Rinascimento, или любовь за пределом

Размер шрифта: - +

Глава 23

Ренцо вошел в палату Алессии. Она спала.

Он опустился на колени перед ее кроватью, словно перед иконой в церкви, и взял ее за руку. Пальцы, как всегда, были холодными, и Ренцо сжал их в своей горячей ладони. Он не знал, как долго простоял так перед ней, созерцая ее бледное лицо, пока она не проснулась.

Алессия открыла глаза, и как только их взгляды встретились, лицо ее перекосилось от боли.

– Ренцо… Зачем ты здесь?

– Алессия, я люблю тебя, – ослабевшим голосом проговорил он.

– Ренцо, ты стал для меня воздухом… – начала она, а по щекам потекли слезы. Но она не отняла своей руки из его ладоней. – Я никогда так не любила… Даже того, за кого собиралась замуж… То чувство не было любовью… И я не стала бы его проверять… Потому что ты подарил мне мечту… Научил летать… После всего этого… мне сложно принять твою измену… Даже если ты доказал себе, что больше не любишь ее… Это больно, понимаешь? – всхлипнула она.

Мысль, яркое воспоминание, жизненно важная фраза, словно молния, блеснула в его мозгу.

– Подожди… – прошептал Ренцо, вытаскивая телефон. Набрав номер, он произнес взволнованно в трубку: – Фран, ты можешь войти в палату?

Через несколько мгновений дверь осторожно приоткрылась, и в нее просунулась голова девушки. Франсуаза посмотрела на Ренцо и, не дав ему даже рта раскрыть, подошла к Алессии и протянула ей свой смартфон.

Алессия дрожащими руками взяла его и вопросительно посмотрела на Франсуазу.

– На экране открыто видео. Посмотри его.

Ренцо не знал, что там, он лишь ощущал, как гулко стучит в груди сердце. В этот день оно вообще вело себя странным образом: то билось, то не билось, то становилось холодным, то горячим…

Алессия нажала на кнопку воспроизведения, и тотчас из динамиков телефона донеслись шуршащие звуки. Это море волновалось, перемывая камешки на берегу. А где-то вдали слышались приглушенные голоса. Сначала ничего не было понятно, но потом по мере приближения, слова стали различимы.

«– Я писала тебе, но ты не отвечал. Я была в отчаянии. Я просила даже твоих родителей, чтобы они помогли мне связаться с тобой. Потом я попробовала писать тебе с других адресов. Но все равно не могла достучаться до тебя. Теперь мы можем быть вместе.

Несколько секунд молчания. Почти целая минута. Потом послышался голос Ренцо. Он не узнал его, просто догадался, что это был именно его голос.

– Нет. Эта история кончена.

Еще мгновения молчания. Потом ошеломленный голос Орнеллы:

– Ты спятил?! Ты всю жизнь меня любил! И теперь, когда мы можем быть вместе…

– Мы по-прежнему не можем быть вместе, – прервал ее Ренцо.

– Почему?!

– Я люблю другую.

– Но Ренцо… Мы ведь расстались совсем недавно… – пыталась она найти слова. – Всего несколько месяцев назад… Ты ведь не мог за такой короткий период забыть любовь, длящуюся столько лет…

– Чтобы полюбить, достаточно мгновения, короткого, как вспышка молнии.

– Нет… Нет! Ты не можешь так говорить! Ты не мог забыть нашу любовь…

– Мою любовь, Орнелла! – возмущенно прервал он ее. – Это я любил тебя 20 лет. А ты любила других! Это была исключительно моя любовь, ненужная и безответная! Но взаимность в любви, как вода для растений: некоторые годами живут в пустыне без влаги, но и у них есть точка предела, достигнув которой, они погибают. Так и моя любовь: она выдержала 20 лет засухи, но потом погибла.

– Ренцо! Я ведь тоже любила тебя! Я ведь призналась тебе в Страсбурге в этом! Я всегда любила тебя, просто считала недоступным! Я тоже думала, что моя любовь безответна, понимаешь?! И теперь мы наконец-то можем быть вместе! Можем быть счастливыми! И можем порадовать наших родителей внуками! – она явно улыбнулась.

Снова последовало молчание.

Ренцо не сводил глаз с Алессии, чувствуя, как колотится сердце при виде ее слез. Она с болью смотрела на экран, будто там в тот момент ей выносился смертный приговор. Она зажмурилась, и слезы побежали быстрее. Ренцо, как завороженный, был не в силах оторвать от нее взгляд.

– Нет, – послышался голос Ренцо. Решительный, уверенный, без нотки сомнения, и Алессия резко открыла глаза. – Я больше не люблю тебя, – добавил он.

– Ты с ума сошел?! – воскликнула Орнелла отчаянно. – Ты не мог забыть меня… В Перуджи… Я видела, я чувствовала, как ты меня любил, как хотел быть со мной…

– Почему же не подавала вида, зная и чувствуя? – язвительно спросил он.

– Я… Я была замужем… Я любила Лео…

– Баста! – крикнул он.

Снова молчание.



Кэтти Спини

Отредактировано: 24.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться