Риша. Стать драконом

Глава первая

Перед сидящим на троне правителем в униженной позе стояла коленопреклонённая человеческая фигура. Провинившийся воин на снисхождение не рассчитывал. Его вина была столь велика, что удивляло то, что он до сих пор жив.

-Владыка…

-Кириэль, ты виновен.

-Владыка, я готов понести любое наказание…

-Самое малое, что я могу назначить – изгнание.

-Я готов.

-Это ещё не всё, Кириэль… - Владыка тяжело поднялся с трона и подошёл к коленопреклонённому воину. Взгляд ярко-синих глаз прошёлся по склонившейся фигуре, задержался на лице, вглядываясь, словно желая заглянуть в душу и прочесть её. Едва слышный вздох и взмах меча. Заплетённые в причудливую косу волосы теперь уже изгнанника, длинной плетью упали на пол. –Ты покинешь Иль’марилин тотчас же. Уедешь на восток. Найди моего наследника и сбереги его, слышишь?

-Я повинуюсь, Владыка.

-Как только станет известно об исчезновении Витариэля вместе с моим племянником, начнётся грызня за передел власти. Некоторые могут посчитать непризнанного бастарда угрозой для себя. Сохрани ему жизнь, Кириэль, и я верну тебя обратно.

-Где мне искать вашего наследника, Владыка?

-Я не знаю. Пятнадцать лет назад должен был родиться ребёнок, но в Миритии до сих пор ничего об этом неизвестно. Княжна Мариса была в тягости, когда покинула Академию в Эйдане. Известно лишь, что наследница Ивара Даргона провела больше года в одном закрытом монастыре при Храме Леты в драконьих горах. Оттуда княжна вернулась присмиревшей на некоторое время. Что же сталось с ребёнком – неизвестно.   Отыщи следы, найди свидетелей. Его искали и не нашли.

-Повинуюсь, Владыка.

Спустя мгновение изгнанник покинул чертоги Правителя Иль’марилина, чтобы, забрав вещи и оружие, вскочить на коня и окончательно покинуть родные края. На долгие годы, если не навсегда.

За полгода до описываемых событий, Кириэль являлся командиром отряда охраны и сопровождал первого наследника Владыки Ираэля, княжича Витариэля и его кузена Ториэля. Оба княжича, вместе с магистром Дарриленом должны были исследовать старый полуразрушенный форт Древних. Вот только экспедиция закончилась полным провалом: княжичи с магистром и частью отряда пропали, а те, кто смогли выбраться из ловушки, попали под обвал и не выжили. Единственным, кто смог добраться домой и принести плохие вести, оказался Кириэль.

 В старину гонцу, принёсшему плохие вести, отрубали голову. Чего-то подобного ждал и Кириэль. Наследника не сберёг, отряд потерял, так ещё и стал чёрным вестником. Но Владыка оказался милостив и оставил ему жизнь, правда при этом поручив невыполнимое задание.

Правящая династия Миритии свято блюла свои секреты. Нечего было и мечтать выяснить местонахождение ребёнка, рождённого полтора десятка лет назад, который будучи бастардом, претендовать на троны двух стран не мог, зато являлся неплохой кандидатурой для закулисных игр оппозиции, что в Миритии, что в Иль’марилине. Если он жив, конечно. Могли и удавить по-тихому ещё при рождении. Да и прошедшие годы не способствовали успеху миссии.

Став изгнанником, Кириэль не очень обольщался на счёт своего будущего. Для таких, как он одна дорога была – в наёмники. А дальше… как боги решат. Кому возносить молитвы, он ещё не решил – Пресветлой матери ли, чтобы не оставила своё дитя в его нелёгком пути, богине судьбы Летте, или Нэшу, бога Света и справедливости, Верховному судье, покровителю воинов? А лучше всего будет сходить в Храм всех богов, поклониться, попросить помощи и заступничества. Чем Даркас не шутит, а вдруг поможет? Если у него получится напасть хотя бы на след – это уже будет большой удачей.

Спустя год в столице государства метаморфов появился эльфийский наёмник. Воином он оказался хорошим, да и рекомендации были неплохие, поэтому легко смог устроиться на службу к одному из советников князя Даргона. Контракт был заключен на год, а по истечении означенного срока, наёмник исчез, ушёл никому ничего не сказав. Словно и не было его здесь никогда. Лишь одна из камеристок княжны Марисы тоскливо вздыхала вечерами, перебирая в шкатулке нехитрые украшения, подаренный остроухим любовником. Недорогие, но замысловато выполненные, изящные, они притягивали взор, таинственно мерцая отблесками лунного серебра и мелкого жемчуга.

*   *   *

Как же у меня болит голова! Такое впечатление, что в черепной коробке свил гнездо рой ос, а теперь жужжит и больно жалит всякий раз, когда я пытаюсь открыть глаза. Я плыву. Вдалеке слышится гул и шорохи, словно шум прибоя. Вязкая темнота не хочет меня отпускать, да и я не сильно куда – то стремлюсь. Мне хорошо здесь. Но стоит только попробовать пошевелиться, как возвращается боль. Не хочу. Хочу покоя. Тишины. Покой – это смерть. Я не хочу умирать. Тогда… значит… мне нужно выбраться отсюда. Господи, как больно – то! Болит всё тело, ломит, словно при высокой температуре, выкручивает суставы, ноет в мышцах, но больше всего боль сосредоточилась в области затылка и левого плеча. Что со мной произошло?

Ответа нет.

Хочется пить, кажется внутри меня пылает печка, горит, жжет огнём. От этого огня кипит и плавится кровь, путаются мысли. Боль не уходит, она накатывает волнами, вгрызается сотнями маленьких острых иголочек в череп, ввинчивается под кожу, рвёт тело на маленькие ошмётки плоти. Больно. Пить… пить.

-Сейчас- сейчас, потерпи чуток болезная. Отвара дам, да повязки сменю. Опять раны кровят вовсю. Уж седмица дней миновала, а они всё не закрываются. Ты девонька- то, борись. Негоже такой молодой да красивой за грань уходить. Жить хочешь?

-Кха… да…

-Вот и молодец, вот и умница. Борись. Вцепись зубами и держись. Ещё поживёшь. От старой Ареи ещё никто за грань от таких пустяшных ран не уходил. Выдюжим, вылечим тебя.



Александра Гриневич

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться