Рифейские горы

Размер шрифта: - +

Часть 19

- Я купил его перед самыми праздниками.- Аридис держался почтительно, но не подобострастно. Рядом с ним, под его взглядом, Кэйдар чувствовал и сам, что недостаточно прожил, чтобы называться Правителем. Для Наследника-то и то лет не хватает. Отец в своё время в тридцать пять встал в первый раз у жертвенника, но это не значит, что мне не хватит ни сил, ни ума править Империей.- Выкупил на свои личные деньги, господин Наследник.- Аридис чуть поклонился, продолжая всё также стоять перед сидящим в кресле Кэйдаром.- Здесь, в пригородных поместьях, есть такие, кто готовит жертвенных воинов для предстоящих боёв. Для них это главный способ существования. Некий Магнасий предложил мне этого варвара...

- За сколько?

- Четыре с половиной тысячи, господин Наследник.- Аридис на этот раз только чуть голову склонил.

- Не дороговато ли?- Кэйдар недовольно поморщился.

«Большинство этих рабов выходит на арену всего один раз. Не глупо ли, платить четыре с лишним тысячи за такое мимолётное развлечение?»

- Деньги на покупку рабов выделяются казной. Но этого я покупал на свои. Как боец, он был очень неплох, за него можно было заплатить, не скупясь, и больше.

Поверьте мне, господин, в этом я кое-что смыслю... Да и за Антирпа я в своё время почти шесть тысяч выложил. Сейчас же, после такой неожиданной победы, этот варвар и все десять будет стоить. На него поглядеть все пойдут...

- А если я куплю его у вас?- предложил неожиданно Кэйдар.

Аридис задумался. Отказать Наследнику прямо он не решался, но и согласие тоже его не устраивало.

- На завтрашний день мне некого будет выставить, господин. Воинов много, но не на всякого зритель пойдёт. Если бы хоть Антирп остался жив... Никто из нас не ожидал такого финала! В первый же день я лишился того, на кого вот уже три года люди идут посмотреть специально. Сейчас же они пойдут на того, кто сумел с ним справиться. Если я ещё и его лишусь... Праздник без интриги – не праздник!..

- Сколько вы хотите за него, Аридис? Просто назовите цену!- Такие мелочи раздражали Кэйдара. Он хотел видеть варвара, всё остальное, что мешало этой встрече, казалось мелким и несущественным.- Вы сказали, десять тысяч? Я заплачу вам уже сегодня!

- Вы хотите забрать его прямо сейчас?- Аридис правильно мыслил, с такими, должно быть, легко сотрудничать.- Оформление купчей я могу взять на себя...

- Да, так будет лучше,- Кэйдар согласился.- Впишите сами любую сумму, я заплачу сразу же. А сейчас, Аридис, устройте так, чтоб я мог поговорить с этим варваром. Прямо сейчас!

- Хорошо господин Наследник, я распоряжусь.- Аридис с поклоном удалился.

Кэйдар чувствовал не просто раздражение, скорее, злость. Неприятно быть обманутым. А ведь Минан когда пришёл отдавать деньги, семьдесят пять лиг всего принёс. Покупателем в документах числился Ридомас, крупнейший собственник, мраморных каменоломен владелец.

Семьдесят пять лиг, значит... Мраморные каменоломни...

Проклятье! Ну, я поговорю ещё с тобой! Ты мне сам скажешь, сколько ты себе в карман положил... Своего будущего Правителя обмануть пытался! Ну, подожди, Минан, подожди! Отец, конечно, не позволит менять управляющего. Да и с обязанностями своими ты всегда хорошо справлялся... Но оставить такой обман безнаказанным? И это после такого доверия!

Кэйдар не мог сидеть спокойно, раздражение, гнев, возмущение переполняли его. А ещё он заметно нервничал. Предстоящая встреча с марагским царевичем волновала его больше всего. Тайна незнакомого народа близка к своему раскрытию, близка как никогда.

«Ну теперь-то тебе не выкрутиться. Это точно!»

Кэйдар вскочил, заходил по комнате, по личному кабинету Аридиса. «Ничего! И ты мне, варвар, тоже заплатишь за свой обман. Немым он прикидывался, тоже мне... Я ведь с самого начала чувствовал, что ты, Виэл, - та ещё штучка! Ты ещё пожалеешь, что живой остался. Что не подох от руки Антирпа...»

___________________

После всего шума, после всех криков и оваций, Айвар сейчас выглядел забытым всеми. Представление первого праздничного дня подошло к концу, арену готовили на завтра. Айвар стоял в стороне, привалившись плечом к разрушенной кибитке. Повозки через хозяйственные ворота свозили с арены тела погибших. Сновала обслуга, рабы и надсмотрщики, вооружённая охрана.

Раненых складывали отдельно прямо на земле у стены. Распорядитель вызвал врача, только после его осмотра будет решено, кого лечить, а кого – заколоть кинжалом.

Айвар устал настолько, что и сам был не прочь лечь рядом с остальными. Ничего не хотелось совершенно, даже радоваться тому, что жив. Жажда, вот, мучила немилосердно, это да. Пить хотелось, сохли губы и рот, может, потому, что всё никак не удавалось отдышаться и воздух приходилось хватать широко открытым ртом.

А ещё невыносимо болела левая рука. Меч Антирпа пришёлся на неё хоть и после всего, ударил плашмя, но зато с такой силой, что, видимо, перебило кости предплечья.

Ощупывая руку прямо через рукав, Айвар и сам почувствовал, как сильно распухла она на месте перелома, и лёгкое похрустывание костей тоже слышалось.

Плохо дело, что перелом. Одно лишь хорошо: боль, острая, неотступная боль не давала потерять сознание, состояние усталого отупения благодаря этой боли не сменялось беспамятством, боль заставляла сохранять хоть какую-то бодрость и ясность в голове. А перед глазами всё равно всё плыло и качалось.



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться