Робин и Роксана

Размер шрифта: - +

Немного истории

   За обедом говорила больше всех княгиня, пытаясь не показать своего недовольства выбором графа Золотого. Главный объект всех рассказов хозяйки дома сидел по левую руку от неё и скованно улыбался при очередном упоминании его достоинств. Граф де Трэй, племянник, а не дочь княгини, являлся гордостью семьи. Ведь его женитьба на сестре короля Дэльфии позволила ему подняться до таких высот, о которых обычный аристократ, пусть даже с древней и знатной генеалогией, мог бы только мечтать. Филипп разбавлял панегирик его же значимости, произносимый хозяйкой дома, новостями из своей страны, еще раз подтверждая кто является центром внимания в этом обществе. Роксана же всё еще не сумела привлечь в их и без того не бедную семью еще большее богатство и уважение, к тому же среди имеющихся гостей не оказалось того, кто осчастливил бы княгиню, став мужем её дочери, поэтому говорить о ней, восхваляя её достоинства смысла не было. Максимилиан заметил честолюбивые настроения княгини, но продолжал верить, что его выбор спутницы жизни не повлияет на хорошие отношения между ним и семьей Олкотт. А вот то, что Робину пока надеяться не на что граф Золотой понял отчетливо. Как бы не хотела мать Роксаны скрыть свои истинные исключительно алчные намерения, всё же в её словах и даже взгляде проскальзывали подлинные желания. И Робин не смог бы удовлетворить их, породнившись с их семьей.

 

   Покидая княжеский дом, младший граф Леонезский вложил в руку Роксаны, целуя её на прощание, небольшое послание, свернутое в несколько раз так, что оно незаметно для других поместилось в её ладони. Княжна тут же зажала письмо, сложив руки на корсете.

   Граф Золотой со своими спутниками сел в карету и кучер подстегнул лошадей. Максимилиан в постоянной задумчивости сразу устремил взгляд в сторону от принимавшего их дома и, казалось, уже погрузился в далекие от произошедших событий мысли. Робин же еще некоторое время не мог отвести глаз от стен, окон и крыльца, не желая отпускать от себя призрачное ощущение счастья. Ощущение, вызванное возможностью просто находится рядом с ней, видеть её. Карета откатится на некоторое расстояние и это обманчивое чувство перестанет будоражить сердце, вернув его в реальность.

   - Княжна действительно такая красивая, - отвлек друзей от своих дум звонкий и восхищенный голос Джоанны, - И такая хорошая. Правда, замечательная.

   - Вот видишь, выезд в люди оказался не таким страшным, - улыбнулся ей в ответ граф Золотой.

   - Я всё еще переживаю. Они так хорошо воспитаны, я могла им не понравиться и они об этом не скажут, - честно призналась Джоанна о своих волнениях.

   - Главное, что ты нравишься мне, - Максимилиан накрыл своей рукой ладонь Джоанны, слегка сжав её. – Всё остальное не так важно.

   Девушка озарилась такой радостной улыбкой, что стало очевидно – всё остальное для неё действительно потеряло смысл.

   Робин посмотрел со стороны на пару, сидящую напротив. В них чувствовалось не просто взаимопонимание, но единение. Будто не было между ними неловкости или недоговорённости. Наверное, так и должны выглядеть пары, собирающиеся связать себя узами брака. Младший граф Леонезский представил на их месте себя с Роксаной и ему захотелось почувствовать такую же близость с ней. В какой-то мере он даже испытал лёгкую зависть к другу и его невесте, но тут же прогнал от себя это ощущение, ведь у него и Роксаны всё еще впереди, надо только постараться, добиться этого. Скоро он сделает ей предложение, расскажет её родителям как он её любит, они поймут и непременно дождутся того момента, когда он выправит своё финансовое положение, чтобы стать достойным женихом для их дочери.

   - А чем отличаются графы от князей? – снова вывел Робина из лабиринта своих мыслей любопытничающий голос Джоанны.

   - По большом счету лишь титулами, - принялся объяснять ей Максимилиан. – Перед герцогом мы все одинаково равны, - слегка слукавил граф, произнося приличествующую аристократу, подданному герцога, фразу. – Но если тебе интересны особенности каждого титула…

   - Да, мне интересно всё, расскажи, - глаза девушки горели от полученных впечатлений и, осознав, что она слишком мало знает о внезапно окружившем её огромном мире, она почувствовала желание ознакомиться с ним лучше, стать частью его.

   - Ну что ж, ехать нам далеко, времени для рассказов предостаточно, - Джоанна жадным взглядом впилась в Максимилиана. Во-первых, она всегда смотрела на него с долей обожания, насколько могла удерживая в себе эту эмоцию. А во-вторых, граф был часто немногословен и услышать от него более-менее продолжительный рассказ получалось редко. – Начну, наверно, с графского титула. Давным-давно, когда его прописали в перечень аристократических званий, он был наименее уважаемым, потому что его можно было купить, имея достаточно средств. Многие купцы, содержатели таверн, военные или даже секретари при богатых домах могли просто купить себе землю, выстроить дом и дать этому месту свою фамилию, либо же придумать новую. Разумеется, это было очень недешево, но желающие всё же находились.

   Теперь стоит упомянуть о баронах, следуя логической цепочке. Еще раньше, до появления в герцогстве титула «граф», государство делилось на огромные территории, баронства. Владельцами их как ты понимаешь и были бароны. Этот титул не покупался, им награждался родственник правителя – герцога. Брат, дядя, племянник или более дальний родственник мог получить во владение баронство. Этим они награждались за заслуги или же просто обозначалось доброе расположение их влиятельного родственника к ним. Но наступили тяжелые времена для государства. Казна постепенно пустела, доходы от баронств, которые обязаны были обеспечивать казну, уменьшались. Владельцы баронств не сильно заботились об обогащении государства, щедро тратя доходы с земель на себя и свои развлечения. Но зато увеличилась прослойка зажиточных простолюдинов, которые уплачивали лишь малую часть того, что зарабатывали, не сильно поддерживая герцогство. И правитель принял новый закон – закон о внесении в перечень аристократических званий титула «граф». Но где было взять дополнительные земли для продажи новоявленным аристократам? Для этого были поделены баронства на несколько участков гораздо меньшего размера и выставлены на продажу. Конечно, бароны оказались очень недовольны этим. Они могли оставить себе лишь замки и небольшую прилегающую территорию. Это их не устраивало и они могли бы поднять бунт… если бы их было много. Но к счастью для герцогства и к несчастью для них, баронов и их единомышленников оказалось слишком мало для полноценного восстания. Пришлось подчиниться новому закону и поделиться с простолюдинами, которые с тех пор делили с ними их земли. Небольшим успокоением для баронов стала выплата части налога с графских земель, передаваемого в казну.



Жанна де Леви

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться