Rinascimento, или любовь за пределом

Размер шрифта: - +

Глава 11

Два месяца Ренцо предпринимал попытки задушить свои чувства. Безрезультатные, впрочем.

Работа помогала ему лишь ненадолго задвинуть мысли об Алессии на подсознание. И только на те считанные часы, пока он не получал от нее очередного сообщения. А после созвонов во время паузы – ежедневных созвонов, между прочим, – он и вовсе не имел сил на борьбу. А еще был этот взлохмаченный гном из Кольмара, который каждый раз, когда Ренцо возвращался домой, укоризненно взирал на него.

Если бы Алессия так не тянулась к общению, возможно, Ренцо бы заставил свое сердце замолчать. Он не был в этом уверен, но проверить такую вероятность все равно не представлялось возможным: они поддерживали связь круглосуточно. Правда, общение оставалось дружеским, как и было оговорено с самого начала, только стало более глубоким, проникновенным. Их души словно сплетались прочными узлами, испытывая постоянную потребность делиться мелочами, произошедшими за день, пережитыми эмоциями, настроением, впечатлениями.

Душа Ренцо была разорвана ровно на две части. Одна из них с каждым днем все убедительнее взывала к нему, умоляя признаться Алессии в своих чувствах и, может быть, остановить ее от грядущего замужества. Вторая часть души запрещала это делать, каждый раз приводя доводы, которые были выдвинуты еще в первый день знакомства. Он их давно знал и принимал, не раздумывая. Они всегда казались ему неопровержимыми.

И вот спустя два месяца после возвращения в Канаду Ренцо в обеденный перерыв сидел в кафе в ожидании французского знакомого, того самого Пьера. Впереди его ждали несколько дней перерыва в съемках, а у Ренцо не было никаких идей, как их провести, чтобы не сойти с ума. Именно в тот момент, когда он лениво смотрел куда-то вдаль, в поле его зрения попала влюбленная пара. Они смеялись и, время от времени, целовались.

«Мадонна, по какой непостижимой ошибке богов женщины, которых я люблю, принадлежат не мне?!»

И вдруг он замер. Неподвижно, словно внезапно замороженный.

С тех пор, как он встретил Алессию, он ни разу не вспоминал Орнеллу. Такого за двадцать лет никогда не случалось! А теперь в его голове была только Алессия, она заполнила собой все его существо!

«Неужели она смогла изменить ход движения моей неправильной жизни?»

Эта мысль произвела эффект упавшего метеорита.

Он давно свыкся с фактом, что был неизлечимо болен Орнеллой, потому что за столько лет ни одна женщина не смогла вытеснить подругу детства из его души.

Cazzo[1]... – прошептал Ренцо, закрывая лицо руками.

Уже второй раз в жизни близкая подруга, к которой он испытывает не что иное, как чувство любви, выходит замуж! Одна безответная любовь сменилась другой…

Ренцо начало казаться, что он заколдован, кем-то проклят, обречен на пожизненные страдания. Перспектива новых мучений еще лет на двадцать, чтобы потом обнаружить, что она – жена какого-нибудь друга, была сравнима со смертельным ядом замедленного действия.

Но Ренцо не хотел его пить вторично.

«В этот раз basta, – сказал он про себя. – Если она и выйдет замуж за другого, то пусть знает, что на земле есть друг, который любит ее совсем не по-дружески!»

Он достал из кармана смартфон и открыл в нем наиболее часто используемый контакт в WhatsApp. Сердце колотилось, как полоумное. Несколько секунд он смотрел на экран, потом нажал кнопку вызова.

Алессия сбросила звонок, а через мгновение пришло сообщение: «Прости, встреча с клиентом. Перезвоню, как освобожусь

Ренцо вздохнул. Нетерпение расставить все точки над «и» сжигало.

Salut! – выволокло его из внутреннего мира приветствие на французском.

Ренцо непонимающе уставился на Пьера. После принятого решения открыть Алессии свои чувства он, откровенно говоря, вообще забыл о встрече.

Ciao! – немного смущенно проговорил Ренцо. Потом улыбнулся: он искренне порадовался, что Пьер поможет ему скоротать время в ожидании звонка Алессии.

Заказав блюда, они принялись болтать о том, о сем, пока Пьер вдруг не произнес:

– Как у вас дела с Алессией? Сьюзи говорит, что от нее ничего невозможно добиться. Она, случаем, еще не переехала сюда к тебе? – хитро подмигнул Пьер.

Ренцо удивленно посмотрел на него.

– Нет, мы ведь друзья… – в замешательстве ответил он.

Что-то в голове не сходилось. Алессия, кажется, выходит замуж через две недели. Она не особо охотно говорила об этом, но когда пару раз Ренцо ее спросил о подготовке к свадьбе, она ответила, что все идет полным ходом, и сменила тему. Почему же Пьер говорит нечто подобное?!

– Друзья?! Если это дружба… – иронично ответил Пьер. – Но ты неплохо ее исцелил. Она, наконец-то, начала улыбаться и шутить.

Ренцо зажмурился и мотнул головой, чтобы заставить мозг активней работать.

– Исцелил?! Я не понимаю…

– Она ведь ехала к нам в Кольмар, чтобы сбежать от страданий. Знаешь, Кольмар – тихий, романтичный, жизнерадостный город… Отличное место, чтобы залечить раны, отвлечься, успокоиться… За пару недель до этого мы были в Милане и нашли Алессию в мрачной депрессии. Она, конечно, пыталась это скрыть, но от моей жены ничего не скроешь. Она, кстати, догадалась про Канаду.

Ренцо смотрел на Пьера, как на пришельца с другой планеты. Он вообще перестал понимать, о чем говорит этот мужчина. Даже начал подозревать, что плохо понимает по-французски, но потом осознал, что они разговаривают на английском, которым он владел в совершенстве.

– Правда, тогда мы очень опасались оставлять ее у нас в гордом одиночестве, – продолжил Пьер. – Даже подговорили соседей подружиться с ней и развлекать. Но когда она сказала, что приедет с тобой, мы возрадовались и отменили соседей, – засмеялся Пьер.



Кэтти Спини

Отредактировано: 24.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться