Рифейские горы

Размер шрифта: - +

Часть 32

Январь подошёл к концу, вместе с ним кончилась и зима. Значительно удлинился день, солнце светило ярче, стала прогреваться земля, и с берега в сторону моря подули тёплые сильные ветры. Это значило многое для тех, кто занимался ловлей рыбы, для тех, кто собирался в дорогу.

В эти дни Стифоя и родила свою Ламию, дочку, доченьку, тёмноглазую кудрявую малышку. Лидас обрадовался ей необычайно, ходил счастливый и довольный, хотя сама Стифоя опасалась реакции прямо противоположной, она знала, как Лидас мечтал о сыне, о своём сыне, законном наследнике рода.

А ещё был окончательно решён день отправки. Все ждали его, кто-то с радостью, кто-то с нетерпением, кто-то в предчувствии скорых перемен. Ждали, но растерялись. У каждого нашлись неотложные, важные дела, которые надо было успеть доделать.

Лидас вечером, накануне отплытия, отправился навестить обеих своих женщин. Обнял и поцеловал Стифою, подержал на руках малышку. К Айне же шёл без особой радости. Да и она встретила своего мужа отнюдь не радостной улыбкой.

- Ещё не спишь?- Лидас не стал проходить слишком далеко. Комната, их общая спальня когда-то, стала ему чужой, здесь он чувствовал себя неуютно.

- Нет, как видишь.- Айна небрежно плечом дёрнула. Она стояла у кроватки сына, поправляла одеяльце, подняв глаза, спросила:- Едете завтра?

- Да, рано утром. Вот... зашёл попрощаться...- Лидас держался скованно. Подумать только, какой огромной стала пропасть между ними, пропасть отчуждения. Они чужие друг другу настолько, что не знают, о чём говорить. Даже сейчас, в такую минуту. А вдруг эта встреча – последняя? А если я не вернусь?

Лидас при мысли об этом губы поджал, закусил нижнюю чуть ли не до крови.

Она даже сейчас смотрит на тебя с таким осуждением, с такой враждебностью, будто это ты предатель и преступник. Почему так? Почему?

- Когда я вернусь, мы обсудим процедуру развода. А я решу, что делать с...- не договорил, остановив глаза на детской кроватке, и повторил, немного помолчав:- После того, как я вернусь!

Повёл плечом и повернул голову так, будто собрался уходить.

Отец Всемогущий! Какие вы стали чужие! А раньше? Ты помнишь? К её ногам готов был броситься при малейшем взгляде. А сейчас она смотрит на тебя с безразличием, и это тебя даже не трогает никак. Ни за сердце, ни за душу!

- А он... он вернётся?- Вопрос вырвался у Айны сам собой – и Лидас обернулся на голос. Увидел её лицо, оживлённое надеждой, знакомый блеск в глазах – она вся на какой-то миг стала той, какой он знал её, знал и любил, и при виде такой реакции внутри шевельнулась приглушённая, задавленная другими заботами и огромной силой воли сила – ревность.

Как она смеет та́к вести себя? На твоих глазах! Она ничего не стыдится, ничего и никого, даже своего законного, данного богами мужа. И какая необыкновенная уверенность во всём, что она делает. Откуда она берёт эти силы? Чтоб жить, идти против всех, чего-то ещё требовать, на что-то надеяться?

- Я могу верить, что мы с ним ещё увидимся?- снова спросила Айна, подходя ближе к Лидасу. Его молчание и особенно взгляд говорили лучше любых слов.

- Верь...- Лидас отвёл глаза со странной, не знакомой ей усмешкой, когда двигается только левая сторона губ.- Если тебе от этого будет легче...

- Лидас, как ты можешь так?- Айна не удержалась от возмущения.

- А ты? Как можешь ты интересоваться судьбой своего любовника у меня? У меня – своего законного мужа?- Лидас не закричал, усилием воли сдержался. Но разозлился так, что румянец на скулах появился, и смотрел не сердито – зло. Чуть прищуренные глаза глядели с осуждением. И Айна не выдержала, отвела взгляд, опустила голову, глядя на переплетённые пальцы прижатых к груди рук.

- Если б ты только хоть немного понимал меня...- начала осторожно, но Лидас перебил её:

- Я пытался, Солнцеликий тому свидетелем! Но эта связь... Нет! Такой подлости нет оправдания... Я ещё не знаю, что будет с тобой... С тобой и с этим ребёнком. Буду решать, когда вернусь... Одно могу сказать точно: варвара своего ты не увидишь больше!

- Но Лидас...- она выдохнула эти слова со стоном.- Я слышала, Кэйдар пообещал ему жизнь...

- Это ложь! Я не оставлю его жить... Я сам убью его, если раньше этого Кэйдар не сделает...

- Но Лидас...- Айна повторила свои же слова, но теперь с мольбой, со страхом.- Ведь Айвар спас тебя однажды. Ты помнишь? От тех беглых...

- Он всего лишь выполнял свою работу!- Лидас, чувствуя, что повторяет слова Кэйдара, сказанные им когда-то, нетерпеливо переступил на месте, повёл подбородком. Сама тема разговора раздражала его. Не за этим он шёл!- И вообще, хватит об этом говорить!- Повернулся уходить, но Айна поймала его за руку, сжала пальцы в обеих ладонях, заговорила быстро, торопливо, боясь, что не успеет сказать, что он не станет слушать:

- Лидас, пойми, это я одна во всём виновата! Я одна! Я ревновала... Я хотела отомстить тебе... Этот мальчик виноват лишь в том, что он попался мне тогда на глаза... Я сама ему себя предложила, понимаешь ты это?! А сейчас... Сейчас я люблю его! Я жить не смогу без него... И если ты будешь виноват в его смерти...

- Опомнись, Айна!- Лидас вырвал свою руку, изумлённо сверкнул глазами.- Что ты говоришь? Ты сама хоть понимаешь, что́ ты говоришь?



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться