Революция в стиле Mmorpg. Подготовка в идеальных условиях

Размер шрифта: - +

16. Бей своих...

Дальше дела пошли гораздо быстрей. Хотя нехватка людей была просто катастрофическая. И вообще, если бы Юты не было — даже при фактически неограниченных средствах и возможностях все этапы затянулись бы на месяцы, если не на годы. Её возможности по обработке и анализу информации казались просто фантастическими, даже для Марата.

Именно она с самого начала поставила машину саботажа на организованною основу. Если бы кто-то всерьез занимался делами по «взрывам и пропажам сотрудников» - то обнаружил, что все происшествия по стране собираются в некие центры, с конечными точками в крупных городах. Могло показаться, как будто у этих действий есть «центры управления».

Но все они располагались очень далеко от реального Центра.

В своем городе они взяли под контроль каждую контору. То есть не только служба федеральной безопасности, но и полиция, включая районные отделы, следственный комитет, суд, таможня, служба исполнения наказаний и так далее — везде в руководителях сидели люди с Наблюдателями. Естественно, они не подозревали, что объединены в одну цепь.

На всех дорогах стояли вооруженные патрули, причем в два слоя. Тормозили всех, кто не здешний. Всех «здешних» - сканировали. Как и прибывших на поезде. Естественно, аэропорт был под еще более пристальным контролем. По всему периметру города, и далеко за ним, даже на лесных тропинках — висели камеры, причем зачастую — дублирующие.

Внешне город оставался тем же — кривые улочки, заваливаемые за ночь снегом; люди спешащие на работу пешком и на машинах; вороны в воздухе. Но все как-то поменялось. Улицы чистились вовремя. Трубы менялись молниеносно. Прыжков напряжения в сетях больше не было. Странно подешевело топливо на заправках.

 

Происходило что-то необычное. Сергей Петрович Межицкий, довольно высокий, представительный мужчина, с седой пышной шевелюрой, постоянный и бессменный первый секретарь официальной областной коммунистической организации - тоже это чувствовал.

Вот уже четверть века он стоит на своем посту. И нюх у него до сих пор отменный. Только что он звонил своему старому наставнику, бывшему офицеру КГБ, восьмидесятилетнему Семену Семеновичу Белову. Именно Белова он заменил когда-то на этом ответственном месте, но кагэбешник постоянно был под рукой - на должности второго секретаря, то есть главы контрольно-ревизионной комиссии. Семен Семенович был еще более опытным человеком, с многочисленными связями, с потрясающий кругозором. Именно Семен Семенович разрабатывал многочисленные планы и воплощал в жизнь хитроумнейшие схемы - как убирать из партии любых конкурентов, особенно молодых да ранних, как не допускать никакого вольнодумства, и всю неуёмную энергию спускать на дела политические, но далекие от реальной власти, и особенно - без каких либо правонарушений.

Межицкий посвятил этому всю жизнь, и был доволен результатами - коммунисты органично вплелись в современное общество, и по большому счету нет ни малейшей зацепки чтобы как-то можно было запретить партию - в общем, все было сделано для того, чтобы основная ячейка из пяти-шести человек продолжала свое существование чуть ли не до бесконечности. Самое главное - сохранить партию, остальное не важно - вот главный девиз, которому посвятили остаток жизни и Межицкий, и Белов, и несколько других, сейчас очень престарелых товарищей.

А сейчас, в морозном зимнем воздухе - что-то витало. Снова чувствовалась какая-то опасность, неровность бытия, недосказанность. Межицкий мог похвастаться своими аналитическими способностями - он в множестве странных и необычных факторов мог видеть общий вектор, направление движения мыслей и настроения общества. Вот что-то сын Петя стал неразговорчив. Губернатор на последнем совещании очень странно глядел на Межицкого, причем рядом сидел начальник местной федеральной службы безопасности, генерал Попов. Оба смотрели очень странно. В самом городе вдруг появилось много молодых "красных". Очень много. И почти никто из них не заходил в здание областного комитета. Большинство тусили (как принято говорить) - вокруг спортивного центра Евпатий. И другие секретари, из других областей, вдруг по телефону начали упоминать спортивные центры, залы и секции, только и исключительно для "красных".

- Все это очень, очень и очень подозрительно, - говорил Межицкий по телефону старому работнику КГБ.

- Да, я попытаюсь подумать, пробью по своим каналам, - уставшим слабым голосом отвечал Белов. Старый лис всегда говорил так - как будто произносить слова ему трудно. И даже иногда хватался за сердце, и морщил лицо — хотя уж кто-кто, а Межицкий прекрасно знал, что сердце у Семена Семеновича работает как швейцарские часы, без единого сбоя за все года, и проработает, если ничего не случится - еще не одно десятилетие. Межицкий открыл бар, и долил себе еще на два пальца коньяку. Допьет — и будет готовиться спать...

- Пип-пип, - вдруг сказал брелок на трюмо.

Вот ты черт, сигнализация на машине сработала. Межицкий выглянул в окно. Темно, особо не видно, но на первый взгляд - ничего и никого около машины не было. Он сбросил тревожный сигнал.

- Пип-пип, - сказал брелок, и уже погромче.

- Да что ты..., - пробормотал Сергей Петрович, и сбросил «тревогу» еще раз.

- Пип-пип, - снова завелся брелок. Это бывало - редко, но бывало. Опять какая-то обледенелая ветка машину задевает, ну что ты будешь делать? Придется спуститься, посмотреть. Он прошел на кухню, поставил стакан на стол. Набросил на плечи пуховик, и вышел на улицу. Уже подходя к машине, понял, что сигнализация пикала не зря.



Сергей Берия

Отредактировано: 11.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться