Робин и Роксана

Размер шрифта: - +

Первая попытка

   Очередное скучное и не событийное плавание Робина закончилось. Учитывая то, что он находился на корабле в качестве капитана небольшого отряда - стража, следящего за порядком, отсутствие каких-либо происшествий только радовало. Пусть все последующие командировки проходят именно так. Младший граф Леонезский – спокойный, мирный, не ищущий и не желающий приключений юноша являл своим характером почти полную противоположность Роксане – энергичной, интересующейся, жаждущей новшеств и готовой противостоять жизненным трудностям. Не зря считается, что противоположности имеют свойство притягиваться. Однако, смогли бы они составить счастье друг друга? Они были уверены, что да.

   Робин прошел в свой кабинет, почти ни кем из слуг не встреченный. Одна только миссис Бетти, неугомонная стряпуха, выбежала поздороваться с молодым хозяином, заслышав его шаги. Могло показаться, что она в этом доме не просто выполняла свою работу за определенную оплату, но и действительно получала удовольствие от всего, что делала. Никто больше не старался так как миссис Бетти, никто не уделял такого внимания своим обязанностям. Всем слугам словно передалось настроение старого графа, активно разорявшего свои владения, и, отражая его равнодушие, они делали то половину необходимого, то в половину медленнее, то и вовсе откладывали на потом.

   Пообещав младшему графу Леонезскому принести горячей воды для умывания с дороги, миссис Бетти скрылась в коридорах первого этажа. Скинув с себя пыльный плащ и отстегнув пояс с ножнами, Робин подошел к столу, на котором немного небрежно разложена слугами лежала почта. Теперь вся корреспонденция проходила через него, обрадованный инициативой сына заняться семейными делами, старший граф даже не интересовался бумагами, доставляемыми в дом.

   Робин, подумав заняться почтой более детально немного позже, всё же принялся перебирать бумаги. Не рассматривая тщательно, он просто откладывал в одну сторону напоминания о задолженностях и требования как можно скорее погасить свои долги, адресованные его отцу, и все остальные документы - в другую. Среди подписанных, датированных и отмеченных печатями конвертов и листов на глаза попался пустой прямоугольник бумаги, сложенный уголками к центру и запаянный воском. Ни слова, ни буквы, ни даже знака, но Робин интуитивно почувствовал от кого оно. Отковырнув каплю воска, развернул лист и прочитал аккуратный почерк в самом центре: «Вас ждет письмо. В городе, в доме сапожника. Из рук в руки». Да, это послание было от неё! Она скучала по нему! Она думала о нём! И она писала ему! Робин улыбнулся своим мыслям, какое же это необыкновенное чувство, когда тебя ждут и помнят. И не просто кто-то, а тот самый человек, мысли о котором не покидают и твою собственную голову.

   Не смотря, на большое количество неприятных оповестительных документов, молодой человек воспрял духом и будто наполнился свежими силами. Всё же после отнюдь не короткого путешествия стоило дать телу небольшую передышку. Робин собрался принять ванну, пообедать и, разобрав окончательно письма, отправиться в город за драгоценным сообщением. Если бы не оно, возможно, он отложил бы все дела до вечера или следующего дня, но теперь он просто не мог не отправиться в город.

 

   Двумя днями раньше возвращения Робина домой, в доме князей Олкотт все члены семьи всё еще пребывали в возбуждении, каждый по-своему, от свершающихся событий. Роксана не спустилась на завтрак вместе со всеми и приняла поднос с едой у себя в спальне. Нет, она не собиралась объявлять голодовку или прикидываться больной, однако же выказывала свою позицию. Она против этого брака и в этом вопросе не пойдет на уступки.

   Княгиня, поговорив с дочерью предыдущим днем, не знала что еще она может сделать и как убедить её. Отец, человек прямолинейный, любил свою дочь и не умел давить или приказывать своему единственному дитя, но и пойти ей навстречу он не мог, да и не хотел. Он посчитал, что княжна как любая юная девушка покапризничает и успокоится, а потому трогать её он не будет. Попытать удачу уговорить Роксану смягчиться решил Филипп – наиболее дипломатичный из всех и искренне верящий, что обладает непреодолимым обаянием, распространяющимся на незнакомых, знакомых и совсем близких людей – одним словом, абсолютно всех.

   Княжна, отодвинув поднос с опустевшей посудой, всё еще сидела за столом, поглядывая на календарь. Внутри неё уже не бушевала вчерашняя буря, в голове начали зарождаться идеи и девушка вполне спокойно выжидала момент, когда можно будет начать действовать.

   В дверь тихо постучали, и она услышала голос двоюродного брата, спрашивающего разрешение войти. Вот и представился первый шанс на осуществление её задумок. Пожалуй, с этого и стоит начать. Её любимый двоюродный брат, добрый и всегда понимающий.

   - Проходи, Филипп, - пригласила молодого человека Роксана.

   Граф де Трэй зашел, выражая на лице плохо скрываемую печаль о происходящем. Подойдя ближе к кузине, придвинул поближе к ней стул и сел рядом.

   - Сестренка, ты не похожа на счастливую девушку. Мы с твоим отцом вчера не присутствовали во время вашего с матерью разговора, но знаем что вы повздорили. Что случилось? – прикинулся неосведомленным граф.

   - Это правда, что вы уже дали согласие на мой брак с Луисом Лимбертом? – холодно спросила Роксана.

   - Твои родители считают, что это самый достойный претендент из всех, кто мог бы просить твоей руки, - отвел от себя удар Филипп.

   - Но ведь не им жить с этим человеком, - продолжила девушка в том же тоне. – Считать кого-то достойным только от того, что он носит определенную фамилию или титул слишком расчетливо и недостойно. Я думала, что наша семья в не настолько бедственном положении, чтобы не иметь возможности ценить людей за людские качества.



Жанна де Леви

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться