Риша. Стать драконом

Глава девятнадцатая

Полгода, как я в этом мире и, фактически четыре месяца, как студентка Академии. Иногда мне казалось, что я привыкла и сжилась с новой жизнью. А иной раз накатывала такая тоска, хоть плачь. Кошмары из серии "я дома", мне больше не снились, а вот "кино" - периодически. И сюжеты один другого замысловатей. Кином я называла сценки из жизни того, кто надел мне браслет. Но иногда это "кино" оказывалась почище любого фильма ужаса.

   К чахлому дереву привязан степняк. То, что это степняк видно сразу - черные волосы, узкие раскосые глаза, кожа цвета обожжённой глины, странная кожаная, украшенная вышивкой одежда. Степняк зло сверкает глазами и выкрикивает оскорбления. Гортанный голос выкрикивает незнакомые слова, но я всё понимаю. Странно, откуда?

   - Ты дохлый сын бешеного зебара, я не боюсь тебя! Пусть внутренности твои растащат дикие снуры, а глаза сожрут черви! Я плюю на вас и ваших детей! Я станцую на твоей могиле! Из твоего черепа сделаю чашу и буду на пирах пить вино и развлекать прекрасных гурий! Я не боюсь вас, шелудивые курзуги! Грызлы!

   Мне любопытно, и я подхожу ближе, смотрю в лицо привязанного человека, глаза которого горят ненавистью. За что? Почему? Степняк знал на что шёл, никто не заставлял его травить воду в колодце, бросив туда полусгнивший труп антилопы. Но меня интересует другое и я подхожу к пленнику на расстояние пары метров.

   -Ты понимаешь меня, человек? Я хочу, чтобы ты ответил на мои вопросы.

   Пленник презрительно смотрит в лицо, в глазах всё та же ненависть, ноздри раздуваются от бешенства, тонкие губы кривятся в презрительной усмешке. А потом в лицо летит плевок. Рука, доставшая из кармана платок, чтобы вытереть лицо, мне не принадлежит. Несомненно, скорее всего человеческая, а не метаморфа или нерга. У первых ногтевые пластины на руках слишком крепкие и напоминают своей прочностью когти, а люди - ящеры и так имеют весьма приметную внешность. Кусок ткани, только что послуживший платком, превращается в кляп.

   -Thoir air falbh a chuid aodaich, - знакомый голос, низкий, мужской, мне не принадлежащий отдаёт команды. Чувствую, что его хозяин в бешенстве. - Man, tha thu ceюrr. Do seun Cha chuidich e thu. Agus ur dлon, cuideachd. (Снимите с него одежду! Человек, твоя защита тебе не поможет. И амулеты тоже.)

   Со степняка в мгновение ока сдирают всю одежду, и вот уже только обрывки её полощутся на ветру. Снова короткая команда. Я знаю этот язык, я понимаю всё сказанное и догадываюсь, что за зрелище меня ждёт. На человеческой коже вырезаются руны. Мы уже проходили основы рунной магии, и я вижу знакомые значки: -дисс и арда- это разум, тайре и урда -подчинение, шиасс -речь. Тонкие кровавые линии сложились в замысловатый узор. Пленник понимает, что сейчас будет, дергается, не давая провести линию ровно, его бьют рукоятью ножа в висок, и заканчивают работу. Теперь он скажет всё. И то, что знал, но забыл, и то, чего не знал.

   Как легко можно сломать разумное существо? Всего лишь лишить его воли, а потом позволить осознать произошедшее. Я вижу его глаза и вижу там ужас и ненависть, обречённость борется с остатками гордости. Он хочет умереть, и ему такая возможность будет предоставлена. Быстрая смерть от моего ножа.

   -Прости меня... - далёкий шёпот, - ты не должна была этого видеть.

   И чувство острого сожаления. Не моё чувство.

   Я делила свои сны на три категории. Сны, навязанные браслетом, когда ко мне в сновидение прорывались события чужой жизни. Как я поняла, это происходило независимо от воли того, кто носил второй браслет.

   Ко второй категории я относила сны, навязанные мне хозяином браслета. В этих снах он был демиургом, дирижировал событиями, а мне приходилось лишь смотреть... или участвовать, если таково было желание хозяина сна.

   А третья группа - это мои сны, они снились мне независимо от моего желания и воли, снилась прошлая жизнь или кусочки теперешней. 

   Зал для приёмов, освещённый магическими светильниками, был полон гостей. Стены украшены зеленью и цветами. Цветущие лианы, переплетаясь между собой в причудливые узоры и практически полностью скрывали и потолок.

   Я стояла за одной из колонн и удивлённо хлопала глазами, ещё не осознав, где оказалась и главное, почему я здесь. Длинное платье из струящейся ткани цвета лазури, глубокий вырез декольте, широкая юбка, красивыми складками свободно спадающая книзу. Осторожно подняв руку, коснулась причёски. Волосы оказались причудливо уложены, а уши, всё такие же остроухие.

   Понятное дело, я никогда ранее не была ни в этом зале, ни в этом платье. Такого в моём гардеробе попросту не имелось. И эти люди... и нелюди. Именно присутствие некоторого количества нелюдей на празднике, куда меня затянуло сновидением, и подтверждало то, что событие имеет отношение уже к этому миру. Ощущение чужого присутствия заставляет меня вздрогнуть, но обернуться я не успеваю.

   -Лэйра, вы позволите вас сопровождать сегодня на празднике? -  послышался откуда-то сбоку знакомый уже мне голос, от которого вдоль позвоночника пробежала волна тепла, и появилась слабость в ногах. Я повернула голову в надежде рассмотреть своего спутника на сегодняшнюю ночь. Опять Он. Я видела разные сны с его участием. И всякий раз в его присутствии я ощущала непонятное волнение. Хотя, стоит ли кривить душой? Очень даже понятное. Я просто его хотела. Хотела почувствовать его руки на своём теле, губы. узнать силу страсти. И предательское тело каждый раз остро реагировало на его присутствие, в каком бы обличье он не появлялся. А обличий было много разных: воин, политик, раздолбай.

Сегодня вот, новая роль. И всякий раз, я видела что-то новое для себя, но неизменно интересное или могущее стать полезным. Однажды, я увидела одну очень интересную встречу, после которой мой собеседник поинтересовался, как я отношусь к договорным бракам. Кого и с кем? Незнакомец, рассмеявшись, помнится тогда ответил: -  "Например, наш с тобой"? И я промолчала.  Я наблюдала часть военного совета, на котором обсуждалась некая операция в тылу врага и Змея. кому-то проникновенно шипевшего угрозы.



Александра Гриневич

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться