Ринадель

Размер шрифта: - +

Глава 4

    На следующий день тренировка повторилась в точности, разве что не было показательных выступлений Тиррена, и против него уже никто не пытался выступать в открытую. Благодаря этому, высвободилось дополнительное время, которое наш тренер использовал для занятий по метанию ножей. Обратно в казарму все опять возвращались потрепанные, помятые, а кто-то и жутко злой. Лично я еле ноги передвигала от усталости, мечтая только побыстрее забраться в душ, а потом рухнуть на кровать, и не факт, что пойду обедать.
    Ко всеобщему негодованию, Тиррен выглядел весьма бодрым и полным сил, хотя двигался гораздо больше, чем любой из нас, многократно повторяя для особо непонятливых приемы и техники боя. Я все больше сомневалась, что он простой смертный, и в моем сознании парень взбирался на все более недосягаемую высоту почти божественной личности.
    Однако, эта «божественная личность» в положенный день снова отправилась патрулировать границы и опять в качестве моего напарника. Сколько я ни уговаривала Соэллина не отправлять меня в паре со Стриженным, командир не внял. И теперь, топая на привычное место патрулируемого моим отрядом отрезка границы, я находилась в состоянии мрачного предвкушения очередных унизительных выходок со стороны в высшей степени наглого и бесцеремонного эльфа-женоненавистника. Надо ли говорить, что настроение у меня было ниже плинтуса.
    Добравшись до родного дерева, я привычно вскарабкалась наверх и уселась на любимой толстенной ветке. Устроившийся на том же месте, что и в прошлый раз, мой напарник даже не попытался со мной заговорить. Парень снова закрыл глаза и полностью отключился от реальности. Я посидела так с часок, сперва радуясь, что меня никто ничем не попрекает, а потом злость во мне стала нарастать все сильнее. Как может этот безродный эльф учить нас каким-то суперприемам и тактике боя (об этом он тоже вскользь постоянно упоминал на тренировках), когда сам проявляет совершенное пренебрежение к своим прямым обязанностям, просто отсыпаясь во время дежурства?!
    Не выдержав, я презрительно кинула в сторону напарника:
    - И долго ты собираешься дрыхнуть? Ты разве не в курсе, что сон на дежурстве – преступление? Под трибунал захотел? Это можно легко обеспечить.
    - Я не сплю, - ответил Тиррен совершенно спокойным и неожиданно ни разу не сонным голосом. – Я слушаю.
    В первый момент я растерялась. Затем решила осторожно поинтересоваться:
    - И что же ты слушаешь? Пение птичек? – Сарказм таки прорвался у меня в голосе.
    - Нет, - все так же ровно ответил парень. – Я слушаю, не приближается ли враг. Сейчас пока все спокойно, угрозы нет.
    - И откуда е тебе известно, что орков нет поблизости? Ты же даже глаз не открываешь? – искренне удивилась я, уставившись на Тиррена.
    - Я слышу, что их нет. Сильные шаманы орков научились использовать какие-то чары для отвода глаз, поэтому враги могут подобраться очень близко, и никто их до последнего момента даже не заметит. А вот эльфийский слух обмануть они, на наше счастье, пока не могут. Но когда глаза открыты, то внимание рассеивается на слух и зрение, в результате мы не обращаем внимания на некоторые очень тихие звуки, например, едва слышный скрип натягиваемых арбалетов или шорох перекатывающихся под ногами крадущихся орков мелких камушков. Тем более сильно отвлекают внимание и перебивают посторонние раздражители всякие разговоры. Стоит закрыть глаза и сосредоточиться, как все звуки вокруг становятся громче и отчетливее. Попробуй, сама убедишься.
    И он снова надолго замолчал, погрузившись в свой, как выяснилось, вовсе не сон. А я сообразила: так вот как, оказывается, он обнаружил приближение отряда орков на прошлом дежурстве, дав предупреждающий сигнал нашим товарищам. Удивительно, как этот странный парень умудряется преподносить столь необычные для нас вещи, словно сами собой разумеющиеся?
    Однако, я решила-таки проверить его слова. Откинула к стволу дерева голову, закрыла глаза и прислушалась. Сразу мое внимание привлек щебет самых разных птиц, который раньше воспринимался только как ровны фоновый шум. Я начала выделять пересвист самых разных пташек, стрекот цикад, жужжание шмелей, далекий стук дятла по стволу дерева. Обратив свой слух в сторону степи, различила легкий шум ветра и шелест колышимых им трав. А ведь прав Тиррен: с закрытыми глазами и сосредоточившись, гораздо ярче воспринимаешь все слышимое вокруг.
    Я мужественно предалась незрячему прослушиванию окрестностей. Но спустя некоторое время закрытые глаза и мерный шум, окруживший меня со всех сторон, поспособствовали тому, что я начала задремывать. Очнувшись один раз, потом второй, я не выдержала, распахнула глаза и осторожно, боясь потревожить настрой напарника, спросила:
    - Тиррен, а как ты умудряешься не заснуть? Меня вот от такого сидения с закрытыми глазами упорно в сон клонит.
    Напарник невесело усмехнулся:
    - Жить захочешь – не заснешь.
    И как много сказала мне эта простая фраза из уст бывшего бойца Северного!
    Это дежурство прошло спокойно. Орки не напали, Разговоров с Тирреном я больше не вела, хотя вопросов у меня накопилось к нему немало. Но у меня была твердая уверенность – ответов на них я не получу, по крайней мере, из уст Стриженного. Правда я себя несколько раз ловила на том, что, задумавшись о тайнах, со всех сторон окружавших моего странного напарника, я неосознанно начинала любоваться почти идеальными чертами его красивого лица. И я едва удерживала себя от желания проследить пальцем линии его красиво изогнутых бровей, тонкого, прямого, истинно аристократического носа, твердых четко очерченных губ, подбородка… Интересно, а какие будут ощущения, если эти губы поцеловать?
    От последней мысли низ живота у меня сладко скрутило, и я тут же опомнилась. Да что ж я творю?! Откуда у меня в голове такие глупые мысли?! Этот самовлюбленный надменный эльф никогда даже не взглянет в мою сторону. Какое ему дело до простой девчонки, возомнившей, что она великая воительница? Вот он настоящий воин, словно из древних легенд времен Великой войны. А кто я для него? Неугодная напарница? Обуза в бою? Досадная помеха, навязанная командиром? Вряд ли он когда-нибудь сможет увидеть во мне нечто большее. Ведь по его устойчивому мнению мое место – у домашнего очага с рукоделием и детьми. Он думает, что мне здесь не место.
    И я жутко разозлилась на саму себя, на неожиданно возникшие эмоции по отношению к этому отказавшемуся от рода эльфу, на самого Стриженного, взорвавшего своим появлением весь стройный порядок жизни и службы нашего гарнизона. И тут же возникло желание доказать моему почти ненавидимому напарнику, что я не пустое место, что могу стать достойным воином, которым будут гордиться мои боевые товарищи, что я тоже чего-то стою.
    Потом Тиррен мне скажет в ответ на все мои выкидоны: «Какая же ты еще маленькая глупышка!» Но это будет много, много позже. А сейчас я была полна решимости серьезно заняться своей боевой подготовкой. Я не хочу больше ударять в грязь лицом под насмешливо-скептическим взглядом своего напарника и приложу все силы, чтобы этого избежать.



Элина Зимакова

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться