Робин и Роксана

Размер шрифта: - +

Дэльфия

Утром третьего дня корабль прибыл в порт Дэльфии и через некоторое время посол вместе с ближайшим окружением сошел на берег. У всех остальных, кроме матросов, появилось время для того, чтобы просто пройтись по городу или же оставаться в своей каюте. Последнее никак не устраивало ни Максимилиана, ни Робина. Они отправились на прогулку. В отличие от Триэры, где пристань находилась на приличном расстоянии от столицы и от резиденции Герцога, гавань Дэльфии находилась непосредственно в центре государства. Сойдя на берег, гость оказывался в просторном порту, где стояли на якоре несколько кораблей. Потом, пройдя в большие кованые ворота, охраняемые четырьмя стражниками и предварительно показав паспорт в сторожевой будке, путник оказывался на широкой каменной набережной, огороженной перилами со стороны моря. Берег здесь был высокий, поэтому пришлось установить преграду для не очень осторожных любителей посмотреть на волны. Набережная растянулась вдоль всего берега и конца её увидеть было невозможно. С другой стороны, на расстоянии около пяти метров от перил красовался ряд плотно построенных друг за другом домиков в два этажа. Все они были выкрашены в белый цвет, а второй этаж каждого здания украшал маленький полукруглый балкончик, на котором поместился бы один лишь человек. Судя по всему, эти балкончики служили красивым оформлением фасада зданий и не более. Робин и Максимилиан, проходя мимо этой стены из двухэтажных строений, не сразу заметили, что через каждые шесть-семь домов образуется арка, по которой можно попасть внутрь города. Найдя, наконец, лазейку, друзья прошли по узкому коридору между домов и попали на широкую прямую улицу, с двух сторон огороженную маленькими близко расположенными друг к другу зданиями. Здесь дорога, так же как и на набережной, была выложена большим серым камнем. Вообще всё в этом городе казалось таким основательным, и, не смотря на довольно компактные размеры, довольно крепким.
Чем дальше проходили молодые люди, тем оживленнее становилась улица. Вместо одиноких путников или женщин, выходивших или входивших в свои жилища, им навстречу стали попадаться семьи с детьми, компании гуляк. Еще через какое-то время друзья вышли на заполненную людьми огромную площадь. Охватить всю её взглядом у них не получилось. Множество красок, голосов, лиц, нарядов бросилось в глаза и два графа не сразу сообразили в чем дело. Мужчины, женщины, дети, молодежь разодетые в пестрые ткани, не спеша, прогуливались, улыбались друг другу, рассказывали последние новости. Такого количества разнообразных цветов в одежде Робин и Максимилиан не видели даже на балах в Триэре. Казалось, что весь город собрался в одном месте. И благодаря общему настроению создавалось ощущение праздника. Сквозь толпу трудно было разглядеть, что же привлекло в это место такое количество человек. Но друзья, влившись в эту смеющуюся, суетящуюся массу, продвинулись немного вглубь и обнаружили там, в самом центре гуляний, бесчисленное количество лотков с различными товарами. Прилавки располагались не по какой-то определенной схеме, а просто были разбросаны по площади. Некоторые стояли по несколько в ряд, некоторые образовывали полукруг внутри которого обязательно что-то происходило – стоял ли человек, завлекающий и призывающий не проходить мимо этого места, выступал ли фокусник-жонглер или факир, или же девушка в откровенном наряде исполняла танец.
Молодые люди, бродя между торговцев, рассматривая витрины, проникались настроением окружавших их людей. Когда кто-то, проходя мимо, невольно бросал на них радостный взгляд или одаривал улыбкой, невозможно было не ответить тем же. 
- Не знал, что Дэльфия такое прекрасное королевство, - почти кричал другу на ухо Робин.
- Здесь всё совершенно не такое как в Триэре, - отвечал ему Максимилиан так же громко.
- Да, здесь ощущение чего-то радостного и веселого парит в воздухе. Может мы попали на какой-то праздник?
- Нет. Я случайно услышал разговор двух женщин. Одна из них сказала, что «сегодня ничего интересного на рынке нет». Значит это место - всего лишь базар, куда ходят если не ежедневно, то через два-три дня точно, - заметил граф Золотой, который как всегда, не смотря на внешнее безразличие, оказался внимательным ко всему происходящему вокруг.
Друзья прошли мимо прилавков с дорогими украшениями, возле которых столпились женщины заметно богаче остальных. В шикарных платьях на корсетах, с высокими прическами, они перебирали и рассматривали нити жемчугов, золотые подвески с алыми, ярко-зелеными и небесно-голубыми камнями, серьги всевозможных форм и размеров, цепочки, браслеты, кольца и броши из серебра, золота, с алмазами, рубинами. Обилие драгоценностей, отражая солнечные лучи, просто ослепляло. Дальше располагались лотки с мужской атрибутикой – шляпы, плащи, перчатки. Плащи, отделанные золотой или серебряной нитью, с причудливыми вышивками и рисунками, шляпы – от самых простых до невообразимых форм – с перьями редчайших птиц, перчатки из кожи практически всех животных, которых мог перечислить торговец, с мехом, украшениями, рисунками. Робин притормозил, чтобы рассмотреть товар, и продавец тут же принялся расхваливать ему свой ассортимент, но Максимилиан оттащил друга за рукав и они двинулись дальше.
Следующее, что бросилось им в глаза, был павильончик с «платьями для бала» как гласила надпись над головой мужчины – владельца этого небольшого магазинчика. Это место тоже собрало немало дам, желающих приобрести один из лучших нарядов для выхода в свет. Граф Золотой остановился возле витрины.
- Макс, ты чего? Принарядиться решил? – собрался пошутить Робин, но в ответ услышал совершенно серьезный голос.
- Как ты думаешь, Джоанне подойдет это платье? – молодой человек, указал на бледно-лимонного цвета платье, украшенное тонкой золотой вышивкой. 
Граф Леонезский, встав рядом с другом, присмотрелся к платью.
- Я, честно говоря, ничего в этом не понимаю, но мне кажется, что ей оно понравится…
- Эй, торговец! – крикнул Максимилиан к нему тут же подбежал услужливый низенький мужчина. – Заверни вон то платье. Я его покупаю.
- Конечно-конечно! Это одно из лучших моих платьев.
- Я и сам это вижу. Упакуй и отнеси на корабль, который сегодня утром прибыл в порт. Оставь для графа Золотого, - приказал граф и, отвязав от пояса тяжелый мешочек, отсыпал в руки продавца приличную сумму, слегка превышающую цену наряда, но за его доставку следовало доплатить.
Торговец откланялся и побежал в салон, тут же снял платье и отдал мальчику-помощнику. Тот сразу принялся его заворачивать. Друзья пошли дальше.
- Надо бы полностью обновить ей гардероб. А то, что это за графская родственница, которая ходит в каких-то сереньких платьицах, - закончил граф рассуждения, которые, видимо, происходили в его голове.
Робин согласно кивнул. У него не было возможности, и исходя из этого желания, покупать что-либо, поэтому он просто наблюдал, как Максимилиан выбирал что-то – будь то платье для Джоанны или какой-нибудь сувенир, который он решил взять на память о Дэльфии.
Побродив еще немного среди толпы и уже сбившись, с какой стороны они пришли и в какую двигались, друзья набрели на небольшой павильон. Несколько витрин у него были стеклянными, но изнутри завешаны плотными шторами. Из дверей вышел мужчина одетый богато, что было заметно издалека. Простой народ проходил мимо входа, словно там их ничего не могло интересовать. Максимилиан обернулся к Робину и кивнул ему, предлагая войти. Тот в свою очередь всего лишь пожал плечами и последовал за другом. Переступив за порог, они оказались в просторном помещении, где на всех стенах и прилавке, строго напротив входа, были развешаны и разложены самые разнообразные виды колюще-режущего оружия. Ножи, кинжалы, стилеты, шпаги, сабли, мечи, рапиры и многое другое, отражали на своей гладкой блестящей поверхности свет факелов, так же украшавших стены. Теперь стало понятно, зачем те немногие застекленные части экстерьера здания были закрыты от солнечного света. Владелец этого богатства пытался придать своему помещению как можно более завораживающий вид. Кроме двух графов, только вошедших, здесь любовался оружием еще один аристократ со слугой. Максимилиан, довольный тем, что наконец-то оказался в тихом и почти безлюдном месте, да к тому же заинтересовавшийся предлагаемым товаром, с удовольствием рассматривал предметы. Возле каждого была небольшая приписка. «Боевая шпага. Тонкий, но необычайно прочный клинок» - гласила одна надпись, «Охотничий нож. Золотая рукоять. Фамильная драгоценность семьи Стимп» - рассказывала следующая, «Дэльфийский военный меч. Около двух сотен лет. Послужит украшением для вашего кабинета» - описывала предмет очередная. Граф Золотой медленно переходил от одного оружия к другому. Робин продвигался за ним. Подойдя к прилавку, Максимилиан присмотрелся к очередному экземпляру. Перед ним лежал узенький стилет с рукоятью из довольно редкого и дорогого дерева, такие в Триэре даже не росли. На рукояти красовался рисунок, сделанный весьма искусным мастером, так как на небольшом пространстве он умудрился разместить изображения всех четырех стихий, да еще и обозначив каждую драгоценным камнем, соответствующего цвета, аккуратно раздробленным и выложенным по рисунку, словно он здесь всю жизнь и находился. Воду – голубым, небо – сине-фиолетовым, землю – зеленовато-коричневым, огонь – оранжево-красным. Граф Золотой, как ценитель всего изысканного и редкого, тут же обратился к высокому мужчине – владельцу павильона.
- За какую цену вы отдадите эту вещицу?
- Сударь, у Вас превосходный вкус. Могу поспорить, что в Ваших венах течет одна из самых благородных кровей, какую можно себе представить, - Максимилиан выслушал молча комплименты, не понятно с какой целью расточаемые торговцем, - уверен, что вы сможете оценить по достоинству и кое-что еще. Если желаете, я принесу Вам прекрасную рапиру, прославленную великими рыцарями и воинами нашего королевства. Такого в наши дни уже не делают, - и он не дожидаясь ответа направился куда-то.
- Нет! Вы не поняли! – остановил его Максимилиан. – Я хочу узнать, сколько стоит именно этот стилет.
Встретившись взглядом с настойчивым покупателем, мужчина не стал с ним спорить и, подняв высоко брови, развел руками.
- К сожалению, этот стилет уже продан. Но если Вас интересует только цена…
- Как вы правильно подумали, только цена меня не интересует, - перебил его граф. – Но кому же он продан? И зачем лежит здесь, если купить его нельзя?
- Прошу прощения, - послышался голос за спиной Максимилиана. Он резко обернулся.
К друзьям подошел молодой человек, примерно того же возраста, что и они. Это тот самый посетитель, который был здесь, когда они вошли сюда. Он приблизился к ним и сделал легкий приветственный наклон головой.
- Прошу прощения. Я опередил Вас буквально на несколько минут. Я выкупил у хозяина оружие и присматривал что-нибудь еще для своей коллекции. Но вы правы в своей претензии. Если стилет уже куплен, зачем же он всё еще лежит на прилавке? – и незнакомец метнул в сторону торговца такой недовольный взгляд, что тот тут же, бормоча под нос извинения, снял предмет с прилавка и вложил в футляр специально для него изготовленный. Лицо молодого покупателя тут же смягчилось, и он снова повернулся к Максимилиану. В плохо освещенном помещении черты незнакомца нельзя было рассмотреть хорошо и всё, что бросалось в глаза – это вытянутое лицо с узким носом и внимательными глазами.
- Позвольте представиться, я граф де Трэй, - он, сняв перчатку, протянул руку.
- Граф Золотой, - ответил тем же Максимилиан. На лице нового знакомого мелькнуло удивление или даже немного разочарование. Он явно ждал какой-то другой реакции на свои слова. – А это граф Леонезский, - продолжил знакомство Максимилиан.
Робин вышел из-за спины друга и в свою очередь тоже пожал руку молодому человеку.
- Мы из Триэры и наш корабль всего несколько часов назад причалил к берегам Дэльфии.
- Ах, да-да. Кажется, я слышал, что Его Величество ожидает встречи с вашим послом. Если не ошибаюсь, то будет решаться вопрос о торговле между нашими государствами?
- Да, Вы правы. Именно с этой целью была назначена аудиенция, - подтвердил Максимилиан.
Робин с удивлением посмотрел на обоих молодых людей. Неужели он один не в курсе того, что происходит?
- Значит вы прибыли на корабле вместе с послом Триэры, - продолжил граф де Трэй, - и какое время собираетесь пробыть в наших местах?
- Мы возвращаемся вместе с делегацией, как только все вопросы будут улажены.
- Что ж, тогда я буду иметь честь составить вам компанию на обратном пути, - молодой человек слегка наклонил голову, изображая поклон.
- Значит Вы плывете в Триэру вместе с нами?
- Да, как раз сегодня утром я получил разрешение от Его Величества воспользоваться каютой Триэрского корабля.
- Если Вам понадобится помощь в каких-нибудь делах в нашем государстве, будем рады оказать услугу, - предложил Максимилиан как требовал того этикет, хотя самому вовсе не хотелось связывать себя с кем-то какими-либо заботами.
- Нет-нет, - улыбнулся в ответ граф, - никаких дел. В Триэру меня ведут всего лишь родственные связи. 
Граф де Трэй бросил взгляд через плечо и, заметив слугу, уже расплатившегося и держащего в руках то, что было куплено в павильоне, снова обратился к своим новым знакомым:
- Кажется, мне пора идти. Рад был знакомству и несомненно буду рад увидеться с вами снова.
Молодые люди раскланялись и разошлись.
- Продолжим прогулку? – поинтересовался Робин, направляясь к двери.
- Да, идём. Здесь меня больше ничего не интересует, - окинув беглым взглядом прилавок, заключил граф Золотой. И как бы отвечая на свой внутренний монолог, произнес, - граф де Трэй… не помню эту фамилию среди генеалогий Триэры…
- Быть может, он не прямой потомок…
- Да, скорее всего, - согласился Максимилиан с еще не законченной мыслью друга, произнеся слова с такой интонацией, словно хотел сказать «даже если это и не так, то мне дела нет до него».
Выйдя из помещения, два друга снова слились с толпой и, поддавшись течению людской массы, продолжили путь. 



Жанна де Леви

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться