Рифейские горы

Размер шрифта: - +

Часть 47

В этот день с утра Дайгас отправился на болота выжигать железо. Взял с собой лишь мальчишку-помощника и ещё одного раба. А Айвара решил оставить дома и даже объяснил, почему:

- Еду на неделю, не меньше... Надо здесь, при кузне, быть кому-то толковому. Мало ли? Подковать или что отремонтировать... Ты и сам сможешь.

И Айвар не стал спорить, хотя поехать тоже очень хотелось. На места в округе посмотреть, поглядеть, где араны добывают такое хорошее железо.

От безделья осмотрел весь рабочий инвентарь, где что подчистил, что подправил. Перекопал сваленную в углу кучу ржавого лома, всё то добро, какое всегда собирается при кузнице, какое обычно жалко выбросить. Нашёл три неплохих куска и подумал: «А почему бы и нет?»

Тот, что получше, закопал в раскалённом древесном угле на целую ночь. Это был секрет отца, он советовал бывало: «Главное, не в чём закаливать... Всё дело в выдержке. А уголь железу лучший друг... Тут только передерживать нельзя, а то слишком хрупким потом будет...»

На два же других куска весь следующий день убил: накаливал и отбивал на наковальне до нужной формы и длины. В итоге получились длинные тонкие прутья. Но основная работа была ещё впереди. И времени на неё потребуется куда больше недели.

Никто его в течение дня ни трогал, ни работой другой не нагружал. Как будто всё равно было всем, чего это он там тюкает? Лишь иногда вечно любопытные дети из семей дворовой прислуги заглядывали, но они вряд ли что могли понять, их Айвар не боялся. Хотя, честно сказать, вздрагивал всякий раз, когда свет в дверном проёме заслоняла чья-нибудь фигура.

А пруты получились хорошие: длинные, упругие, но не легко гнущиеся. Пока они окончательно остывали, сам Айвар отдыхал, стоял, упираясь прямыми руками в наковальню. Исподлобья смотрел в распахнутую настежь дверь – солнце уже садилось. Вечер! Ещё один вечер.

Натруженные плечи ныли и спина, хотелось пить, дрожали от усталости пальцы. А в груди, глубоко внутри, опять проснулась боль, даже привкус крови чувствовался. Это было как раз то, о чём предупреждал Айгамат. Наверное, сейчас не мешало бы вспомнить о той целебной воде, но её нет, она теперь вся у Лидаса. Глупо идти и требовать обратно. На это Айвар никогда бы не решился. Если только сходить к старику и попросить воды ещё раз? Он вряд ли откажет в помощи.

Айвар вспоминал пещеру Айгамата: каменный пол, ледяные стены, небольшой очаг. Он давал очень мало и тепла, и света, поэтому полог на входе был почти весь день откинут. Полки по стенам, всюду всякие баночки с лекарственными снадобьями, мешочки с засушенными травами. Спокойная размеренная жизнь старого человека, для которого самой большой новостью был приход больного за советом или за помощью.

И всё же Айвар не жалел о том, что перебрался жить сюда, в усадьбу Даймара. Здесь было интереснее, здесь была кузня. Здесь жизнь сама казалась наполненной хоть какого-то смысла и дела. Поэтому он так легко подчинился приказу царя, поэтому за любую работу брался с радостью. А ещё здесь он сможет сделать себе оружие, меч для себя. Он уже начал готовить для него железо и сталь. А свой личный меч – это уже кое-что, это право и возможность доказать всем, что ты воин, а не раб. Он добавит и сил, и решимости для побега. Да, для побега!

Что уж тут греха таить, ведь ты же не собираешься оставаться здесь на всю жизнь. Твой отец смог когда-то уйти отсюда – значит, и ты сможешь. Негоже отправляться в дорогу, не имея оружия для защиты. Сама Богиня направила тебя в кузницу, чтоб ты мог позаботиться об этом. Значит, не будем терять зря время, его не так и много у тебя.

 

* * *

 

Дайгас вернулся на десятый день, в кузнице появился уже после обеда. Пока распрягали лошадь, пока стаскивали свежие, пористые, как дрожжевой хлеб, крицы, Айвар еле успел убрать за собой всё, что могло навести на подозрение. Само лезвие меча выхватил из чана с водой ещё горячим, продолжая шептать наговор для последней закалки, завернул клинок в кусок тряпки, спрятал под кучей старого хлама, под самый низ подсунул. Так, стоящим на коленях перед старым и гнутым железом, его и застал Дайгас.

- Бросай это дело, парень, здесь уже такое старьё, для самого последнего случая. Вон,- головой мотнул с довольным смехом в сторону улицы,- мы столько нового железа привезли, для чего хошь, бери! А тут,- пнул ногой какую-то железяку,- тут добро для чёрных дней... когда за новым невмоготу будет ехать.

Айвар поднялся, стряхивая с колен угольную пыль, скрывая растерянность на лице. Но Дайгас и так ничего не заподозрил, прошёл мимо к наковальне. Там оставался ещё лежать маленький молоточек, им только что вот Айвар острие меча своего отбивал, вытягивал до остроты круглящийся кончик клинка. Дайгас перебросил молоток из руки в руку с предвкушением, ему не терпелось заняться любимым делом.

- Ну, рассказывай, чем занимался?- Повернулся к Айвару лицом.- Вон, вижу, и гвоздей нарубил с запасом...- Подбородком указал на деревянный короб, полный свежих, аккуратно заострённых гвоздей.

- Да-а, тут крыльцо на кухне ремонтировали, гвозди понадобились...- нехотя пояснил Айвар.- Да так ещё кой-чего по мелочи... У топора, вон там, на полке, обух лопнул... заваривать надо, а одному несподручно. Пришлось пока так оставить. За ним завтра обещались прийти...- говорил, а сам незаметно локтем задвигал подальше в угол тиски, с помощью которых ещё пять дней назад скручивал по второму разу сваренные между собой полосы железа и стали. Сразу на место не убрал, а потом не до того было.



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться