Rinascimento, или любовь за пределом

Размер шрифта: - +

Глава 2

Ренцо с Алессией вошли в ближайший ресторан. Она никак не ожидала, что на такой безлюдной и тихой улочке ресторан окажется заполненным практически до отказа, и растерянно взглянула на Ренцо. Он, наоборот, был к этому готов: улочка потому и была пустой, что все отправились ужинать.

К ним подошел официант и поинтересовался – сразу почему-то на английском – чего они изволят. Видимо, это заведение пользовалось хорошим спросом у иностранцев, потому любой вошедший воспринимался изначально за гостя, не говорящего по-французски. Ренцо ответил, что они хотели бы поужинать, и официант предложил подождать несколько минут: как раз освобождался один из столиков на двоих в самом дальнем уголке у окошка. Ренцо кивнул и попросил пока что принести меню. В ожидании свободного места они успели выбрать блюда, потому сделали заказ, едва сев в уютном уголке за крошечный столик. Свеча в красивом подсвечнике стояла в центре, излучая теплый мягкий свет и навевая романтику.

Алессия неожиданно попросила принести вина. Ренцо испуганно посмотрел на девушку, и страх в его глазах, разжигаемый пламенем свечи, не укрылся от нее.

– Ты не пьешь алкогольные напитки? – полюбопытствовала она, когда официант, приняв заказ, удалился.

Ренцо подавил вздох. Вино в компании красивой девушки обычно приводило его в ее постель.

– Я предпочел бы воду, потому что вино меня расслабляет, – ответил он на ее вопрос.

– Так ведь это хорошо, разве нет? – приподняла она бровь.

– Зависит…

– На мой взгляд, тебе как раз не мешало бы расслабиться, – улыбнулась Алессия, и прежде, чем Ренцо успел возразить, она произнесла поспешно. – Расскажи мне о своей предыдущей поездке в Страсбург? Что ты здесь делал?

– Работал, – пожал он плечами, повергнув ее в ступор.

– Работал?!

– Да, мы снимали фильм в горах и в Страсбурге. Я кинооператор, – появилась на его губах тень улыбки при виде глаз Алессии, которые с каждым словом все больше распахивались от удивления.

Wow! И какой фильм ты снимал? – спросила она, затаив дыхание и полагая, видимо, что перед ней сидит человек, который работал с известными на весь мир актерами.

– Его название вряд ли что-то скажет тебе. Это французский сериал, он еще не вышел.

– А до этого? – едва слышно прошептала она.

Ренцо впервые, с тех пор, как они познакомились, искренне рассмеялся. Ее лицо было таким забавным в порыве изумления, что он просто не смог сдержаться.

– Я снимаю фильмы о природе, на самом деле. Работал в австралийской киностудии, а потом перебрался в канадскую, – пояснил он и привел ей названия тех фильмов, над которыми он работал. Оказалось, что некоторые из них она видела, потому была впечатлена еще сильнее.

Официант принес вино и поставил перед ними два бокала и закуски. Пламя свечи дрогнуло от дуновения ветра. Ренцо щедро налил вино в один из бокалов, а в другой плеснул буквально глоток.

– Нет уж, наливай поровну, – настойчиво произнесла Алессия и, по-прежнему не давая ему возможности возразить и вообще поразмыслить над ее словами, принялась заваливать его вопросами о работе. Ренцо начал рассказывать ей о съемках, отпивая вино крошечными глотками. Он не хотел наделать очередных глупостей под парами алкоголя.

Принесли заказанные блюда, и Ренцо с Алессией приступили к их поглощению. Глотки вина стали чуть больше, обволакивая горло приятным терпким вкусом, а ослабленное физическое состояние позволяло вину быстрее размягчить мозг.

– Откуда ты родом? – спросила Алессия, перескакивая с темы о работе.

– Из Лацио[1].

– Из Рима?

– Нет, я родился и вырос в крошечном городке на побережье. Там до сих пор живут мои родители. А в Риме я учился в университете. А ты?

– Я из Перуджи, – улыбнулась Алессия. – Но живу в Милане. Я уехала туда учиться, а потом осталась там работать. А ты почему уехал из Рима? Там ведь сердце кинематографа?

Ренцо посмотрел на нее тяжелым взором.

«Молчи, только молчи», – горячо зашептал разум сквозь сгущающийся туман.

– Мне предложили работу заграницей, глупо было бы отказываться, – ответил он, делая новый глоток вина.

– Скучал по дому?

– Конечно, – с грустью кивнул Ренцо.

– Часто возвращался?

– Ни разу…

– Как?! – снова смог он изумить Алессию. – Но ведь ты летел из Италии сегодня…

– Это был первый раз за последние 15 лет, – взглянув в пространство перед собой, ответил он.

– Первый раз за последние 15 лет?! – эхом повторила Алессия, внимательно глядя на него. – Ты так долго не видел родителей? – спросила она, но Ренцо молчал. – Проблемы в отношениях с родителями? – предположила Алессия.

– У меня отличные отношения с родителями… – ответил он, делая еще один медленный глоток. Он сидел, откинувшись на спинку стула, держа в руках бокал на тонкой ножке и глядя на свечу. Ее пламя завораживающе дрожало. – Они приезжали ко мне то в Австралию, то в Канаду, то в Южную Америку, – ответил он отрешенно, и Алессия поняла, что мрак стал возвращаться в его душу.

– Почему же ты не приезжал в Италию? – спросила она чуть слышно, боясь спугнуть волну откровения.

– Чтобы не видеть ее...

– Италию?

Ренцо не ответил. В голове царил непроглядный туман. Музыка, приглушенно звучавшая в зале, стала приятным фоном, едва различимым сквозь звон в голове. Неяркие теплые огоньки ламп, освещавшие помещение, превратились в неясные световые пятна перед его отрешенным взором. Пламя свечи было единственным, что оставалось в фокусе.



Кэтти Спини

Отредактировано: 24.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться