Рита стала сталкером

Размер шрифта: - +

Глава №4

Ранним утром Рита проснулась. Проспала она всего несколько часов, и подниматься в такую рань ей никак не хотелось. Но надо было, потому что она должна была идти на работу. Несколько минут она стояла и смотрела на город из балкона. Стояла и обдумывала то, что она написала вчера. Уроки ее не интересовали порядком. Как она будет вести уроки? Она не имела малейшего понятия, что она будет делать на уроке. Впрочем, тема уроков для нее сейчас не была такой глобальной, как тема, что же она дальше будет писать в своем прозаическом произведении. Выпив две чашки чая и плотно позавтракав, она начала собираться в школу. 
Как только она вышла из дому, то сразу же увидела машину Вадима, а на капоте машины сидел ее владелец.
–Привет, давай подвезу до школы, – предложил он.
–Давай, – согласилась Рита. Она села в машину, а за ней сел Вадим и через несколько секунд они поехали.
–Ты не против, если я тебе буду каждый день доставлять от дома на работу и наоборот? – спросил Вадим.
–Нет, – сказала Рита и начала закрывать глаза. Вадим заметил это и спросил:
–Почему ты закрываешь глаза? Не выспалась?
–Нет. Вчера как села писать очередное произведение, так увлеклась, что не посмотрела на часы и писала до двух часов ночи. Не знаю, что на меня нашло, но мне захотелось писать прозу, и я не смогла себе в этом отказать. Не готовилась к урокам, так что не знаю, как их буду вести сегодня, – объяснила Рита.
–Я тоже вчера не готовился к урокам.
–Чем был занят? – спросила Рита.
–Да ничем, не смог себя просто заставить это сделать. Я пытался читать учебники по обществознанию, но постоянно отвлекался, – ответил Вадим.
–Чему мы только детей научим? – спросила Рита.
–Быть дисциплинированными, – ответил Вадим.
–Это вряд ли, – ответила Рита. 
–Как сказать, давай я из них сделаю просто шелковых. Из твоего класса бандитов.
–Давай ты возьмешь классное руководство и будешь лепить из детей законопослушных граждан, а моих детей воспитывать не надо, – ответила Рита.
–Не хочу брать классное руководство. Мне бы с уроками справиться, а потом уже про классное руководство думать, – ответил Вадим. Они уже приехали к школе. Рита вышла и пошла в здание, а Вадим начал парковаться. 
Как только она переступила порог школы, она увидела Топольницкого, который, видимо, ждал ее. Робеющий Топольницкий поздоровался с ней и спросил:
–Маргарита Михайловна, мне не понятно, как надо оформить проект.
–Что именно тебе не понятно? – спросила она.
–Как оформить папку. Вы можете мне после уроков объяснить?
–Да, могу, – ответила Рита.
–Тогда давайте после шестого урока в организаторском кабинете.
–Хорошо, – согласилась Рита.
–А можно ваш номер телефона, а то вдруг у меня уроков не будет, я позвоню вам и сообщу и мы решим вопрос насчет встречи, – сказал он.
–Найдешь меня в школе, у меня пятый урок у моего седьмого класса, а потом нет уроков, – сказала Рита и пошла в учительскую.
–Ладно, – сказал Топольницкий. 
Взять номер телефона у Риты у него не удалось. Но одиннадцатиклассник решил не сдаваться. Следующей его целью было попробовать взять номер телефона во время процесса объяснения оформления проекта. Рита даже не подозревала этого, она думала о том, как ей проводить сегодня уроки. В такие ситуации она еще не попадала, когда поклонники добивались ее расположения всеми силами. 
Вернемся к Рите, которая шла в учительскую. Каждый шаг приближал ее к учительской, каждая минута приближала к первому уроку, к которому она не была готова. Она безумно нервничала, переживала и не могла придумать, чтобы ей сделать. Как только она зашла в учительскую, ее сразу же встретила завуч Антонина Макаровна:
–Маргарита, мы внесли корректировку в расписание и сейчас у вас первый урок у одиннадцатого класса. Извините за то, что сообщила в последний момент, просто до вас очередь дошла позже всех.
–Ладно, сейчас пойду. Какой именно одиннадцатый класс?
–11-А, – ответила Антонина Макаровна.
–Пойду на урок, – сказала Рита, развернулась и отправилась в кабинет 11-А класса, где учился Топольницкий, которому она нравилась. По дороге она решила, что на уроке она будет объяснять Топольницкому как оформлять папку проекта, заодно и всем учащимся напомнит. Она зашла в кабинет и сказала:
–Сейчас у вас технология. Я сама узнала только что об этом, – сказала она. Дети встретили эту новость с радостью, потому что технология была вместо алгебры. 
–А что мы будем делать? – спросил Топольницкий.
–Я буду тебе объяснять, как оформлять проект. Бери ключи от организаторской комнаты, неси сюда ноутбук, сейчас буду показывать, как надо сделать титульный лист и оформить работу. Кстати, пора бы уже показывать мне свои проекты.
–Я все-таки хотел, чтобы мы с вами беседовали вдвоем. Так комфортнее, потому что никто не мешает. Может, после урока? – сказал Топольницкий. Тут Рита вспомнила, что она ему нравиться и поняла, что просьба объяснить, как оформить папку в проекте являлось предлогом.
–А пойдем сейчас. Ребята, идите, мы сейчас выйдем и придем, – сказала Рита.
Топольницкий, не ожидав этого, обрадовался и радостно сказал:
–Давайте выйдем!
Рита встала и пошла к выходу, Топольницкий пошел за ней. Наконец-то он поговорит с ней один на один. Он шел и теребил в кармане два билета в кино. Они зашли в организаторскую комнату. Рита закрыла дверь и начала говорить:
–Игорь, я все знаю. Между нами ничего не может быть, потому что я учитель, а ты ученик. Ты представляешь, какой это скандал будет, если мы с тобой будем встречаться. Меня уволят из школы.
–Да какая разница. Что вас смущает? Разница в возрасте? Или социальное положение? Вот, сколько вам лет? – спросил Топольницкий. 
–Я не могу сказать, сколько мне лет, – ответила Рита.
–Почему? – спросил Игорь.
–Потому что, – ответила Рита. 
–Почему? – повторил вопрос Игорь и увидел на столе ксерокопию ее паспорта и схватил ее, чтобы посмотреть. Рита хотела забрать, но не успела: Игорь уже взял листок и начал читать вслух личные данные:
–Лепатова Маргарита Михайловна родилась 19 апреля 1997 года в городе Владивосток. Вам девятнадцать лет. Вы старше меня на год. Какая разница в возрасте, если вам девятнадцать, а мне восемнадцать. Так и скажите, что дело в вашем социальном положении. Хотя, какой вы учитель, если  в 19 лет вы уже преподаете. Чему вы нас можете научить? Вы на год нас старше.
–Да, я старше вас всех на год. У меня нет высшего образования, я проучилась первый курс на факультете журналистики и потом меня отчислили. Сюда устроили по блату. 
–А почему поговаривают, что вы ведьма? Мне одна одноклассница сказала, она с вами в одном доме живет. Она рассказывала, что вы нередко помогали людям узнать, кто убил их близких. Она еще рассказывала, что у вас есть ритуальный нож и даже один раз сфотографировала вас. Вот кадр. Еще вы сами ей рассказывали о ней, чтобы доказать, что вы экстрасенс.
Он показал фотографию, где Рита идет по улице, а в руках у нее ритуальный кинжал. 
–Я экстрасенс, – ответила она.
–Необычно, – сказал Топольницкий.
Прошло несколько минут молчания. Рита сказала:
–Игорь, дело не только в социальном положении, ты мне не нравишься, вот и все. И не надо пытаться мне понравиться, – объяснила Рита.
–А кто тебе нравиться? Вадим Александрович?
–Никто не нравиться, – ответила Рита.
–Это ты специально сказала, я знаю, что тебе нравиться Вадим Александрович, я видел, как ты вчера с ним беседовала и как он тебя забирал со школы и провозил, – ответил злой Игорь. Только что ему отказали, и эта новость повергла его в шок. 
–Мы с ним просто друзья. И это не твое дело, это моя личная жизнь.
 Игорь молчал. Он не мог поверить услышанному. Он ее любил, мечтал о том, как они будут встречаться, как они поженятся. Выдохнув, он сказал:
–Рита, Рита, я тебя люблю. Мне не нужны мои одноклассницы, мне нужна только ты. Когда тебя увидел я в первый раз, у меня в сердце дрогнуло. Ты была тогда самым ярким воспоминанием за день. Потом я понял, что влюбился в тебя, – сказал Игорь и тут же схватил ее руками и начал целовать. Рита пыталась вырваться, но Игорь держал ее крепко. И в этот момент она увидела, как мимо проходит Антонина Макаровна. Она остановилась и посмотрела на них, а потом подошла и попыталась открыть дверь. Рита успела прочитать в ее глазах возмущение. Что теперь с ней будет, скандала не избежать. Антонина Макаровна поспешно удалилась, видимо в учительскую. Рита вырвалась и дала Игорю хорошую пощечину. 
–Ты что творишь, ты, что вообще уже! – накричала она на него.
–Да какая разница Рита, – ответил Топольницкий.
–Во-первых, не Рита, а Маргарита. Во-вторых, ты понимаешь, что будет, если в школе узнают, что учительница встречается с учеником. И что это такое, ты хоть понимаешь, что со мной будет после этого.
Но тот не унимался. Рита пыталась оттолкнуть его, но Игорь сопротивлялся. Волна недовольства накрыла Риту. 
–Ты что творишь? – возмущенно заявила Рита.
–Давайте сделаем это здесь! – ответил Топольницкий. 
–Я не хочу, отпусти меня! Я сейчас закричу, – ответила Рита.
Топольницкий закрыл ей рот рукой. Она посмотрела в его глаза и все поняла: у него на уме сейчас только это, он словно охотник, а она его жертва. Вмиг он превратился в какого зверя,  который обладал неимоверной силой. Зажав в угол меду двумя шкафами, он начал ее раздевать. Торопливо он начал рвать одежду на ней и целовать ее в губы, чтобы она молчала. Руки его были такими сильными. Из обычного ученика Топольницкий превратился в какого-то сильного грубого мужика, который хотел покуситься на нее. 
Она не хотела этого, страх и паника овладела ей и она растерялась. Рита начала пытаться освободиться, но Игорь схватил ее слабенькие тоненькие и нежные ручки и прижал к стенке, имитируя привязывание преступника к оковам, расположившимся у стены. Все попытки вырваться из плена Топольницкого были тщетны. В такой критической ситуации она не могла придумать, как выкрутиться из положения, она растерялась и бездействовала. Рита чувствовала себя какой-то беспомощной в лапах этого сильного зверя, беззащитной, потому что все, что она не делала, было без толку. А вдруг он ей причинит какое-то увечье? Эта страшная мысль осела в ее голове, и она боялась того, что он нанесет ей физическую травму, или увечье, а то и вовсе убьет. 
Она отказывалась верить в то, что он хочет сделать с ней. И тут в ней словно открылось второе дыхание, она сказала себе, что должна действовать самостоятельно. В голове была только одна мысль – защитить себя от этого маньяка. Он не должен сделать с ней это, она не готова и не хочет, она, в конце концов, учитель, а он ученик. Между ними не может быть никакой связи. Надо собраться и всячески воспрепятствовать этому. Надо защитить свою честь от этого похотливого животного. Она начала царапаться. Впившись в кожу спины, она начала царапать со всей силы, стараясь причинить как можно больше боли своему насильнику. Выждав момента, когда он начал целовать ее в шею, она решила укусить его за ухо во что есть силы. Но Топольницкий словно скала, не подал виду, что ощутил боль от укуса и продолжал рвать одежду. Рита хотела его ударить промеж ног, но Игорь схватил ее ноги, сняв рубашку, начал расстегивать брюки. Все, это неминуемо. Она уже смирилась с этим. Топольницкий уже рвал брюки.   
И тут она увидела, как математик выбивает дверь, и они проникают в организаторскую комнату, а за ними туда проникает Антонина Макаровна. Они были ее спасителями от этого маньяка. Топольницкий увидев учителей, быстро покинул кабинет, оставив полуголую Риту перед учителями. Математик отправились догонять его.
–Вот тварь, это он ее зажал! – кричал математик. В безумии от гнева он хотел поймать Топольницкого и хорошенько отлупить. На минуту он забыл, что он учитель. 
Разгневанная Антонина Макаровна выпучив глаза начала кричать:
–Маргарита Михайловна, вы что себе позволяете! Склонять учеников к половой связи на уроке! Это возмутительно! Вы его чуть не изнасиловали, а это уже статья!
Рита заплакала. Что с ней произошло и как теперь жить после такого события, а самое главное – как работать среди детей.  Она чувствовала себя униженной. Ее так жестоко унизил ученик. В этот момент она вспомнила, как в детстве ее унижали одноклассниками и вмиг у нее появилось отвращение к этому месту. В отличие от той ситуации, тут чувства были совсем другими, она ощущала себя виноватой перед всеми учителями, что она не смогла предотвратить случившиеся. Хоть нечистые помыслы Топольницкого не были осуществлены, но Рита чувствовала себя так, как чувствовали все жертвы после такого насилия. Ей было очень стыдно, Антонина Макаровна смотрела своим холодным взглядом так, как будто Рита самый настоящий котенок, который нашкодил. Беспомощная, она сидела на полу и продолжала рыдать.   
На крики Антонины Макаровны сбежались все учителя, в том числе и директор. В организаторскую подоспел и Вадим:
–Кто посмел? Почему Рита плачет? – спросил он, приближаясь к комнате. 
–Маргарита Михайловна, потрудитесь объяснить, что тут происходит, почему вы полуголая? – возмущенно спросил директор. 
–Случилось то, что учительница технологий Маргарита Михайловна только что целовалась со своим учеником и склоняла его к половой связи. Это возмутительно! Надо сазу же поставить вопрос об увольнении Маргариты Михайловны!
–Это не я, это он, – говорила Рита, захлебываясь от слез. 
–Да, а чего тогда вы не могли остановиться? Понравилось? – спросила возмущенная Антонина Макаровна.
–Да подождите вы!!! – перебил Антонину Макаровну Вадим. – Дайте ей успокоиться, и она все объяснит сама! Не надо накидывается на нее в таком состоянии. Не умеете вы подбирать момент Антонина Макаровна для своих разборок.
–Хорошо, пусть объяснит, а мы ждем ее на педагогическом совете, который пройдет прямо сейчас, – сказала Антонина Макаровна и ушла вместе со всеми учителями. Остались только Юля, Виолетта, которые начали ее успокаивать:
–Что произошло? – спросил Вадим.
–Мы вышли с Топольницким из класса. Я хотела объяснить ему, чтобы он не приставал ко мне. Объяснила. Потом он начал целовать меня и потом хотел попытаться меня изнасиловать. Это все он, я отпиралась и вначале сказала, что я учитель, а он ученик и между нами ничего не может быть. А он начал ко мне приставать, – сказала Рита и заплакала. – Что теперь со мной будет, меня же уволят. Что я родителям скажу?
–Не плач, все будет хорошо. Для начала успокойся. Виолетта, у тебя есть спортивный костюм?
–Да, – ответила Виолетта.
–Неси сюда, пусть Рита переоденется. Рита, ты должна объяснить все учителям, что это не ты хотела Топольницкого изнасиловать, а он тебя. Не волнуйся, я тебе помогу. Расскажешь все учителям, и я отвезу тебя домой. Не волнуйся, все будет хорошо. 
Рита кивнула, но Вадим видел в ее глазах, что она была сильно поддавлена. Это действительно был сильный стресс для нее. Она замолчала. Пока Виолетта пошла за спортивным костюмом, она смотрела в окно и все думала о случившимся. Сейчас только одна мысль тешила ее – Топольницкому не удалось это сделать. Но все равно, ей было страшно и неприятно, что с ней такое произошло. Рядом сидел Вадим и обнимал ее голову. Вадим разрывался от злости, как так его Риту чуть не изнасиловали. Сейчас он порывался пойти и набить морду Топольницкому, но все-таки он вспомнил, что он учитель и не имеет право так поступать. Но эмоции у него зашкаливали, и в такие моменты Вадим не мог себя контролировать.    
Виолетта пришла и отдала ей спортивный костюм. Одевшись, Рита пошла в учительскую. Она зашла и сразу же начала рассказывать:
–Я все расскажу. Дело в том, что я заметила, что нравлюсь  Топольницкому. Я не отвечала на его заигрывания и попытки заговорить со мной не по вопросам учебы. И вообще, я была против изначально таких отношений. Сегодня утром он подошел ко мне и попросил, что бы я ему помогла с оформлением проекта. Я согласилась. Когда я узнала, что у меня первый урок у его класса, я решила на уроке ему объяснить и заодно напомнить ребятам. Я пришла и все им объяснила, что у них сейчас технология и собралась объяснять им как оформить папку для проекта, как тут Топольницкий заявляет, что хотел бы со мной отдельно побеседовать, без посторонних. Я решила, что надо ему все объяснить, что межу нами не может быть ничего и вышла с ним. Мы зашли в организаторскую комнату, и я начала ему объяснять. Он начал со мной спорить и потом признался, что любит меня и поцеловал. Я дала ему пощечину, и он схватил меня и начал отталкивать в угол. Я сопротивлялась, но ничего у меня не получалось. Он был явно сильнее меня. Я сопротивлялась, царапала и кусала его, но он не чувствовал. Он порвал на мне блузку и штаны и тут уже вы ворвались в кабинет. Это не, это все он. Я не вру, – объяснила Рита. Сейчас она переживала и хотела, боялась того, что ей не поверят.
–Я вижу, что вы говорите правду, – сказал директор. – Давайте решать вопрос, что делать с Топольницким. 
–В полицию звонить, – настаивала Антонина Макаровна. – Ужас, ученик приставал к учителю. Что за дети пошли. Маргарита Михайловна, вы меня, конечно, извините, но дело в том, что Игорь совершил такой поступок есть и ваша вина. Вы одеваетесь так, что на вас сложно не обратить внимания мальчикам, у которых сейчас играют гормоны. Они на вас смотрят не как на учителя, а как на привлекательную девушку.
–Нормально она одевается, красоту не скроешь. Я считаю, что вы не правы, Маргарита, прежде всего девушка, и красивая, – вмешалась Линда.
–Я это понимаю, но все равно буду настаивать на своем. Одеваться надо скромнее. А насчет Торольницкого, то тут надо обращаться в полицию, – ответила Антонина Макаровна.  
–Коллеги, давайте вернемся к нашему вопросу. Давайте решим этот вопрос в школе, вызовем отца в школу, пусть он поговорит. Понимаете, нашей школе не нужен такой скандал, если об этом узнают вне школы, то к нам вообще перестанут детей водить, потому что будут знать, что в этой школе ученик с учителем занимаются этим делом, – объяснил директор.
–Давайте исключим Топольницкого из школы за это, – сказала Юля.
–А Юлия Олеговна права. Я считаю, что надо исключить мальчика из школы, неизвестно что еще он сделает, – согласилась Антонина Макаровна.
–Идея хорошая, готовьте документы, вызывайте отца завтра. Поговорите с ним, и выдадите документы сына. Я считаю, что такой поступок с нашей стороны самый правильный, – вмешалась Линда Ризаевна.
–Что вы думаете коллеги? – спросил директор.
–Правильное решение. И я хочу сказать, что Топольницкий еще легко отделается, потому что это уже статья в уголовном кодексе и за нее существует наказание, – сказал математик. 
–Неприятно осознавать, что в нашей школе имеет место быть такому. Такого за всю свою работу я не видела, – сказала Линда Ризаевна.
–Никто не видел из учеников и хорошо, – сказал математик. – Однако это произошло. И где? В школе. Об этом действительно лучше промолчать и никому не говорить, иначе позор будет для нас всех.
–Коллеги, я предлагаю на этом закончить совещание. Юлия Олеговна, вам просьба: позвонить отцу Топольницкого и пригласить завтра в школу, а Топольницого приведите к нам на беседу. А вам Маргарита Михайловна я приказываю отправиться домой и назначить сопровождающих Вадима Александровича и Виолетту Романовну, – сказал директор.  
–Будет сделано, – сказал Вадим и вместе и Виолеттой и Ритой пошел в машину.
Все трое ехали в машине.
–Топольницкий, Топольницкий, что же он натворил, – сказал Вадим.
–Ему за это ничего не будет. У него богатый папа, который все замнет. Уже был подобного рода скандал, но с моим участием. Тогда он начал ко мне приставать, а я хорошенько ударила его. Он пожаловался отцу и тот пришел в школу, чтобы разобраться. Хорошо, что все было снято на камеры. Топольницкий-старший наказал своего сына, – сказала Виолетта.
–Плохо наказал, видно тот ничего не понял, – сказала Рита.
–Дело не в этом. Топольницкий с детства получал все, что хотел. Вот и сейчас он захотел получить тебя, а ты ему отказала. Вот он и начал действовать, – сказала Виолетта.
–Повезло ему на этот раз. Просто из школы выгонять. Могли в полицию сдать.
–И его бы посадили? – спросила Рита.
–Полового акта не было. Отделался бы условным заключением. Но он бы не поступил не в какой университет и в школу бы его не взяли. А если бы совершил, то попал бы в тюрьму, а там ему бы не поздоровилось. Вы даже не представляете, что там с насильниками делают, – сказал Вадим.
–Повезло, – сказала Рита.
–Наконец-то его выгонят из школы, – ответила Виолетта. 
Все замолчали, а Рита переживала о том, что она сказала Топольницкому. Она была уверена, что он всей школе расскажет про то, сколько ей лет, как она сюда устроилась работать. И самое главное Топольницкий расскажет о том, что Рита экстрасенс, и этого она не хотела больше всего. 
Риту довезли до дому, где никого не было. Снова одиночество. Родители были в разъездах: мать со сборной в Москве, отец в командировке. Некому рассказать об этом и не с кем поделиться. Хотя Рита не хотела об этом никому рассказывать. Ей было очень стыдно, что она оказалась в такой ситуации и не могла предотвратить ее. Сейчас ее разум начал выстраивать всяческие способы, которыми можно было предотвратить возникновение этой ситуации. Все они были тщательно продуманы с учетом реакции Топольницкого. К сожалению, уже было поздно. Это произошло. Стыд до сих пор сковывал ее, она уже поставила крест на своей педагогической карьере. Все, она больше не может быть учителем. После этого случая она будет с опасением относиться к окружающим людям, особенно к ученикам. Рита серьезно задумалась о том, как ей дальше преподавать, как работать со старшими классами, особенно с мальчиками, как Топольницкий.
Тем временем в школе шел педагогический совет по поводу сложившийся ситуации. Перед директором и остальными учителями сидел Топольницкий на стуле. Разговор предстоял серьезный. Выражение лица у учителей было серьезное. Директор и математик сидели и еле сдерживали себя от желания набить морду Игорю. 
–Топольницкий, ты что сегодня сделал? Что это за поведение. Ты хоть понимаешь, что ты сделал? Это тянет на исключение из школы!!! – сказала Антонина Макаровна.
–Ты хоть понимаешь, что ты сделал? – повторил вопрос директор. 
–Она сама полезла ко мне, – начал врать он.
–Не смей наговаривать на Маргариту Михайловну! Она порядочный человек, она не может приставать к ученикам! Это ты приставал к ней! – сказал директор.
–Ты что не понимаешь идиот, что ты сделал!!! С учителем!!! – вырвалось у математика. Его быстро успокоила Юлия Олеговна. 
–Я уже позвонила отцу Топольницкого. Завтра он будет в девять часов.
–Не надо звонить отцу, давайте все решим миром. Я ее люблю, вот и все. Тем более ей 19 лет, я видел ксерокопию ее паспорта. Так что ничего тут такого нет. Она меня старше на год. И никакой она не учитель, она даже высшего образования не имеет, она называет себя экстрасенсам и помогает людям за деньги. Обычная шарлатанка, которая устроилась сюда по блату. Вам еще надо задать вопрос, берете ли вы взятки? – ответил Топольницкий. Все замолчали от удивления, потому что только узнали шокирующие факты биографии Риты. Они отвлеклись от дел и все обдумывали то, что услышали. На директора все посматривали, подозревая его в кумовстве.
–Тебя не научил предыдущий случай с Виолетой Романовной. Ты и к ней приставал и тоже говорил, что любил ее, – добавила Антонина Макаровна и вернула всех учителей к обсуждению ситуации.
–Это уже другой вопрос, мы сейчас говорим о том, что ты попытался изнасиловать учительницу. Тебе еще повезло, что мы не обратились в полицию, иначе тебе бы не повезло, – сказал директор.
–Трясетесь за престиж школы, – сказал Игорь.
–Да, мы не хотим выносить ссор из избы. В этой ситуации виноват только ты. Мы сколько раз тебя предупреждали и наказывали. Вспомни, сколько раз с тобой беседовали психологи, сотрудники милиции и спасатели. Ты не понимал. Вот теперь Игорь наше терпение закончилось, – сказала Антонина Макаровна. 
–Вот и поговорим с отцом юноши и отдадим ему документы сына. Больше вы у нас не будете учиться. Мы терпели Топольницкий, но этого терпеть мы не намерены. А ты гнида, попросишь завтра у Маргариты прощение, – ответил директор. Топольницкий молча встал и пошел из учительской. 
Преступник никоим образом не признавал своей вины и не собирался раскаиваться. Наоборот, он корил себя за то, что у него ничего не получилось и дабы не выдавать свой промах и терять годами заработанный авторитет, Топольницкий солгал всем своим одноклассниками. Правда, стоит отметить, что не все ему поверили, а поверили только те, с кем он был в тесных дружеских отношениях. Остальная половина класса и всей параллели в целом относились к этому негативно, они вообще не поверили в то, что Топольницкий сказал. Это самое большинство считала Топольницим треплом.  После школьного суда, Топольницкий пошел в вой класс. Зайдя в класс, он увидел часть своего класса. Все замолкли, и смотрели на него с презрением, осуждая его поступок.
–Проходи Игорек, разговор обстоит серьезный, – сказал один из учеников, нелюдимый парень, с которым у Игоря возникли разногласия.
–Чего тебе? – спросил Игорь.
–Ты не понимаешь, что мы с тобой хотим поговорить о том, что ты попытался совершить с Маргаритой Михайловной, – сказала отличница Алла, причем подчеркнула, что он попытался. 
–И вы туда же. И почему попытался? У меня все получилось, – ответил Топольницкий и увидел, как его друг стоя сзади жестами пытался ему объяснить, что лучше уйти отсюда побыстрее. 
–Мы возмущены тем, что ты попытался сделать. И именно попытался, потому что у тебя ничего не получилось, не надо лгать, – сказал тот самый одноклассник, с которым у Игоря были разногласия.
–А ты мне не указывай, и вы все. Вы никто, понятно вам, будущая прислуга, – ответил он. 
–Прислуга, говоришь. Получай, – сказал одноклассник и с последним словом нанес удар в нос и свалил Игоря. Все ученики покинули класс, кроме Славы Панфилова, который помог Игорю подняться. Вот так вот все отвернулись от Игоря. 
Тем временем Вадим поехал на встречу к следователю, который ведет теперь это дело с убийством без трупа. Вчера он позвонил этому человеку и договорился с ним о встрече. Хотел просто поговорить о деле, расспросить у коллеги, какие у него версии и предположения. Вадимом просто двигало любопытство, ему хотелось узнать, кто виновен в этом деле.
Приехав и увидев следователя, с которым он должен был встретиться, Вадим поспешно пошел к его столу. Он опоздал, потому что простоял довольно много времени в пробке. 
–Привет Аркадий, извини, что опоздал, – сказал Вадим.
–Так о чем ты хотел со мной поговорить? – спросил Аркадий, следователь, который сейчас расследует убийство без трупа.
–Да расспросить хотел у тебя, как продвигается следствие, какие версии начет трупа, – ответил Вадим.
–А зачем это тебе, если ты уже не работаешь в следственных органах прокуратуры? – задал встречный вопрос Аркадий. Он был настроен не дружественно, не хотел встречаться с Вадимом и уж тем более рассказывать ему про следствие. Это было видно по его взгляду и манере общения. 
–Ради интереса, так долго его расследовал, – ответил Вадим.
–Не убедительно звучит. Для чего это надо? – ответил Аркадий.
–Для себя хочу расследовать, – ответил Вадим.
–Даже не пытайся вернуться таким образом и не расследуй самостоятельно. Как следователь ты уже умер, причем тогда, когда расследовал дело про серийного маньяка-убийцу, – сказал Аркадий с укором. 
Вадим понял, что разговор у них не ладиться. 
–Не надо меня оскорблять.
–Я не оскорбляю, я говорю правду, и прекрасно это знаешь, – ответил Аркадий. – Мой тебе совет: не надо пытаться лезть и расследовать дело. Начни новую жизнь, устройся на новую работу. 
–Я уже работаю в школе, просто покоя не дает это дело.
–А что толку, что тебе не дает покоя это дело. Тебе тогда это не давало покоя, однако ты не смог раскрыть убийство без трупа. Забудь. Ты сам виноват в том, что тебя уволили, – ответил Аркадий и тут он был прав.
–Тогда прощай, удачи, – ответил Вадим, встал и пошел. 
Аркадий действительно был прав, Вадим сам во всем виноват и сейчас ему лучше думать о новой работе, а не пытаться раскрыть то, что не смог. Вадим пошел домой, готовиться к урокам. Пока было трудно начинать готовиться к урокам. Очень долго у него занимало время подготовки к урокам, он сидел в Интернете и искал информацию по каждому вопросу. Как же это было трудно найти нормальные источники информации по обществознанию. Он сидел и просматривал много учебников по обществознанию и вспоминал все то, что учил в университете. Потихоньку он составил конспекты для уроков. Закончив, утомленный конспектами Вадим решил посмотреть телевизор. Включив новостной выпуск, он услышал неожиданную для себя новость:
–Еще несколько дней назад погода в Хабаровском и Приморском краях  была привычной: снег и низкие температуры. Но вчера климат резко изменились, и началось стремительное потепление. На смену умеренного климата пришел жаркий климат, совершенно не характерный для этих мест. Все метеорологи разводят руками и не могут предположить, что это может быть, но уж явно не рекордные показатели климата. По данным метеорологических прогнозов в следующие несколько дней температура не должна была сильно изменяться, ожидалась облачная погода. Остается только ждать и наблюдать за тем, как проявит себя погода дальше, – сказали в репортаже. И тут же Вадим увидел кадры и замер на месте. 
Этот репортаж увидели все жители России, и этот репортаж должен был стать основной темой для обсуждения. 



Даниил Пьясор

Отредактировано: 26.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться