Rinascimento, или любовь за пределом

Размер шрифта: - +

Глава 15

Пять месяцев спустя Ренцо с Алессией ехали в машине по трассе из Перуджи в Вечный город. Они провели три дня в доме ее родителей, встретились со многими друзьями Алессии. Почти все со стороны невесты уже знали о предстоящей свадьбе месяц назад, когда Ренцо с Алессией приезжали в Италию и ходили в базилику, где собирались венчаться, чтобы договориться о дате. Но тогда они вернулись лишь на выходные и встречались только с родителями Алессии и ее местными друзьями. В этот раз была организована целая вечеринка, где было объявлено официальное приглашение.

Родители Ренцо, напротив, до сих пор жили в неведении.

Алессия спрашивала его, почему он тянет, а внутри нее все сгорало в сомнениях и страхе, но Ренцо отвечал просто: он хотел сообщить эту новость при личной встрече, для которой пока не представилась возможность. В итоге с его стороны были приглашены многие, но родители, друзья детства и университетские друзья пока были не в курсе.

И вот час настал: они ехали в Рим. Алессия страшно волновалась, и это не укрылось от внимательных глаз Ренцо.

– Почему ты так переживаешь? – спросил он.

– Мммм… Вдруг я не понравлюсь твоим родителям… – ответила она немного нервно.

– Я уже говорил тебе, что их мнение никоим образом не повлияет на наши планы. Но я уверяю тебя, что ты зря волнуешься: они будут счастливы, потому что давно мечтают, чтобы я женился.

– Да, но не на ком попало!

– А я и не женюсь на ком попало! – возмутился Ренцо. – Я женюсь на самой лучшей девушке планеты! – красноречиво посмотрел он на нее.

– Ренцо, смотри на дорогу!

 

Синее море, сверкающее в лучах солнца, показалось за очередным поворотом. Некоторое время они ехали вдоль его сине-зеленой глади, и Алессия восторженно любовалась открывшимся пейзажем, периодически украдкой поглядывая на Ренцо. Он стал молчаливым и напряженным. Она вдруг осознала, что им обоим предстоит нелегкое испытание. И они должны быть сильными. Оба.

Он притормозил около до боли знакомого дома. Дома, в котором он вырос, который хранил тонну воспоминаний, ярких и незабываемых. Несколько месяцев назад он был здесь после пятнадцатилетней разлуки, испытав невыразимую ностальгию, несмотря на то, что внешне все изменилось за время его отсутствия. Он постоянно посылал родителям деньги, и они отремонтировали старый ветхий дом, покрасили его совсем в другой цвет и обнесли изящным забором. Именно в эти ворота и уперся теперь нос его машины.

Но Ренцо так и не предупредил своих родителей о визите. Даже о своем приезде в Италию не сообщил. Что-то необъяснимое заставляло его действовать именно так: непредсказуемо. Возможно, это позволит избежать ненужных встреч, хотя он полагал, что они все равно предстоят ему. Он мысленно готовил себя к ним. И был уверен: в этот раз ничто не сможет поколебать его чувств.

И вот Ренцо вышел из машины в спускающийся вечер, обошел ее сзади и открыл дверцу перед Алессией. Она робко подала ему руку, и в глазах ее отразился испуг. Но Ренцо уверенно улыбнулся ей. Он понимал ее чувства: он в первый визит в Перуджу тоже изрядно волновался! Он обнял Алессию за плечи, чтобы передать ей немного своей уверенности, и направился к калитке. Нажав на кнопку звонка, он поцеловал свою возлюбленную в висок.

Дверь дома отворилась, и на пороге возникла его мама – пожилая синьора в домашнем платье с фартуком и пучком седых волос. Она торопливо направилась к воротам, шаркая по каменным плиткам старыми шлепанцами, все еще не догадываясь, кого скрывают прутья калитки.

Распахнув дверь, она остолбенела.

– Ренцо! – ахнула мама. – Но… Это…

– Я приехал в гости. Можно? – рассмеялся он, видя, что мама не в состоянии собрать воедино мысли, мечущиеся в голове.

– Конечно, amore di mamma[1]! – бросилась она к сыну, целуя в обе щеки. – Гвидо! – крикнула она в сторону дома. – Гвидо! Иди сюда! Гляди, кто приехал!  – потом она снова обернулась: удостовериться, что у нее не случился обман зрения. И только тут, видимо, заметила рядом с Ренцо девушку. Несколько мгновений она рассматривала ее, потом вопросительно перевела взгляд на сына.

– Это моя невеста. Алессия, – с улыбкой ответил Ренцо.

Santa Maria! – сложила мама руки в мольбе и подняла глаза к небу. – Я дожила до этого дня! Grazie al cielo[2]! – глаза ее заблестели, а на губах заиграла счастливая улыбка. Затем она протянула руки к Алессии и расцеловала ее в обе щеки.

– Ренцо! – вдруг раздался со стороны дома мужской голос. – Figliolo[3]! Ты ли это?! Без предупреждения! – торопливо шагал к ним пожилой седовласый старец энергичной походкой. Потом с чувством обнял сына.

– Гвидо! Он с невестой! – захлебываясь в слезах радости, проговорила его жена.

Только тут отец резко отпрянул от сына и воззрился на Алессию.

– Мадонна! – возвел он руки к небу, как его жена. – Неужели свершилось?!

И снова Ренцо подарил Алессии мгновения неописуемой радости. Встреча с его родителями превзошла все ее самые смелые ожидания. Она опасалась, что они воспримут негативно такое поспешное решение жениться, даже без знакомства с невестой. Она даже мечтать не могла, что они встретят ее так эмоционально-радостно, что им будет безразлично, кто она, и сколько они знакомы с их сыном. Им важно было видеть своего сына счастливым, и они полностью доверяли его выбору.

Родители Ренцо принялись суетиться. Отец помчался в погреб за вкусностями, а мать начала хлопотать у плиты, завалив молодых людей кучей вопросов. Когда аппетитные блюда были готовы, все четверо расселись за круглым столом, и родители продолжили расспрашивать Ренцо и Алессию о планах на будущее.



Кэтти Спини

Отредактировано: 24.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться