Ришик или Личная собственность медведя

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава 1.

- У меня сейчас только один вопрос, - усевшись на пол напротив кровати, Шут пристроил запястья на согнутых коленях, внимательно глядя на лежащую на постели девушку. Голос его звучал непривычно спокойно, холодно, но в нем, пожалуй, впервые в жизни слышался почти приказ и тщательно отмеренная ненависть. – Кто. Это. Сделал?

- Не важно, - тихо прошептала Арина в ответ. Перевернувшись на бок, она едва слышно застонала от боли, но все-таки подтянула колени к груди с зажатым между ними одеялом. Ее спина, покрытая свежими синяками и ссадинами, уже обработанная и обильно смазанная заживляющей мазью, скрылась из виду, но чувствовать себе легче парень всё равно не стал.

На белую наволочку подушки упали несколько слезинок, и Шут сжал руки в кулаки, с равнодушием понимая, что найдет и убьет эту мразь. Просто убьет, невзирая на чужое мнение и почти стопроцентное наказание в виде статьи уголовного кодекса и лишения свободы.

- Я звоню Лександрычу, - парень собирался было подняться и достать телефон из кармана, но при первом же движении Риша дернулась, явно собираясь его остановить и скривилась от боли, бессильно падая обратно на подушку. Ее сил хватило только на негромкую просьбу:

- Лёш, не надо. Пожалуйста…

- Ты с ума сошла? – выгнув брови, посмотрел на нее сосед, но телефон вытаскивать всё-таки не стал. Во всяком случае, пока. – Что, значит, не надо? Ты мне не хочешь говорить, так может хоть Миха добьется правды! Или… - осененный внезапной догадкой, Лёха нахмурился и спросил, не желая в нее поверить. – Это из-за него? Риш, не молчи, пожалуйста. Хоть сейчас не молчи! Это из-за Михи, так?

- Нет, - закусив губу так, что она побелела, зажмурилась девушка в ответ. Из-под плотно прикрытых век отчетливо показались слезы, а голос звучал хрипло и едва уловимо. – Не из-за него, но… Он может пострадать, Лёш. Мне сказали, что если я… его не брошу… они что-нибудь сделают. С его клубом. Или с бандой. Или… с ним самим.

- Твою ж ма-а-ать… - парень не любил повторяться, но ничего более емкого на данный момент просто не вспомнил. Откинув голову, он с приличной силой пару раз стукнулся затылком об стену. Спустя какое-то время ему значительно полегчало, хоть и немного. По крайней мере, боль отодвинула эмоции на задний план, заставив хоть чуть-чуть соображать. И если б раньше, еще какой-то месяц назад Лёха бы просто орал и матерился, обещая убить этого гада, выпытывая у соседки подробности, то теперь он, что называется, зрил в корень. И потому задал один единственный вопрос. – Сил, денег и связей, у него, я  так понимаю, для этого хватит?

- Да.

Ответ прозвучал, как приговор.

Шут снова приложился затылком об стену. А затем, вытянув ногу, достал из кармана джинсов пачку сигарет с зажигалкой. Закурив прямо в комнате, чего обычно не делал, выдохнул дым и предположил вслух, не сумев вовремя заткнуться:

- Колян, его батя, владелец «Анромеды»… Кто, Риш? Кто это сделал?

- Не надо, - послышался негромкий шепот с кровати. – Лёш, не спрашивай меня, пожалуйста…

- А что мне делать, Риш? – вернув голову в прежнее положение, почти спокойно спросил ее сосед. Но рука явно дрогнула, на чистый пол слетела кучка пепла, на что никто не обратил ни малейшего внимания. – Что ты предлагаешь мне делать? Оставить всё, как есть? Забыть? Забить? Что, Риш?!

Вместо ответа девушка уткнулась лицом в подушку. Плечи ее заметно вздрагивали, означая только одно.

Ругнувшись, Алексей торопливо поднялся. Затушив бычок прямо в горшке фиалки на подоконнике, он осторожно опустился на край кровати, гладя подругу детства по спутанным волосам:

- Прости меня, Ришка. Просто… я сам не свой, понимаешь? Я не могу видеть тебя такой. И оставить всё как есть, тоже не могу! Тем более не могу скрывать случившееся от Михи, после всего, что он для меня сделал. Как я ему в глаза смотреть-то буду?

- Я понимаю, Лёш, - с заметным трудом повернувшись, прошептала Арина. И сглотнув, с трудом произнесла. – Но… что буду делать я, если с ним что-нибудь случиться? Из-за меня? Как я себя буду чувствовать? Я...

Риш замолчала, не в силах справится с эмоциями. Шут тихо выругался и, спустившись на пол, встал на колени, беря дрожащие ладони соседки в свои руки, легонько их сжимая.

Он-то прекрасно понимал, о чём она думала сейчас.

Во-первых, его подруга детства отчаянно боялась за Лександрыча. Ну да, уже успела влюбиться до чёртиков, это-то уж точно без сомнений! И да, не безосновательно она за него переживала, надо сказать… Что иногда творила золотая молодежь, Лёха знал не понаслышке, а что уж могли иной раз вытворить их куда опытные и богатенькие предки, наделенные еще и властью…

Сколько уже трупов валяется на дне местной реки и где-нибудь в лесочке за городом? Тут и к Харон за статистикой ходить не надо, и так понятно без калькулятора и официальных данных!

Во-вторых, Арина боялась и за него, за Шута. Как за единственного друга, близкого человека и почти что брата. Она понимала, что скажи, кто этот му…. мужик, и парень сразу отправится на разборки – тут вообще без вариантов, ибо так оно и будет! И, естественно, огребет по полной, ввиду разных «весовых» категорий. Даже к гадалке не ходи…



Анютка Кувайкова

Отредактировано: 20.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться