Рисунок

Размер шрифта: - +

Рисунок

- Нет-нет-нет, я на такое не соглашался! - молодой парень протестующе поднял руки. - Ты совсем уже из ума выжил, как тебя Маринка бросила.

- Ты мне племянник или кто? - хмуро поглядев на него, задал риторический вопрос мужчина, на вид молодой и красивый, только довольно угрюмый.

Он, этот мужчина, прятал руки в карманы зимнего чёрного короткого пальто, поскольку так торопился на встречу с племянником, что позабыл перчатки дома, и теперь мороз немилосердно щипал незащищённые руки. Было холодно. Даже уютный тёплый свет фонарей и развешанных на деревьях мерцающих гирлянд не отвлекал от мыслей о холоде.

Парень надулся и буркнул:

- Придумай другой план, менее муторный!

- Послушай, Евгений, это самый не муторный из всех подходящих планов, ясно? - настаивал дядя Миша.

Парень вздохнул. Обижать дядю не хотелось, но вписываться в сомнительное мероприятие тоже. Женя не понимал обходных путей и всегда ходил к своим целям напролом, так что ему было совершенно не ясно, почему нельзя просто взять и прийти к своей бывшей супруге и своей дочери, если этого так вдруг захотелось.

- Что ты там на Новый год просил у моей сестры? - хитро прищурился Михаил, поняв, что на одних родственных чувствах сыграть не получится. - Приставку игровую? Гироскутер? Что там модно такого бесполезного и дорогого у вашего поколения?

Женя замялся. Гироскутер хотелось, но не хотелось, чтобы выглядело, будто без него он бы родному дяде не помог.

- Не надо мне ничего, - буркнул он, поглядев на витрины магазина через дорогу, в которой красовались различные пряники и сладости, столь полюбившиеся народу в качестве украшения праздничного новогоднего стола. Близился праздник, и следовало творить добро и помогать людям верить в чудо. Женя, подумав так, вздохнул: - Ладно, давай ещё раз, что там надо сделать?

***

Одноклассница Михаила Юлька работала в доме творчества учителем музыки и звалась Юлия Васильевна. Миша бы и не вспомнил про неё, если б однажды случайно не узнал, что его дочь Дашенька обучается пению как раз у Юльки. Ну, то есть, у Юлии Васильевны.

Так что гениальный план по вызнаванию, ждут ли его в доме, из которого он по глупости однажды ушёл, был завязан на ней. Ровно через полчаса начнутся занятия, и Юлька попросит детей на следующее занятие принести письмо Деду Морозу. Следующее занятие состоится через два дня, и Дашенька письмо обязательно напишет и понесёт в своём рюкзачке.

Путь к дому творчества лежит через парк, и,  пока светло, Дашеньку никто провожать не станет, и она обязательно скатится раз десять с заснеженной накатанной горки, отложив заветный рюкзачок в сторону.

Здесь и предлагалось вступить Жене, который аккуратно письмо достанет, сфотографирует и даст посмотреть дяде Мише.

Дурацкий план. Именно это и пытался сказать своему дяде Евгений своим красноречивым взглядом. Но тот его не понял, так что пришлось озвучить самый главный вопрос:

- С чего ты взял, что в письме будет про тебя?

- Ну... - мужчина неопределённо пожал плечами. - Это я не взял, это я и хочу узнать...

Женя закатил глаза и покачал головой, показывая, что он думает обо всё этом.

- Ну тебе сложно, что ли? - не понял дядя.

- Хорошенькое дело - в Дашкином рюкзаке рыться! А если заметит?

- Да не заметит! - отмахнулся Миша. - Она ж на пение идёт, там в рюкзаке кроме этого письма, может, ничего и не будет.

- Да как же, - буркнул парень, зябко переминаясь с ноги на ногу.

Он не любил, когда от него что-то зависело. А сейчас получалось, что он должен найти что-то в рюкзаке девчонки, которая может, и не станет останавливаться кататься с гор. А, если станет, может, не снимет рюкзак. Или снимет, но возьмёт в руки и поедет с ним. Или, может, вообще забудет написать это письмо, а он будет, как дурак, его выискивать!

- Не дрейфь! - дядя достал руку из кармана пальто и похлопал парня по плечу. - Ты ж знаешь, я в долгу не останусь! - Михаил всё пытался подкупить парня, но тот не собирался рассчитывать на подарки за ещё не выполненную работу.

И вообще: хорош дядя. Просто так, значит, он гироскутер подарить жмётся, а за помощь в воссоединении его семьи, им же и разрушенной, так пожалуйста! Женя глянул на него презрительно, но ответил:

- Я попробую.

***

Женя стоял и смотрел, как детвора веселится, скатываясь с горы на замёрзший пруд, напоминающий по форме кита. Странно, он раньше не замечал, что этот пруд действительно выполнен в форме кита. Впрочем, раньше он тоже катался с этих гор, а не стоял в ожидании Дашки. Было холодно. Евгений стоял, опираясь на доску для сноуборда и гадая, успеет ли он пару раз скататься, пока Дашка не пришла. Может, она вообще не придёт. Может, заболела. Он и сам уже приболел, насморк и горло болело с утра. Он вытер перчаткой нос, положил доску и встал на неё. Собрался было съехать, как заметил Дашку. Она шла, весело подпрыгивая, видать, настроение у неё было хорошее. Пока он смотрел на неё, доска двинулась с места по укатанному ватрушками и санками снегу. Парень равновесие удержал, но покатился вниз, не очень при этом расстроившись: так даже лучше, пусть Дашка пока свой рюкзак где-нибудь оставит.

Поднимаясь вверх, он едва был не сбит несущейся на санках девчушкой, которая своим визгом обратила на них внимание всех катающихся поблизости. Вообще, было шумно. Малышня звонко смеялась, кто-то кому-то кричал, особо впечатлительные визжали, подпрыгивая на трамплинах. Женя плёлся наверх, наблюдая за Дашкой. Та пока была при рюкзаке и деловито выискивала среди валяющихся тут и там обломков ледянок подходящий ей кусок. Она мелкая совсем , так что для неё выбор был большой. Хорошо ещё, что время поджимало, а то бы она ещё полдня выискивала.

Итак, наконец, она сняла рюкзак и положила его под одиноко растущее дерево. Это было хорошо, с одной стороны. Но с другой, около этого дерева её розово-фиолетовый рюкзачок был не один, а копаться в её вещах и ловить на себе взгляды хозяев близ лежащих вещей не хотелось. Женя напомнил себе, что всё это во имя добра и нехотя пошёл к дереву.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 11.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться