Робби

Глава 3

ГЛАВА 3

 

— Просто забудьте, что я здесь. Не нужно постоянно улыбаться и искать камеру.

Парень серьезно кивнул. Девушка переступила с ноги на ногу.

Элизабет считала это самым сложным в своей работе – сделать так, чтобы модели расслабились. Как только на людей нацеливается объектив камеры, они тут же меняются в лицах. Неестественные улыбки, наигранные манерные движения, слишком громкий смех, которым клиенты пытаются скрыть зажатость. Лиззи и сама была такой же. Или даже хуже. Она чувствовала себя нормально, развернув камеру объективом к миру, но, если этот самый объектив нацеливался на неё саму, Лиз предпочитала закрыть лицо растянутым рукавом вязаного свитера.

Фотосессия-лавстори в Бристольском ботаническом саду шла уже двадцать минут, но пока что вышло от силы пять хороших кадров. Невеста жеманничала, жених напоминал ржавого железного дровосека.

— Ты меня любишь? – картинно надула губки девушка, повиснув на шее своего будущего мужа.

— Конечно, — нахмурился тот и положил ладони ей на бёдра.

Лиззи изо всех сил подавила желание закатить глаза и натянуть на лицо малиновую шапку с огромным помпоном. Вместо этого она сдвинула эту шапку на затылок и почесала лоб.

— Ребята, так не пойдёт. Давайте выпьем чаю и отдохнём.

— Где мы возьмем чай? – пискнула девушка.

— Я принесла, — спокойно улыбнулась Лиз.

Она подошла к своему огромному рюкзаку, брошенному на траве неподалеку, и вытянула оттуда термос и две чёрные фарфоровые чашки. Небезопасно носить с собой фарфор, но предлагать людям пластиковые стаканчики Лиззи не решалась. Для себя она достала отдельную термокружку с крепким кофе. 

— Вот, — она отдала чашки и термос парочке. – Возьмите.

Парень удивлённо выпучил глаза, но забрал предложенное и сел на скамейку. Девушка последовала за ним. Лиззи отошла в сторону, открыла «носик» кружки и аккуратно отпила всё еще горячий эспрессо. Спать она будет когда-нибудь потом.

Элизабет ненавидела «лавстори», свадебные фотосессии и постановочные фотосессии в студиях. Она любила ловить живые моменты. Натуральный смех, случайную улыбку, разлетающихся птиц и грязные руки парня-баристы. Но тем не менее зарабатывать приходилось именно фотосессиями пар и беременных женщин в прозрачных пеньюарах. На фотожурналистику Лиззи не рассчитывала. 

Потягивая эспрессо, она со стороны наблюдала за расслабившейся парой. Девушка откинулась на спинку скамейки, парень разлил чай по чашкам, поставил термос на гравий возле своих ног, и заботливо предложил чай будущей жене. Та улыбнулась, протянула руку и их пальцы соприкоснулись на тёплом фарфоре. Очень осторожно, чтобы не производить лишнего шума, Элизабет опустила термокружку на землю, подняла висящий на шее фотоаппарат и не глядя в линзу несколько раз щёлкнула затвором. На всякий случай, вдруг другого шанса не будет? Потом, всё-таки поднеся камеру к глазам, она сделал несколько шагов в сторону, меняя ракурс, и снова спустила затвор. Элизабет чувствовала себя охотником, который боится спугнуть стадо оленей. «Олени» же перестали её замечать. Они о чём-то тихо переговаривались, жених наклонился к невесте и с мягкой улыбкой на лице слушал её шёпот. Девушка самозабвенно что-то рассказывала, периодически прикрывая рот ладошкой и посмеиваясь. Так прошло несколько минут. Убедившись, что сняла всё, что хотела, Лиззи вернулась к своей термокружке, подняла её с земли и сделала несколько больших глотков.

— Ну вы как? – решилась спросить она.

Жених и невеста дёрнулись и отпрянули друг от друга.

— Нормально, — каркнул парень, прочищая горло.

Элизабет отстранилась от термокружки, поболтала её, оценивая запас эспрессо, и с сожалением закрыла «носик».

— Тогда давайте сменим локацию, — предложила она, наклоняясь к рюкзаку и убирая остаток кофе.

— Но мы же так и не поработали здесь! – снова надула губки невеста.

Лиззи терпеливо ей улыбнулась. Невесты бывают разные: приятные и не очень. Эта относилась к неприятным. Капризная, манерная девица.

— Я сделала достаточно хороших снимков пока вы пили чай, — спокойно проговорила Лиз. — Давайте пройдём дальше по тропе. Вы идите вперед, а я догоню.

Они недоверчиво переглянулись, но всё-таки подчинились. Медленным шагом пара двинулась вперед, невеста взяла жениха за руку и снова старалась вести себя нормально, но походка робота выдавала их обоих. Элизабет быстрее ветра сгребла в рюкзак термос, вылила в траву остатки чая из чашек и бросила вслед за термосом. Забросив рюкзак на плечи, Лиз привычно покачнулась от его габаритов, но сразу нашла равновесие и рванула вперед. Очень вовремя. Поняв. Что фотограф отстала, ребята снова приблизились друг к другу, парень бережно обхватил ладонь девушки, и спрятал их сплетенные руки в свой карман. Лиз снова подхватила камеру и нажала на спуск. С такими людьми иначе нельзя. С ними просто невозможно работать. Если идти на поводу и фотографировать их каменные лица, то они же потом и будут возмущаться плохими фотографиями.

Где-то мяукнула кошка. Жених и невеста дружно обернулись, уставившись на до того беззвучно крадущуюся Лиз.

— Чёрт, — пробормотала она себе под нос, всунув руку в карман.



Хельга Петерсон

Отредактировано: 03.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться