Риша решает!

Размер шрифта: - +

5

Риша

 

Как проходят выходные у нормальных людей? Понятия не имею. Я к ним не отношусь. Мы с бандой всю субботу и воскресенье играем в Черепашек Ниндзя. Ярослав откуда-то (он никогда не признается, где именно он все это берет) припирает костюмы мультяшек с огромными мягкими головами. А еще к нашей веселой компании присоединяется Жека, знакомый Коли и Толи, потому что нам не хватает одного персонажа. Главного злодея — Шреддера.

Сначала, правда, ребята хотят, чтобы им была я, но нунчаки Микеланджело их быстро убеждают в обратном. Ну уж нет. Я и так для всех вселенское зло, пусть хоть в представлении побуду на стороне добра. Сплинтером наряжаться тоже не кайф. Лучше черепаха, чем крыса. Да и роль мудрого старикашки больше подходит Яру. А мы с Лехой, Колей и Толей берем на себя роли зеленых братьев.

Я сразу забиваю образ Микки. Обожаю оранжевый и пиццу. Ею, кстати, и заканчивается вечер воскресенья, когда уже все роли распределены и отработаны, конкурсы придуманы и в сценарий внесены последние правки.

— Какие планы на завтра? — спрашивает Ярослав, выхватывая у меня из рук корочку от пиццы.

— Пытки теорией управления и финансовым менеджментом, потом танцы, да и в принципе все. Есть какие-то предложения?

— Может сходим в кино?

— Да! — подхватывает Кир. — Вышел тот крутой боевик. Где… Ну этот чувак классный. Который лысый и здоровый.

— Твой кумир теперь, — ржет Коля, пытаясь дотянуться и погладить бритую макушку друга.

Кирилл бьет его по руке, под наш дружный хохот.

— Да. Давайте сходим, — соглашаюсь, особо не раздумывая.

Люблю ходить с гномами в кино. Они всегда покупают каждый по ведру разного попкорна и большие стаканы с напитками и, конечно же, делятся ими со мной. А еще скидываются мне на билет. Грех этим не пользоваться.

Смотрю на Ярослава, на его лице играет улыбка. Скалюсь ему в ответ, и тут мне в нос прилетает кусочек маслины. За что?

— Ах так? — произношу, прищуривая глаза. — Черепахи, по-моему, Сплинтер совсем офонарел! Пора его проучить хорошенько, — тянусь к открытой коробке пиццы и вытаскиваю из начинки снаряд.

— Чур не я потом убираю! — кричит Леха, вскакивая с места, и присоединяется к битве.

— Кто первый сдастся, тому и убирать! — вворачивает Коля, кидая в Толю половиной куска пиццы, и попадает прямо в лоб. Погрызанный треугольник медленно сползает по его лицу, оставляя за собой жирный след.

Ой-ой… Сейчас что-то будет...

 

 

***

 

«Малый зажигай!» в понедельник встречает меня пустым холлом и тишиной. Кажется, я слишком рано. А нет… Не тишиной. Музыка доносится откуда-то из глубины здания, и я следую за своим любопытством. Шагая по коридору в другую сторону от танцевального класса.

Оказываюсь перед массивными темными дверьми и приоткрываю одну створку, просовывая внутрь нос. Ряды мягких бордовых кресел, два прохода между ними, а левее огромная сцена, которая освещена яркими лампами. И там, купаясь в белом свете, беснуется танцор. По-другому не скажешь. Взмывает вверх, делая невероятные трюки. Он что, на веревочках? Может под ним не деревянный пол, а мягкий батут? Невозможно так высоко прыгать, еще и крутясь в воздухе, словно гимнаст с золотой медалью.

Нижняя челюсть ползет вниз. Пусть я не знаю наверняка, но чувствую, это темный близнец, то есть Стас. Черные спортивные штаны, майка, открывающая сильные руки. Босиком. Он носится по сцене, и у меня останавливается сердце перед каждым его выкрутасом. И он хочет, чтобы я танцевала с ним? Зачем? Он один стоит целой команды.

Музыкальная композиция близится к финалу. Если я хочу остаться незамеченной, нужно валить, но… Черт возьми, не могу. Последний рывок Стаса к краю сцены, певец берет самую высокую ноту. Рука парня протянута к залу. Ладонь бьет мелкая дрожь, взгляд полон боли. Мышцы похожи на высеченные в камне очертания. Последний аккорд — удар в сердце. Стас разворачивается спиной и уходит к задней кулисе, зарываясь руками в волосы.

Легкие обдает огнем. Дыши, Риша. Прикрываю дверь, отступая назад. У меня нет слов. Мыслей тоже нет. Быстро перебираю ногами, желая все-таки убежать от этого места подальше. Сейчас все чувства, что бушуют во мне, кажутся чужими и неправильными. Я не должна была это видеть. Такое ощущение, что я Стасу в душу влезла, хотя не имела на это права. Никакого.

К моему счастью темный близнец не появляется в танцевальном зале к началу тренировки. Мне нужно немного времени, чтобы переварить то, что я увидела. Даже на светлого смотреть не могу, потому что то и дело перед глазами всплывает острый взгляд карих глаз. Сосредотачиваюсь на «маме кошке» и уже почти любимых мною модельках, половина из которых даже приветливо улыбается мне, а некоторые интересуются, почему я отсутствовала на прошлой неделе.

Что-то я не догоняю. Это что, параллельная реальность, где все любят Ришу? Бред какой-то.



Алекс Хилл

Отредактировано: 19.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться