Rinascimento, или любовь за пределом

Размер шрифта: - +

Пролог

Ренцо вдруг ощутил катастрофическое истощение сил после того, как Франсуаза, не задумываясь, одной фразой сорвала завесу с тайны, которую он 20 лет скрывал. Когда он увидел лицо Орнеллы, Лео и самой Франсуазы… Когда они потребовали от него объяснений… Ему захотелось не то, чтобы исчезнуть из этого зала аэропорта, – с лица земли ему захотелось исчезнуть! Он никому не хотел ничего объяснять! Он хотел лишь, чтобы они все оставили его в покое!  

В первый момент он был намерен все отрицать, схватить Франсуазу и убежать с ней в самолет. Но взглянув в ее обвиняющие глаза, он понял, что это обвинение никогда не исчезнет из ее взгляда.

И тогда он молча развернулся, сделал несколько неуверенных шагов вперед, а потом сорвался с места и сломя голову бросился бежать от них, затерявшись в толпе. Его маленький чемодан вполне подходил под понятие «ручная кладь», потому даже не пришлось стоять в очереди, чтобы сдать его. Получив посадочный талон, он наконец-то оказался  надежно отгороженным пропускными воротами от всех них. Теперь, даже если кто-то решит его остановить или улететь вместе с ним, уже не сможет сделать этого.

Он, запыхавшись, остановился посреди зала ожидания и попытался усмирить дыхание. Грудь тяжело вздымалась, в висках пульсировало. Он тяжело опустился на ближайшее кресло и уронил голову на руки. Он не смог бы сказать, сколько просидел так без каких-либо мыслей в голове, пока не началась посадка.

Ренцо словно во сне вошел в салон самолета и взялся за ручку своего чемодана, чтобы засунуть его на полку над сиденьем. Он с трудом поднял его, будто чемодан был набит чугуном. Но там была лишь одежда да немного личных вещей. Легких!

Тяжелыми были воспоминания и пережитые эмоции за последние дни.

Он сел на свое место у иллюминатора и уставился в окошко. Через несколько минут, после короткой речи пилота, стальная птица начала разбегаться. Потом накренилась, подняв нос, и оторвала от земли свои стальные лапы, разворачиваясь в сторону Страсбурга. За окном оставалась Перуджа. Вместе со всеми теми, кто разрушил его. Рядом – пустое место, словно олицетворение пустой страницы его новой жизни.



Кэтти Спини

Отредактировано: 24.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться