении, а уж вместе они просто пылали энтузиазмом, расстреливая очередную сотню солдатиков из шестизарядных револьверов на скорость. Марат только ухмылялся, и подсовывал «бешеной парочке» все новые и новые модели орудий человеческого взаимоуничтожения.

Над Ютой теперь висел постоянный статус: "Валькирия". Надпись появилась как только она перешагнула десятый уровень, и это уровневое число регулярно менялось, примерно раз в сутки.

- Валькирия, - прочитал тогда Марат, примерно неделю назад, когда надпись только еще высветилась. - Одиннадцатый уровень. Выбирающая убитых. Высший женский персонаж класса воинов. Притягивает победу, даже не участвуя в битве - способна переломить самую безнадежную ситуацию. Бойцы, сражающиеся с ней в группе не испытывают усталости, не поддаются страху или панике. Специализируясь только на одном виде магии (классовое ограничение), валькирия тем не менее нейтрализует до минимума или блокирует большинство вражеских пассивных заклятий, и усиливает модулирования, благоприятные для своей группы. Средняя опасность персонажа - крайне опасный, другим персонажам не рекомендуется вступать в прямое столкновение с ни с одиночной валькирией, ни с группой, в которой она присутствует, без соответствующей защиты от её способностей…

- Круто, - резюмировал он. - Очень круто.

И хотя прирост уровней не в пример ему самому шел очень быстро, но все же… раз в сутки… Сто уровней-процентов. Три месяца с хвостиком. Первый из них почти закончился, и вроде как всё нормально, без эксцессов, единственное что напрягает — мальчик, как и в книге у Лема, не мог находится отдельно от Юты. Всегда рядом, как хвостик.



Сергей Берия

Отредактировано: 11.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться