Риша. Стать драконом

Глава двадцатая.

 

С Аниттой всё-таки случилось пару столкновений. Вроде и ничего страшного не случилось, как я полагала, однако осадочек неприятный остался. В первый раз она попыталась меня пошантажировать тем, что якобы знает мою какую – то тайну и я, если не желаю обнародования, должна буду выполнить за неё задание по алхимии. Ага, шнурки поглажу и сделаю. Примерно так я ей и ответила. За что в спину мне полетело разражённое злое шипение, потом правда, королевишна нашла для выполнения своей работы другого негра, но меня это уже не интересовало. Если один раз уступишь шантажисту – всю жизнь расплачиваться будешь. Правило нашего мира.

Второй раз стычка произошла в коридоре, когда я бежала с кафедры артефакторики, после зарядки накопителей. Княжна, в окружении воздыхателей шествовала мне навстречу, естественно, мирно и спокойно разойтись не получилось, ну очень узкие коридоры в Академии, целых пять метров.

-С дороги, безродная деревенщина!

 В результате толчка я отлетела к стене и достаточно больно приложилась спиной. И это стало последней каплей. Как известно, магия в корпусах Академии блокировалась, но кто сказал, что я не могу выдрать у зарвавшейся негодяйки три волосинки? В конце концов за моей спиной опыт прежней моей жизни и жизни Витарины. А она прожила жизнь сорванца и не раз была замечена в уличных драках.

Мы сцепились, как две бродячие кошки. Что самое интересное, подпевалы княжны в этой ситуации почему –то растерялись и не сразу смогли вмешаться. А тут и ребята знакомые подбежали. В общем, нас растащили можно сказать с минимальным ущербом. У Анитта приобрела бланш под глазом и потеряла пару клочков шевелюры, а я… ну, подумаешь, мне эта блузка совсем и не нравилась.

Вроде бы на этом дело и закончилось. Так я решила. Потому что по поводу драки никто меня не трогал, ни меня, ни королевишну. До сего дня. Мы с рыжей сидели на лекции по травоведению, как в кабинет заглянула секретарь ректора и велела выйти из аудитории с вещами.

-Что –то случилось? – поинтересовалась я, потому что этот вызов первоначально вызвал у меня лёгкое недоумение, вроде причин для него не было. Но стоило, закрывая дверь обернуться, и всё стало на свои места. Уж слишком злорадной была физиономия у княжны. Ну, что же… посмотрим.

Пришлось взять себя в руки и мобилизовать все свои силы. Ещё не хватало сорваться прямо в кабинете ректора. Но вот чего я не могла себе представить, это размеры своих грядущих проблем. Впрочем, по порядку.

Дойдя до приёмной и кабинета ниера Нар-Касса, я выяснила одну преинтереснейшую вещь. Оказывается, меня вызвали не просто так на ковёр, а потому, что сегодня заседание Попечительского Совета Академии, и на меня поступила жалоба от князя Румиро с требованием исключить из Академии безродную негодяйку, посмевшую ударить его дочь. Капец. А, что тогда говорить мне и кому жаловаться?

   -Ждите здесь. Вас вызовут, - секретарь ниера Нар-Касса была немногословна. Рукой мне показали на достаточно глубокое кресло в углу приёмной. Насколько мне было ведомо, к кабинету ректора примыкал небольшой зал для совещаний и, судя по всему, нынешнее заседание Попечительского Совета проходит как раз там. В этот зал попасть можно было двумя способами: из кабинета ректора, и через дверь в приёмной. Она было большой, массивной, зачарованной от подслушивания и слежки, выполненной из той же древесины, как и остальные, как, впрочем, и вся мебель в приёмной, не выбиваясь из единого стиля.

   Я присела, настроившись на долгое ожидание. Спешить и вправду было некуда, а вот обдумать, что и как я буду говорить, стоило бы. Если мне конечно, дадут возможность себя защитить.

Ситуация такова, что слово Анитты против моего, ведь на территории Академии титулы не действуют, упрощены, однако это не мешает королевишне своим кичиться и унижать тех, кому не повезло родиться в знатной семье. Согласно моим нынешним документам, я родилась в горной деревушке на территории Миритии, затем якобы, моя семья перебралась в Наркас, где отец весьма прибыльно занялся торговлей, а мать открыла небольшую мастерскую.

   Да, происхождение подходит под определение «рабоче-крестьянское». Но таких студентов в Академии большинство. В нашей группе только половина. И каждый из них в той или иной мере стал жертвой этой дряни. Моё слово, дочки средней руки купца против княжны. Да, не катит. А, если ещё её отец имеет некоторый вес в Совете... Тут может помочь только вмешательство Владыки.

Как же мне не хватает Рианэля! Пусть он и злюка зловредная, но больше мне обратиться не к кому. И, где его пресловутая охрана и защита? Никого, кто бы подходил хоть как -нибудь под эти параметры поблизости не наблюдалось. Или я всё-таки чего-то не знаю?

   Дурная привычка грызть ногти, с которой я с переменным успехом боролась всё детство и всю юность, проявила себя и здесь. Правда, это оказалось не так и легко. Ногти грызтись совершенно не желали, а уж привести их в божеский вид и придать форму, и вообще оказалось сродни подвигу.

Один поиск подходящей пилочки съел мои нервы. Если бы не помощь Карины, я бы и дальше злилась, и пыхтела, как полуночный ёжик. Но девушка мне помогла тем, что подсказала один салон, и даже первый раз согласилась туда со мной сходить, где мне с помощью магии привели в порядок не только руки, но и ногти. И вот этими острыми коготками я строгала стружку с кресла в приёмной ректора.

   Шкряб... Три тоненькие полосочки лака протянулись за моей рукой. Я замерла, подняв взгляд на секретаршу ректора, но почтенная дама так закопалась в бумаги, что казалось, ничего вокруг не замечает. Или делала вид.

   Шкряб... Ещё несколько параллельных царапин украсили подлокотник кресла. Я воровато оглянулась и быстренько смахнула сор на пол. Это была не я, и вообще, мало ли кто в этом кресле сидел раньше? А стратегия поведения так и не вырабатывалась. Как ни крути, но тут или обращаться за помощью к так называемому деду, или как фанера над Парижем, придётся вылететь из Академии. Ни за что! Шкряб...



Александра Гриневич

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться