Rinascimento, или любовь за пределом

Размер шрифта: - +

Глава 14

– Я хотел бы поговорить с Вами о результатах обследования Вашей жены, – произнес врач.

Это был молодой энергичный мужчина, чуть старше самого Ренцо, уверенный в себе, серьезный и строгий. Он пригласил Ренцо на аудиенцию, чем немного напряг его, хотя Ренцо старался ни о чем не думать и не строить иллюзий. Но спустя две недели после того, как они приехали в Канаду, Алессия уговорила его найти врача и провести комплексное обследование. Поскольку врач был англоязычный, а Алессия не в достаточной степени владела языком, то обо всех результатах врач должен был сообщить именно ему, Ренцо.

Алессию Ренцо с собой вообще не взял. Даже не сказал, что врач его вызвал. Потому что он прекрасно понимал, что она от напряжения изведет себя.

– Так вот, – продолжил врач, когда Ренцо сел напротив него за небольшой стол. – Лично я не вижу причин, почему Ваша жена не может иметь детей. То есть у нее имеются определенные проблемы, но такие, которые поддаются лечению. Я совершенно не понимаю, кто ей поставил бесплодие. О бесплодии речь не идет в принципе. С чего такой диагноз?

– Ей поставили его лет десять назад после выкидыша, – неуверенно ответил Ренцо.

– И с тех пор она больше не обследовалась?

– Нет, – покачал Ренцо головой.

– Тогда с чего такая паника? Вы давно не можете зачать?

Ренцо старался подавить свое замешательство. Как сказать этому врачу, что они сексом занимаются меньше месяца?

– Она уже лет пять не может забеременеть, – с непроницаемым видом ответил он.

– А Вы сами не обследовались?

Ренцо нервно дернулся и закинул ногу на ногу.

– Нет, я нет.

– Я предлагаю провести обследование и Вам. Это нормально.

– Да, я понимаю, – Ренцо снова нервно улыбнулся.  – Я сделаю это, если надо. Но Вы говорите, что моей жене нужно пройти лечение? – решил он сменить тему.

– Да. Как я уже сказал, у нее имеются определенные проблемы, которые – я уверен – поддаются лечению. Причем попробовать стоит с терапевтических методов.

Сердце Ренцо затрепетало от радости. Если все же они смогут иметь малыша, своего собственного, частичку их двоих, их любви, он будет, разумеется, чуть более счастливым, чем в случае усыновления.

– Но результат может получиться далеко не сразу, – ворвался в его радость строгий голос врача. – Возможно, потребуется пара месяцев, а, возможно, пара лет. Но я прекрасно понял по лихорадочному волнению Вашей жены, что она не способна ждать ни одного месяца, и каждые месячные являются для нее мировой трагедией. Так уже продолжается, наверное, несколько лет? – вопросительно посмотрел он на Ренцо.

Ренцо мимолетно взглянул на медика. Он до сих пор понятия не имел, как она переживает месячные.

– Скажем так: она переживает из-за того, что не может иметь детей, – ответил Ренцо уклончиво.

– Представляю… Так вот, это только ухудшает дело. Чем больше она зацикливается на этой проблеме, тем хуже. Вы должны ее чем-то отвлечь! Занять чем-то, что поглотит все ее мысли и все ее время. Знаете, некоторые даже ребенка усыновляют, забывают все с ним, и у них получается свой собственный ребенок.

Ренцо вздохнул, ощутив укол совести: это была его вина, что Алессия весь день предоставлена самой себе. Он брал ее во все выезды с ночевками, потому что не хотел проводить без нее ни одной ночи, но из-за этого ей часто приходилось оставаться одной в отеле весь день, потому что некоторые съемки проходили в таких местах, где нельзя было свободно пойти и погулять, чтобы развлечься. И здесь, в Канаде, их ждал только такой режим жизни. Ренцо лишь надеялся, что через два месяца в Исландии ей станет куда интереснее. И теперь всей душой желал скорейшего завершения контракта.

– Я попробую что-нибудь придумать, – ответил Ренцо, опуская глаза.

– Да, попробуйте! Иначе Вы придете к депрессии и истерикам. Я еще раз повторяю: если повезет, все может получиться уже через пару месяцев. Но ведь может повезти только через год-два-три…

– А не повезти может? – спросил Ренцо.

– Если будет не везти, я предложу вам ЭКО.

Кстати, да! Ведь существует еще и ЭКО! Ренцо почему-то совсем не подумал о такой возможности.

– А почему нельзя попробовать с ЭКО сразу?

– А Вы бы стали, например, удалять себе зуб, потому что он разболелся, в то время, когда стоматолог просит Вас потерпеть, чтобы зуб вылечить?

Ренцо усмехнулся.

– Понимаю, – кивнул он.

– Рад, что Вы правильно ко всему относитесь. Теперь я расскажу Вам о предстоящем лечении, которое мы начнем сразу же…

 

– Послушай, amore... – с расслабленной улыбкой проговорил Ренцо, вернувшись домой поздним вечером. – Меньше, чем через два месяца мы уедем в Исландию. Мы проведем месяца четыре в Европе. У нас будет возможность ездить в Италию. Ты рада?

– Конечно, – улыбнулась Алессия. – Хотя я еще не успела сильно соскучиться, и с тобой мне не важно, где находиться.

– Значит, ты недооцениваешь предстоящий период, – загадочно сказал Ренцо.

– В каком смысле? – не поняла Алессия.

– Ты помнишь, что потом мы должны будем вернуться в Канаду, как муж и жена?

– Ренцо! – распахнула она глаза. – Ты… серьезно?!

– Вообще-то мне казалось, что мы это решили в Милане, разве нет?

– Да… Но я не думала… Я думала, все это под влиянием эмоций…

– То есть ты согласилась под влиянием эмоций? – нахмурился Ренцо.

– Нет! Я нет! Я о тебе говорю…



Кэтти Спини

Отредактировано: 24.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться