Рита стала сталкером

Размер шрифта: - +

Глава №3

Вадим уже сидел в кабинете директора и беседовал с ним. Директор радостно принял его, приготовил ему кофе и предложил печенье. Этим жестом он произвел хорошее впечатление на Вадима. Да и человек он, судя по всему, был добрым, это было видно по глазам.
–Дорогой Михаил Александрович, я хочу устроиться на работу в вашу школу учителем обществознания, – начал Вадим.
–Вы же вчера были у нас и читали лекции, – заметил директор. – Почему это вы сегодня просите меня принять вас на работу. Неужели, в МВД приняли меру устроить своих сотрудников в школы в целях более лучшей безопасности?
–Нет, меня уволили оттуда вчера за то, что я не расследую дело.
–А что за дело? – спросил директор.
–Дело об убийстве девушки без трупа. Никак не мог найти труп девушки, – объяснил Вадим.
–Я читал об этом деле в газетах. Очень много пишут недостоверной информации, – сказал директор.
–Да, мы сами сидим и читаем про то, что они пишут, – ответил Вадим.
–Дело действительно трудное, зацепок никаких нет, – сказал Михаил Александрович.
–Да, сложное. Я не отрицаю своей вины, поэтому считаю поступок со стороны руководства абсолютно правильным. Если честно не знаю, почему вдруг стал плохо вести расследования, раньше самые сложные умудрялся распутывать, а тут не могу. Это ведь не первое мое дело, которое не могу раскрыть. До этого было еще одно дело про серийного убийцу, которого было трудно вычислить, потому что почерк невозможно было распознать и долгое время казалось, что убийства совершили разные люди. Но там я прибежал к помощи экстрасенса, нашел убийцу и она от меня убежала.
–Необычно с вашей стороны прибегать к помощи экстрасенса. Что заставило вас на это?
–А это случайно получилось. Ко мне приехала молодая девочка, лет восемнадцати брать интервью, чтобы написать статью для газеты. Разговорились с ней, и выяснилось, что она экстрасенс. Я к тому моменту только предполагал, что воспользуюсь помощью экстрасенса. Решил  спросить у нее, согласиться ли она мне помочь. Она согласилась, и начала мне помогать. Нашли убийцу, правда поймать его не удалось. Я после этого впал в депрессию, потому что не смог справиться со своими обязанностями и потому, что не сдержал слова перед родственниками и не поймал убийцу своей двоюродной сестры. После этого я уволился с работы. А потом так получилось, что я с убийцей оказался на одном острове и там я разоблачил ее и выяснил причину убийства, – рассказал Вадим. 
–Так что же заставило вас прийти? – спросил директор.
–Да не знаю, куда еще податься. Охранником не хочу идти, частным детективом тоже не хочу. Вот и решил, что хочу пойти работать учителем. Решил, что смогу воспитать порядочных граждан, не нарушающих закон.
–А в психологии разбираетесь? – спросил он. 
–Конечно, я же следователь. Психологию в университете я знал лучше всех, даже дипломную работу писал по психологии серийных убийц. 
–Это хорошо, что вы знаете психологию, однако мы работаем с детьми и нам бы найти специалиста, разбирающегося в детской психологии.
–Я первое время до работы в прокуратуре работал в детской комнате милиции. Взгляните в трудовую книжку, – сказал Вадим. 
Михаил Александрович, выслушав его, взял трудовую книжку Вадима и глазами начал искать запись, что Вадим работал в детской комнате милиции. Вадим внимательно смотрел на Михаила Александровича и внимательно изучал его выражения лица, пытаясь понять, хочет ли тот брать его, или нет.
«По-моему, он не против того, чтобы я работал учителем в школе» – предположил Вадим в мыслях. Это было видно по тому, как он с ним разговаривал и смотрел на него. Михаил Александрович говорил вполне спокойно, в его речи не чувствовалось какое-то возражение или желание не трудоустроить Вадима в школу. Сейчас Вадим хотел только одного – устроиться сюда на работу. Увидев запись, Михаил Александрович сказал:
–Я возьму вас на работу. Будете вести у нас обществознание и заодно воспитывать граждан, не нарушающих закона. Это очень важно и я уверен, что вы с этим справитесь. Поздравляю вас, можете приступать с сегодняшнего дня. Раньше обществознание вел я, а теперь его будете вести вы, потому что на мне обязанности директора и я часто не могу вести уроки.
–Хорошо, тогда разрешите преступить к работе.
–Разрешаю товарищ капитан. Пойдемте, я познакомлю вас с вашим коллективом, – сказал Михаил Александрович пошел вместе с Вадимом в учительскую.
Все учителя были в учительской. Каждый учитель занимался своим делом. Юля сидела и писала планы уроков, Рита сидела и заполняла журнал своего класса. Как тут дверь открылась, и в кабинет учительской вошел директор и нарушил давно воцарившийся покой:
–Здравствуйте коллеги. Разрешите представить вам нового учителя обществознания Вадима Александровича. Он будет вести обществознание у всех, потому что у меня нет времени на преподавание обществознания.
Удивлению Риты и Юли не было придела.
«Вот это да, еще вчера работал в прокуратуре, а теперь он работает у нас учителем обществознания. Неужели он специально устроился на работу, чтобы вынудить меня на помощь в расследовании? Так, стоп…» – подумала Рита, но потом  перед ней промелькнуло очередное ведение, как его уволили из прокуратуры. Она увидела Вадима, который сидел и читал газету перед своим коллегой, а потом коллега предложил воспользоваться ее помощью и Вадим решил прочитать лекции в школе, чтобы поговорить с Ритой. Получается, он специально пришел вчера в школу, чтобы она помогла ему в раскрытии дела. Не скрывала удивления и Юля, которая буквально замерла на месте.
–Поздравляю, меня зовут Антонина Макаровна, я учитель русского языка, – сказала завуч Антонина Макаровна. Человек с коммунистическими взглядами на жизнь, в особенности на систему образования. Одета она была в строгий костюм, и выражение лица было соответствующим. Косметики не использует и не признает никаких причесок, волосы строго собраны на затылке. 
–Сергей Иванович, учитель алгебры и геометрии, – сказал скромный мужчина в коричневом костюме. Быстро проанализировав его глазами, Вадим понял, что это, скорее всего, тюфяк. Глаз у Вадима был наметан, он умудрялся сканировать людей за считанные секунды. Такой полезный навык он приобрел во время службы в МВД и благодаря общению с людьми.
–Виолетта, физрук, – сказала голубоглазая блондинка в спортивном костюме. Вся такая подтянутая, стройная, энергичная. Косметики на лице мало, скорее всего, не пользуется ею. Для нее критерии для внешнего вида не косметика на лице, а физические возможности своего тела.
–Линда Ризаевна, география, – сказала красивая с голубыми глазами и русым цветом волос девушка. Ее черты лица подсказывали Вадиму, что она не славянка, а представительница восточных национальностей. На лице присутствует косметика, одета хорошо, следовательно, следит за своей внешностью. Наверняка главная ее мечта – выйти замуж. Она ему понравилась, но все же самой главной вишенкой в этом торте (учительском коллективе) он считал Маргариту. Просто он считал, что пальму первенства красоты стоит отдать именно ей и больше никого. 
Рита понравилась ему еще с их первого знакомства, когда она пришла писать статью про не раскрываемое дело о серийном убийце. Вадиму нравилось в ней, как и внешность, так и черты характера. Идеальная фигура с потрясающими параметрами, милые черты лица, зеленые глаза, словно два больших изумруда, губы как лепестки роз, огненно-рыжие волосы, умиляющий голос, внутренняя красота – такой была Рита в глазах Вадима.
–Рад знакомству коллеги, – ответил Вадим.
–А вы, почему не представляетесь? – спросила Антонина Макаровна Риту и Юлю, которые сидели и молчали.
–Мы знакомы с ним, – ответили обе.
–Да, я знаком с Ритой и Юлей. Мы старые знакомые.
–Да, – согласились Рита и Юля.
–Понятно, – ответила Антонина Макаровна.
–Вы же вчера были в форме полицейского и приходили читать к нам лекции. У меня назревает вопрос, почему вы устроились к нам работать учителем? – сказал Сергей Иванович.
–Уволили вчера, – ответил Вадим. – Вот и решил устроиться в школу.
Тут прозвенел звонок, и все учителя пошли на уроки. Вадим взглянул на расписание и увидел, что сейчас у него урок у одиннадцатого класса и пошел в кабинет на урок. Он даже не знал, о чем рассказывать детям, надеялся, что ему поможет импровизация. К тому же он переживал по поводу того, как проведет свой первый урок. 
Вадим зашел в класс, где царила атмосфера разрухи. В классе был бардак, созданный детьми в результате веселья. По всему классу были разбросаны мячики, сделанные из скомканных тетрадных листков и перемотанных скотчем. Несколько учеников сидели за партами и что-то списывали, а часть стояли по разные стороны класса и бросали друг в друга эти самые мячики. В другом конце класса одна парта боком лежала на другой парте, имитируя баррикаду. Как раз в тот момент, когда Вадим зашел в класс, один из мячиков с огромным треском врезался в доску, на которой писали. Казалось бы, уже взрослые, а играются как маленькие. Подобного рода поступки Вадим не одобрял, так как в школе и университете он был дисциплинированным (так как в школе учился в классе, готовящим юношей и девушек к поступлению на государственную службу и в нем уделялось внимание дисциплинированности учеников на уроке). И сейчас хотел бы, чтобы все ученики соблюдали правила дисциплины. Как только Вадим вошел в кабинет, все дети замолчали и остановились. Вадим сел за учительский стол.
–Садитесь, одиннадцатый класс, а такое ощущение, что в умственном развитии класс где-то пятый. Я ваш новый учитель обществознания. Зовут меня Вадим Александрович. Первое, что вы должны запомнить, это то, что на моих уроках вы строго соблюдаете дисциплину. Помните меня, я к вам вчера приходил с лекциями, – сказал Вадим. Он осмотрел класс. Сзади сели четыре парня, которые кидались бумажными мячиками. Впереди сидели в основном девочки, но было и несколько ребят, которые что-то писали.
–А почему сегодня вы учитель, это новая мера безопасности школы? – спросил один из учеников.
–Уволили меня. Вот решил устроиться к вам, чтобы дальше следить за вами. Хочу понять, как вы усвоили мои лекции. Так вот, на уроках мы соблюдаем строгую дисциплину. Помните, что вы на уроке, а не на улице, поэтому сидеть и говорить за жизнь на моих уроках запрещено. Так что, давайте сейчас уберем эти баррикады и выкинем в мусор все ваши мячики. Меня не волнует то, что они вам дороги, вы уже взрослые люди, уже оканчиваете школу, а занимаетесь такими детскими шалостями. Все подошли к мусорной корзине и выкинули туда мячики. Спрятать мячик нет смысла, – сказал Вадим. Все мальчики пошли и выкинули мячики, а затем пошли и убрали баррикады. 
–Теперь начнем урок. Что вы изучали на прошлых уроках?
–Начали изучать, что такое политология, – ответила одна из учениц.
–И что писали? – спросил Вадим.
–Определение политологии, функции в обществе, что такое власть.
–Давайте рассказывайте мне. Вон ты рассказывай, – сказал Вадим и указал на Топольницкого.
–А почему я? – возмущенно спросил он.
–Хочу проверить твои знания. Давай, иди к доске и рассказывай, что такое власть и что такое политология, – сказал Вадим. Топольницкий встал и начал пытаться сформулировать что такое власть. 
–Власть – это когда один человек управляет большим количеством, – сказал Топольницкий.
–Нет, не правильно, – ответил Вадим.
–Почему, я ведь все правильно сказал: выразил суть этого понятия.
–К формулировке у меня есть замечание.
–И что за замечание? – спросил Топольницкий.
–Неточность. Не всегда один человек и вообще формулировка не правильная. Садись, два. 
–За что два, я ведь не сказал не неправильно, я просто неточно сформулировал свои мысли. Основную суть я передал: власть – это когда меньшинство управляет большим количеством людей.
–Нет, ответ не верный, ты сказал, что один человек, а на самом деле власть далеко не ограничивается одним человеком, а меньшинством, которое предполагает не одного человека, а группу лиц, – ответил Вадим.
–Я учил, просто передал материал своими словами, – оправдался Топольницкий.
–Нет, ты не учил и сейчас ты оправдывался. Что думаешь, я не понял, что ты за фрукт. Ты самый настоящий хулиган и любитель шалостей. Учеба тебе по боку, потому что у тебя богатые родители и ты считаешь, что за деньги можно все купить. Ведешь себя излишне высокомерно в общении со всеми, – сказал Вадим.
–Откуда вы это все знаете? – спросил Топольницкий.
–Это видно по твоей одежде и по тому, как ты ведешь себе с одноклассниками. Пока я рассказывал вам о себе, я все видел, – объяснил Вадим. Топольницкий замолчал, но было видно, что он был обижен. 
–Может, озвучите правильный вариант, – попросил Топольницкий.
–Власть – это способность навязывать свою волю другим людям, воздействовать на их поведение. Так, следующий. Сосед встает и отвечает на вопрос, что такое политология?
Встав с неохотой, сосед глядя в тетради и переворачивая листы, искал определение понятию политология. Все это затягивало его ответ и, в конце концов, Вадим сказал фразу в одно слово. Два. 
Ученик с недовольным выражением лица и чувством того, что с ним поступили несправедливо, не дав найти ответа на вопрос и озвучить его. А Вадим, как говориться, пошел по головам, подыскивая новых жертв. Один за другим он спрашивал учеников и ставил им плохие оценки. Никто не знал материала. Было видно, что из-за этого опроса они невзлюбили Вадима. Вадим это видел, но не мог понять, почему это вдруг они его возненавидели из-за того, что он просто их опрашивает. Ведь виноваты они, а не он. Пока Вадим вел себя как самый обычный учитель, не позволил себе унизить кого-то из учеников.
«Одиннадцатый класс, а такое чувство, что они малые дети. Сидят обиженные на меня, потому что я им кучу двоек поставил. Обижаться за оценки, как это тупо. Поколение молодежи какое-то непонятное» – подумал Вадим, когда слушал, как один из учеников пытается связать пару слов.
К концу урока он сказал:
–Итак, проверим тех, кто был на уроке. Вынужден вас всех огорчить, но у вас у всех двойки. Никто из вас не знает материала, кроме Аллы и Вероники. Только они ответили на пятерки. У всех двойки. Будьте готовы к тому, что я буду спрашивать вас всех на каждом уроке. На следующем уроке будем писать новую тему. Свободны, – сказал Вадим. 
Все дети вышли из класса, а он остался один. Первый урок не принес ему радости, он был довольно тяжелым. Вадим не ожидал, что дети окажутся такими глупыми и не смогут ответить на простые вопросы, ответы на которые должны знать. Всем им не нужна была эта учеба, половину урока она сидели и занимались своими делами, разговаривая и мешая отвечать другим. Несколько раз Вадим делал замечание, однако на них никто не реагировал. Тогда пришлось прибегнуть к крайним мерам. Он поднял всех детей, и они сидели и стояли все оставшиеся время урока. Этот поступок со стороны Вадима поставил окончательную точку в формировании мнения о нем, как об учителе. И, к сожалению, мнение это было отнюдь не положительное, а скорее отрицательное. За один урок Вадим вошел в список учителей, которых школьники ненавидели. До этого в этом списке был один учитель, учитель русского языка Антонина Макаровна, которая, по мнению учеников не понимала их психологии и нравов и не умела с ними работать. До нее Вадиму было далеко, ведь самой главной причиной, по которой ее не любили дети, было то, что она была слишком строгой и постоянно обзывала детей.
Выйдя из класса, он увидел Риту, которая шла к своему классу. Повстречавшись взглядами, Рита спросила:
–Как прошел первый урок?
–Нормально прошел, жаль только, что все получили двойки, – ответил Вадим.
–А почему? – спросила Рита.
–Не знают материала. Ничего поправим это, они у меня будут все знать. К тому же дисциплину надо наладить в классе, – ответил Вадим.
–Дисциплина, – тяжело вздохнула Рита.
–А что такое? – спросил Вадим.
–В моем классе постоянно нарушается дисциплина. Каждый день с ними что-то приключается: то подерутся, то поссорятся, то всем классом сбегут с последних уроков. Каждый урок на них кричу, потому что вынуждают. Представляю, как на меня смотрят ученики старших классов, наверное, думают, что я ненормальная. На них я не кричу, а тут ору во весь голос. Хотя, со старшеклассниками тоже трудно, приходиться иногда пускать в ход остроумные шуточки, лишь бы они отстали. Да и вообще, с некоторыми из них стоит обращаться с излишней строгостью. По крайней мере, она им не помешает.
–Если что, хочешь я твоих учеников перевоспитаю. Будут ходить как шелковые, – предложил Вадим.  
–Не надо, я справлюсь сама. У меня с ними нет проблем, – сказала Рита и в этот момент к ней подбежала одна из учениц и сказала:
–Маргарита Михайловна, у нас ЧП.
–Что случилось? – спросила Рита.
–Телефон украли в классе, – сказала девочка.
–У кого? – спросила Рита.
–У Лены, она сидит и плачет, – сказала девочка.
–Пойдем и разберемся, – сказала Рита и пошла за ней в класс.
–Рита, подожди, я с тобой пойду, – сказал Вадим.
Рита шла и превращалась из нормальной учительницы в какую-то рыжею ведьму (как выражались ее ученики между собой). Она зашла в класс и увидела как девочки успокаивают Лену, которая плакала.
–Все сели за парты, – сказала Рита грозным голосом. Это было одно из наиболее часто употребляемых выражений Риты. Она действительно выглядела как ведьма, когда злилась, лишний раз перебивать ее не отваживался ни один из учеников, потому что она начинала кричать на того, кто перебивал ее, а это было подобно взрыву атомной бомбе на Хиросиме.   
–Что вы за дети, украли у своей одноклассницы телефон! Вы хоть понимаете, чем это вам грозит! Почему вы постоянно что-то делаете, не можете вести себя спокойно, – продолжила Рита. 
В этот момент ее глаза стали ярко зеленые и светились, словно два фонаря. Взгляда в глаза боялись все ученики, поэтому все сидели, опустив головы, и смотрели на пол. 
–Рита, не кричи, дай я с ними поговорю. 
–Подожди, я не договорила! – крикнула она Вадиму.
–Не кричи ты на них, ты только запугаешь их, – сказал Вадим.
Рита замолчала, а Вадим продолжил:
–Ребята, вы вообще понимаете, что вы сделали? Украли у своих. Каким человеком надо быть, чтобы украсть телефон у своего одноклассника. Вы же знаете, как таких людей называют. Крыса. Крысу никто не любит, к ней пропадает доверие у всего коллектива и с ней никто не хочет общаться, потому что неприятно общаться с человеком, который в любой момент может тебя обокрасть.
Вадим начал читать длинную нотацию, а Рита решила тем временем пройтись по партам и найти телефон, применяя способности экстрасенса. Она прошла возле первого ряда и почувствовала, что в рюкзаках и карманах детей были самые обычные школьные предметы. Встав за рядами парт, она несколько минут стояла и искала телефон. Тут перед ее глазами появилась картина недавно произошедших событий. На несколько минут она замерла на месте. Людям со стороны могло показаться, что она смотрит сквозь стенку, а на самом деле Рита видела перед собой видение.
Сейчас перед ней был тот же класс, только дети в нем не сидели, а бегали. Она увидела, как Лену позвали ее подруги и она пошла за ними, оставив телефон на столе. В этот момент к телефону незаметно подкрался Толик, хулиган и шалопай и быстро взял телефон и положил себе в карман и пошел в коридор. Рита встала и со строгостью сказала:
–Толик, встань и отдай телефон Лене. Это ты украл телефон!
Все посмотрели на Толика, который медленно начал доставать телефон из кармана джинсов, а затем положил его на парту. Отпираться было без толку, все знали, что от Маргариты Михайловны ничего не скроешь, она узнает абсолютно все.
–Быстро пошел и положил телефон на парту Лены и извинился перед нею. Завтра жду тебе с родителями, – сказала строгим голосом Рита. Все ученики были удивлены тем, что Рита правильно указала на вора, ведь до этого она не предпринимала попыток найти вора, она только читала нотации.
–Прости, пожалуйста, Лена, – сказал Толик.
–Нет, не извиню, – ответила Лена.
Молча Толик пошел к своей парте и сел на свое место. Тут пришел учитель и начал урок, а Рита вышла из кабинета вместе с Вадимом. 
–Ты это с помощью своих способностей? – спросил Вадим.
–Тихо, тут об этом никто не знает. И не надо, чтобы знали, потому что я не хочу огласки. Пусть для всех я обычный учитель. Никто кроме тебя и Юли не должен знать об этом. Мои способности очень хорошо мне помогают в работе. Подобного рода конфликты я решаю легко, у меня просто всплывают в голове эти события и мне все становиться ясно. И если ученик начинает врать по поводу невыполненного задания, я сразу же об этом узнаю, потому что вижу, что он делал вчера, – сказала Рита.
–Хорошо, – согласился Вадим. – Они тебя бояться, когда ты на них кричишь.
–Пусть бояться, – ответила Рита. 
–Все-таки ты используешь свои способности, – заметил Вадим.
–От них никуда не денешься, они сами мне помогают. Я все равно не буду тебе помогать, – ответила Рита.
–Понял, а с чего ты решила, что я буду к тебе приставать с этим предложением? – спросил Вадим. 
–Потому что, – нагрубила Рита.
–Вовсе нет, – начал уверять Риту. – Сейчас вспомнил, как ты проводила ритуалы в прокуратуре, когда раскрывала самые запутанные дела. Помнишь? – сказал Вадим.
–Помню, этого я не забуду, – сказала Рита.
–Знаешь, ты была права, когда сказала мне, что я должен был расследовать дело сам. Я понял, что должен был расследовать преступления теми способами, которыми меня учили в университете, а не прибегать к помощи экстрасенса в лице тебя. Видимо, поэтому меня уволили из МВД. Поэтому буду осваивать профессию учителя, – ответил Вадим.
 Они пришли в учительскую, где был директор. Михаил Александрович в этот раз был отнюдь не добрым, а злым и искал он Вадима. Как только тот вошел, директор обрушился на него как орел обрушивается с горы на свою жертву.
–Вадим Александрович, у меня вот тут заявление от учащегося, который утверждает, что вы его оскорбляли на уроке, – сказал директор.
Вадим начал вспоминать, кто бы это мог быть. И вспомнил. Топольникий. 
–Я не оскорблял его на уроке, а говорил правду, – сказал Вадим.
–Правду говорили, а вот ребенок утверждает, что вы его оскорбили. В первый же день Вадим Александрович. Вы же говорили, что тонкий знаток детской психологии и тут же на первом уроке вы его оскорбили. На первый раз я делаю вам устное предупреждение, на второй раз вы будете уволены.
–Понятно, – сказал Вадим.
Директор ушел, Вадим остался с учительским коллективом.
–Что же это вы такого совершили? – спросила Антонина Макаровна.
–Да так, начал говорить в лицо этому Топольницкому всю правду о нем, вот он и возмутился. Вообще он не дисциплинированный ученик, много позволяет лишнего. Я считаю, что на уроке дисциплина должна быть как в армии, – объяснил Вадим. 
Бывший полицейский, проучившийся в университете МВД, живший в казарме, Вадим привык к военной дисциплине и считал, что ее надо применять в школе, особенно на таких учениках, как Топольницкий.  
–Плохо Вадим Александрович, с вашей стороны это огромная ошибка. Вы же педагог, вы не должны оскорблять детей. И тут вам не армия, тут школа, здесь дети учатся, а не курсанты силовых ведомств, – сделала замечание Антонина Макаровна и тем самым дала понять Вадиму, что его методика не эффективна. 
–Виноват, – ответил Вадим. Он понял, что лучше не спорить с этой женщиной.
–Тут ошибки недопустимы, потому что ученик может пожаловаться родителям, – добавила Антонина Макаровна.
Вадим промолчал. Прозвенел звонок и все учителя разошлись. 
Ребята сидели на крыльце. Топольницкий сидел и все думал о Рите, которая ему действительно нравилась. Ему нравилось в ней все: внешность, ее общительность с учениками, то, как она переживала за них. Внешность ее была для нее эталоном, примером того, как должна выглядеть девушка. Каждый раз, когда она приходила на урок и начинала что-то рассказывать, он сразу устремлял свой взгляд на нее и не отводил его. Он подолгу любовался ее фигурой, которая была изящной.
Пожалуй, самого демократичного учителя как она в школе не было. Но вместе с этим он не знал о ней ничего. Знал только, что она училась на журналиста, а потом бросила и устроилась в ним в школу. О своей пассии Топольницкий хотел узнать абсолютно все и поэтому часто на уроках пытался с ней заговорить. Но, увы, Маргарита Михайловна не хотела этого. Нет, ему срочно надо было начать ухаживать за ней, добиваться ее расположения, потому что по его личному мнению и убеждению таких девушек, как Рита он еще не встречал. Было в ней что-то такое, что привлекало его. Рита была такой веселой, милой, классной. В общем, для Топольницкого она была идеалом. 
Он сидел и все думал о том, как же начать ухаживать за ней. Основной сложностью было то, что она была учителем, а он был учеником и если об этом узнают остальные учителя, то произойдет скандал. Однако не ухаживать Топольницкий не мог, он чувствовал, что больше не найдет такой девушки, как эта. Поэтому он решил для себя, что должен максимально расположить ее к себе, а значит перестать вести себя на уроках вызывающее, как он вел. Важным пунктом было общение, которое усложнялось тем, что Рита видела в нем только хулигана. В общем, надо было поменяться для того, чтобы расположить Риту к себе.
Вернемся к Вадиму, который провел уже второй урок. Урок был у девятого класса, и результаты проведенного среза знаний обрадовали Вадима. Эти хотя бы успели перед уроком повторить все, а значит что-то да останется у них в голове. Правда, дисциплина была еще хуже. Самыми отъявленными нарушителями дисциплины оказались мальчики. Вадим сразу понял, что это представители будущего слоя антисоциальных элементов, которые будут нарушать закон. С такими людьми у него была давно отработанная схема. Поймав момент, когда произошел так называемый апогей нарушений и мальчики сели в круг на задних партах и начали громко разговаривать, Вадим подошел к ним и начал им в красках обрисовывать картину их будущего:
–Что пацаны, урок настолько не интересен, что вы решили поговорить.
–Да, нам не интересно, мы все равно уходим после девятого.
–И куда, в ПТУ? Поверьте, ничего в этом хорошего нет. Вы же не обезьяны, вы нормальные люди, у которых есть интеллект. Вы думаете, если вы не будете тут учиться, пойдете в ПТУ и получите рабочую специальность, которая принесет вам много денег. Нет, вас разводят. Высшее образование все-таки лучше. Вот закончите вы ПТУ, будете работать и всю жизнь свою будете рабочим. Потом вы меня вспомните и скажите, что я был прав и что учиться надо было в школе, а не сидеть и балду гонять. 
Все замерли и слушали его.
–Убедитесь в этом. Образование необходимо в жизни. Не получите его, потом будете всю свою жизнь жалеть. Я не заставляю вас, просто задумайтесь на секунду, что с вами будет, если вы не будете учиться, а будете пить. 
Вадим принюхался и понял, что от ребят несло спиртом. Однако он решил не поднимать тревогу.
–Ребята, это дорога в никуда, путь к самоуничтожению, сколько талантливых людей я знал, которых погубил этот зеленый змей. Они могли бы добиться таких высот, если бы не алкоголь. А сколько людей встали на криминальный путь, чтобы заработать себе на бутылку. Они перестали быть людьми, они стали похожи на животных, которые ради бутылки человека убьют. Если не верите. Завтра могу сводить и показать этих людей Я не заставляю вас бросить, я просто говорю, что с вами будет, – сказал Вадим.
После этих слов ребята затихли и начали слушать Вадима. Урок закончился, Вадим решил пойти в столовую, чтобы поесть. 
В столовой Вадим встретил Виолетту Романовну, которая сидела и ела. Он подошел и поздоровался с ней:
–Здравствуйте Виолетта Романовна, – сказал он. Вадиму необходимо было вливаться в учительский коллектив и знакомиться с учителями.
–Физкульт привет! Можно просто Виолетта. Рассказывай, как прошел первый урок? – сказала она и улыбнулась.
–Да никак, Топольницкий на меня вон заявление написал директору, потом еще несколько учеников на уроке болтали. В общем, впечатление о детях плохое. Разгильдяи редкостные, – сказал Вадим.
–Это да, они еще и лентяи, никто из них не проявляет интерес к спорту, половина класса прогуливает занятия по физкультуре. Я им сказала, что тройки никому не поставлю, пусть ходят, занимаются. Спорт – полезная вещь, закаляет здоровье человека, – пожаловалась Виолетта на учеников.
–Ты так хочешь, чтобы они спортом занимались. Не все же часть из них проявляют интерес к спорту, – заметил Вадим. 
–И что? У нас в стране акцент делается на спорте и на здоровой нации. Пусть занимаются, а то вырастят слабыми людьми. Не все вон могут подтянуться на перекладине и отжаться от пола в положении лежа. Самое интересное, что на меня некоторые ученики так сильно обиделись, что начали жалобы директору писать, – сказала Виолетта.
–Ты права, пусть ходят и занимаются, а то привыкли, что по физкультуре оценки ставят просто так. По моему предмету они тоже расслабились, – ответил Вадим.
–Потому что уроки проводились через раз, – ответила Виолетта.
–Я смотрю, ты прямо такая спортсменка, – заметил Вадим.
–Да, я спортом с детства увлекаюсь. Я была непоседой в детстве, постоянно где-то лазила. Меня еще маленькой отдали в секцию спортивной гимнастики, которой я отдала все свое детство и юность. Сказать, что мне нравилось заниматься этим, наверное, ничего не сказать. Я жила этим, проводила в спортзале большую часть своего времени, прогуливала уроки в школе. Уже в шестнадцать я выполнила норматив мастера спорта, а в семнадцать выиграла на олимпийских играх золотую медаль, став олимпийской чемпионкой мира по спортивной гимнастике. После этого мне предложили учебу в университете на факультете физического воспитания. Я согласилась и пошла учиться. А сейчас я уже закончила свою карьеру гимнастки и работаю простым учителем физкультуры. 
–Не нравиться работа? – спросил Вадим, заметив, с каким вздохом Виолетта сказала последнее предложение.
–Нет, работа нравиться, я детей приучаю к спорту, – ответила Виолетта.
 –А продолжаешь заниматься? – спросил Вадим.
–Да, каждый вечер по часу провожу на турниках и местную молодежь приучаю к спорту. Моим бицепсам и трицепсам позавидует любой парень.
Вадим осмотрел ее. У нее была прекрасная фигура, было видно, что она занималась спортом. «Ничего такая, красивая» – подумал Вадим.
–Ты, кстати, не выглядишь какой-то перекачанной, – заметил Вадим.
–Это потому, что я не употребляю добавки. Обычное питание и тренировки, – ответила Виолетта.
–Я тоже спортом занимался, – сказал Вадим.
–И каким? – спросила Виолетта.
–Боксом до университета, в университете самбо и армейским рукопашным боем. Когда занимался боксом перед университетом, предлагали пойти в профессиональный спорт, но я отказался и пошел в университет, – сказал Вадим.
–Моя карьера закончилась тогда, когда мне было восемнадцать. После этого у меня и началась депрессия. Было трудно, но потом я нашла в себе силы и переборола депрессию.
–А ты не пробовала заняться другим видом спорта? – спросил Вадим.
–Последнее время я занималась только воркаутом. Желания заняться каким-то новым видом спорта у меня не было. Я просто занималась для себя. Первый девушка-воркаутер во Владивостоке, – сказала Виолетта.
–Воркаут, а я вот несколько раз выходил на профессиональный ринг. Правда, потом понял, что просто убиваю себя там, – ответил Вадим. 
Ему надо было на урок, как и Виолетте. Общаться с ней ему понравилось, у них был общий интерес. И Виолетте тоже понравилось (как он заметил).
 Плавно и совершенно незаметно настал конец учебного дня. Рита вышла из школы и пошла до остановки. Там она должна была дождаться своего автобуса и поехать через весь город к себе домой. Впереди ее ожидало около получаса путешествия на общественном транспорте. Она привыкла к таким путешествиям еще со школы и часто собиралась с мыслями и обдумывала многие вещи. 
Однако ей помешал Вадим, который преградил ей путь своей машиной. Открылась дверь и оттуда показалось лицо Вадима, который предложил:
 –Маргарита Михайловна, разрешите доставить вас до дому с комфортом на машине.
–Не разрешаю, я сама доберусь, – ответила Рита. 
–Я смотрю, вы девушка своенравная. Разрешите все-таки довезти вас до дому.
–Ладно, – сказала Рита и села в машину. 
Как только она закрыла дверь, машина тронулась и поехала. Вадим ехал довольно быстро, как обычно. Первые несколько минут они молчали, но Рита чувствовала, что Вадим хочет заговорить, просто не знает как. Очевидно, он хотел спросить у нее, почему она решила устроиться в школу. Сначала Рита решила, что не будет обращать внимание на Вадима, но с истечением небольшого срока времени она начала ощущать на себе пристальный взгляд Вадима и решила рассказать:
–Ладно, я расскажу тебе, почему я решила перестать заниматься магией и помогать людям.
«Наконец то, не прошло и полгода. Все-таки удалось расколоть ее» – ликовал Вадим. Он добился своего. 
–В последнее время я стала ощущать, что очень близко воспринимаю на себе все трагедии людей, которые я вижу. Каждый раз, когда я рассказывала людям о том, как умер их близкий, я ощущала все то, что испытывал тот человек в момент своей смерти. Раньше я это ощущала, но терпела, и вот в последнее время перестала это все терпеть и после каждого такого сеанса у меня начали происходить нервные срывы. Меня начало это все беспокоить. Вскоре к нервным срывам добавились и ночные кошмары. И потом я решила, что должна покончить с этим всем. Мне надоела такая жизнь, мне надоело заниматься магией, рассказывать людям про их беды. Я решила, что пора прекратить этим заниматься. И надо добавить, что я осознала, что все эти годы, помогая многим людям просто так, я была безотказной. И многие люди это использовали. Меня использовали. Как это звучит унизительно. Я поняла, что была человеком слабохарактерным, которым все помыкали.  К тому же, я давно хотела понять, как живут простые люди, без каких-либо паронормальных способностей. Я решила, что должна все поменять. 
–Как же так? – спросил удивленно Вадим.
–Понимаешь, мои способности не приносили мне никакой пользы, скорее наоборот, мой дар был для меня проклятьем, и решилась на такой поступок. Он мне дался с трудом, но на тот момент он был самым правильным. Я переступила через все свои принципы, для меня это было трудно. На тот момент мне казалось, что если так дальше все будет продолжаться, то начнется процесс саморазрушения. Мне необходимо было это сделать, иначе я бы сошла с ума. Хотя, забыть прошлое мне не удается, все равно мои способности дают о себе знать рано или поздно. И сегодняшний день тому подтверждение.
–Наша первая встреча после твоего метаморфоза прошла не лучшим образом. Почему так грубо со мной разговаривала, отнеслась к моему приходу в школу негативно?
–Я сейчас понимаю, что скажу глупость, но я считала, что ты человек из прошлого, которое мне напоминало о том, о чем бы я велела забыть, – ответила Рита. 
–К чему это все? Забыть она хочет все самое плохое, что с ней произошло. Это часть твоей жизни, это произошло с тобой. В жизни не все происходит так, как нам бы того хотелось, но тем не менее, это жизнь. Такая, какая она есть. 
Рита сидела и молчала.
–И вообще, ты не правильно поступила. Не надо отрекаться от своего истинного предназначения. Высшие силы даровали тебе этот дар и видимо, не просто так. Значит, это кому-то надо, чтобы ты помогала людям.  
–А мне нужны эти способности? Меня кто-то спросил, хочу ли я иметь эти способности? Я не получаю ничего взамен, меня только все используют, видя, что я безотказная. Мой дар для меня самое настоящее проклятье, ты не представляешь, каково это быть в моей шкуре. Всю жизнь на меня смотрели как на ненормальную, у меня не было ничего, что было у всех детей. Все дети сидели и играли во дворе, а я на кладбище общалась с духами. Я не скрою, что мне это нравилось, но потом я пересмотрела всю жизнь и поняла, что я не хочу дара экстрасенса. Я просто хочу пожить как нормальный человек, чтобы люди на меня смотрели как нормального человека, я не хочу быть экстрасенсом, я хочу быть обычным человеком, – сказала Рита.
–Но все равно, к чему пытаться забыть свое прошлое, к чему пытаться забыть все самое плохое? Не надо это забывать. Просто живи нормальной жизнью, – сказал Вадим. 
Последовало молчание. Рита все поняла, действительно, не стоит пытаться вычеркнуть из своей памяти все неприятные события из прошлого. Но все же она осталась придерживаться своей точки касательно своего дара.
–Все-таки ты хотел поговорить со мной по поводу расследования? – сказала она, развеяв молчание. 
–Да, хотел поговорить с тобой, – ответил он.
–Я не могу, – ответила Рита. – Я хочу пожить как обычный человек. Я устала от такой жизни, я хочу жить как самый обычный человек без всех этих сверх способностей. Вадим, ты же уволен из органов, зачем тебе это дело без трупа?
–Хоть я уволен из МВД, во мне все равно живет следователь и сейчас он хочет расследовать свое последнее дело, – ответил Вадим.
–А как же то, что ты должен расследовать сам, не прибегая к помощи экстрасенса? Пользуясь моей помощью, ты теряешь весь свой профессионализм в расследовании преступлений, – спросила Рита.
–Я не знаю, с чего начинать расследование. Я проверял абсолютно все. Никаких результатов я не получил. Это действительно тупиковое дело. Ты действительно последний человек, который может пролить свет на трагедию. Может, подумаешь?
–Нет, я не собираюсь думать, – ответила Рита. – Я тебе уже все сказала! Так, подожди, а не значит ли это то, что ты специально устроился в школу работать, чтобы меня заставить расследовать преступление?
–Нет, – ответил Вадим, не подавая никаких эмоций. Он сказал правду, но Рита решила иначе.
–Отвечай мне, – сказала она, подозревая, что Вадим ей солгал. 
–Я устроился сюда по твоему примеру, захотел поменять всю свою жизнь. В охрану я не хотел идти, не мой это уровень стоять в супермаркете и охранять продукты. А работать в школе мне показалось вполне нормальным. Однако сегодня я понял, что ваша работа похоже на мою прошлую работу в прокуратуре.
–Ты сравниваешь детей с преступниками? – спросила возмущенным голосом Рита. Вадим сразу же понял, что после этого вопроса последует скандал и от этого скандала никак не отвертеться.
–Я не сравниваю, просто по нагрузке наши профессии схожи, – сказал Вадим.
–И чем же это? – спросила Рита.
–В том, что наши работы связаны с таким аспектом, как воспитание. Вы воспитываете людей, а мы сталкиваемся с людьми, у которых было плохое воспитание, вследствие чего они и стали на криминальный путь, – ответил Вадим.
–Вот мы и приехали, пока, – сказала Рита и вышла из машины, потому что машина приехала к ее дому.
–Слушай, а что ты сегодня вечером делаешь? – спросил Вадим.
–Готовлюсь к урокам, тебе советую тоже, потому что у тебя завтра по расписанию семь уроков, – ответила Рита.
–Хорошо, будем готовиться. До завтра, – ответил Вадим.
–До свидания, – сказала Рита и пошла домой. 
Вадим поехал домой. Он не понимал, почему Рите так нравиться работать учителем. Сегодня он убедился в том, что такая работа понравиться не каждому, ведь это действительно трудно объяснять материал и понимать, что кроме тебя этот новый материал никому не нужен. Вадим в первый же день понял это все. Пока он видел в работе учителя только плохие стороны, но никак не хорошие. 
Вадим поехал домой и решил просмотреть несколько книг по обществознанию. Просмотрев несколько книг, он решил вспомнить все то, что учил в университете. К урокам он готовился долго и утомительно. Но все же Вадим не мог успокоиться по поводу того преступления без трупа. Хоть он уже и не следователь, но ему не давало покоя то, что преступник не найден. Вадим решил сделать перерыв и посмотреть телевизор. Включил и сразу же попал на выпуск новостей:
–Сегодня в прокуратуре передали дело об убийстве без трупа. Новый следователь заявил, что даст толчок делу и найдет труп погибшей и у него есть новые версии. Предыдущий следователь, занимавшийся этим делом попросту бездействовал и не видел очевидных фактов. Мы напоминаем, что до сих пор прокуратура не может расследовать это дело. 
Не досмотрев до конца репортаж, Вадим переключил. Он был возмущен, что о нем сказали в репортаже. Выключив телевизор, он начал думать: что же делать с этим преступлением? Лезть не в свое дело и расследовать его? Может, расследовать чисто для себя. Если получиться узнать, то сообщить об этом родителям. Так Вадим и решил поступить.
Рита сидела дома и писала планы к урокам на завтра. Сидела и искала на просторах Интернета всякую информацию, которая должна была рассказать на уроке. Но тут она отвлеклась и задумалась о писательстве. Нашла несколько своих книг и начала их читать. И сразу же ее накрыли воспоминания. Рита начала вспоминать, как писала первую свою книгу, как потом у нее был творческий кризис, как ее Дуэйн ей помогал с этим бороться. И, конечно же, она вспомнила, как познакомилась с Уаяттом, как потом начала искать дело №19. И за этим она решила вспомнить весь свой период проживания в Лос-Анджелесе. И сразу же в ее сознании начали возникать картины этого города, образы, связанные с этим городом. Сколько всего она там пережила. В этом городом городе она начала встречаться с человеком, поняла, что она может кому-то нравиться. Рита сидела и вспоминала этот период своей жизни со слезами на глазах. Каждую минуту с ним она была счастлива, она была на седьмом небе. Ей больше ничего не надо было. Рите даже не верилось, что она в мире нашелся человек, который ее может полюбить. Просто, после отчуждения от общества она окончательно потеряла надежду на то, что у нее могут быть отношения.
А потом она вспомнила то, как Дуэйн ее бросил. На глазах проступили слезы. Они покатились по щекам. Рита сидела на месте и смотрела в никуда, сквозь стены. Сейчас перед ней были картины того дня, когда это произошло. Перед глазами стояла картина этого дня, она видела себя со стороны, как они ссорятся. Рита вспомнила повод ссоры – перевод из университета. Дуэйн не хотел переводиться вместе с ней и Рита восприняла это, как признак того, что ее не любят. Вмиг вся ее сказка закончилась, и она оказалась в суровой реальности, где она живет одна в однокомнатной квартире в Лос-Анджелесе. Она снов никому не нужна, снова одна. Рита сидела на стуле и плакала. Успокоить себя ей пришлось довольно долго.  
И почему ей сразу же захотелось написать что-то. Ей пришла идея в голову, и эта идея была достойна целой книги. Буквально сразу же в ней появилось желание написать на эту тему. Не писать было бы просто преступлением, и Рита решила написать. Встав с кровати, Рита пошла на балкон и начала обдумывать эту идею. Постояв несколько минут и подумав, Рита сразу же пошла к ноутбуку и начала писать. Быстро нажимая на клавиши, она писала слова, формируя предложения. Информация лилась одним большим потоком, и Рита выплескивала ее на бумагу. Пальцы стучали по клавишам, быстро перемещаясь от одной клавиши к другой. За несколько минут она напечатала один лист. Потом решила сделать перерыв,  пошла и выпила воды и решила перекусить. Вернувшись в комнату, она снова села и начала писать, получая от этого букет эстетического удовольствия. Рита сидела и писала несколько часов, забыв про все на свете. Ее не волновало все, что происходит во внешнем мире, она словно выпала из этой реальности и погрузилась в другую реальность, в глубину своего сознания, где она создавала новый мир. И это ей нравилось, она не хотела от этого отрываться, ей нравилось придумать истории. 
Прошло несколько часов. На улице уже была глубокая ночь. Многие люди уже спали, а Рита сидела за ноутбуком и писала. Она не заметила того, что прошло слишком много времени. И тут она поняла, что совершенно не готова к завтрашним урокам, что надо что-то делать, не будут же дети просто сидеть и ничего не делать на ее уроке. Хотя, они и так ничего не делают. Неплохой аргумент для того, чтобы не писать план к каждому уроку на завтра. Рита не знала, что ей делать: начать писать план к урокам или продолжать писать свое творение. Оторваться от написания прозы она не могла, каждая строчка, каждое слова погружало ее в эту выдуманную реальность, и становилась все интереснее и интереснее. Совесть ей подсказывала, что необходимо было готовиться к урокам, на Рите такой груз ответственности. А с другой стороны ей очень сильно хотелось чего-нибудь написать. И в этот самый момент совесть и ответственность отключились в ее голове, и она продолжила писать прозу.



Даниил Пьясор

Отредактировано: 26.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться