Робин и Роксана

Размер шрифта: - +

Путешествие

   Пока младший граф Леонезский находился в морском путешествии, граф Золотой, не имеющий в ближайшее время права выходить в море, да и уже не желающий более отлучаться, затеял путешествие наземное. Максимилиан уладил все дела с предстоящей женитьбой на Джоанне и пригласил её отправиться с ним осмотреть владения. В просторной карете, предназначенной для дальних переездов, они отправились туда, где Джоанна родилась, но успела прожить первых три года, после чего бабушка забрала её в имение Золотых. Она почти не помнила этих мест, но знала где они находятся. Теоретически. Она могла сказать, что это где-то на северо-западе от княжества, но насколько далеко и по каким дорогам добираться – этого не знала.

   Пока тряска на неровностях дороги не успевала её утомить, а пыль не попадала в глаза, Джоанна выглядывала в окно кареты и каждый раз на её лице отражался восторг. Округлявшиеся от удивления глаза и восхищенные вздохи выдавали её возбуждение и радость от путешествия. Максимилиан, не испытывавший подобных эмоций от переездов из одного места в другое, по большей части сидел в глубине кареты. Однако, несколько раз всё же приближался к оконцу, чтобы понять что на этот раз так привлекло внимание его будущей жены. Это оказывали ворота придорожных таверн с красивой вывеской, старое покосившееся и оттого чудаковато выглядящее дерево ли же белка, скачущая по еловым ветвям. Девушку впечатляло всё вокруг. А граф Золотой лишь еле заметно улыбался её непосредственности. Ну зачем нужен этот этикет, это странное аристократическое воспитание, манерность, жеманность – всё это убивает в девушках ту легкость характера и чистоту эмоций, которые многим даны от природы. Хотя, возможно не всем и некоторых всё же стоит обучать как себя вести, однако, это не про Джоанну.

   На исходе второго дня пути, цель путешествия была достигнута. Карета свернула с главной дороги и покатилась вдоль ровных полей, на которых трудились люди – мужчины и женщины. Одни вспахивали землю с помощью плугов, в которые были запряжены лошади, другие шли следом и что-то выбирали из земли.

   - Что они делают? – поинтересовалась Джоанна.

   - Подготавливают почву перед посевом пшеницы, - объяснил граф. – Всё что ты здесь видишь, это всё владения Золотых.

   - Это твои поля?

   - Это наши поля, Джоанна, - поправил Максимилиан, сделав ударение на слово «наши».

   Девушка улыбнулась, чувствуя себя чуть ли не принцессой. Эти территории казались ей такими необъятными. Но значение слова «наши» ей по-прежнему было непонятно. Что она с этим всем будет делать? Нет, ей достаточно, что всё это принадлежит Максимилиану, а Максимилиан ей. Совместное владение его имуществом – всего лишь доказательство того, что она ему нужна. А это самое главное её богатство.

   Оставив позади поля, миновав деревню, небольшую, но так же принадлежавшую графу Золотому, они, наконец, остановились у деревянного двухэтажного особняка. Заслышав топот копыт, из-за дверей показался стареющий мужчина и, увидев кто выходит из кареты, выбежал навстречу.

   - Граф! Граф приехал, - в суете, растерявшись, кинулся обратно на крыльцо, - Жена, граф приехал! - крикнул в оставленную открытой дверь и тут же, развернулся и в три быстрых шага предстал перед Максимилианом. – Добро пожаловать, граф! – теперь только раскланялся он.

   - Здравствуй, Джордж, - поздоровался граф Золотой и снова обернулся к карете.

   - Как же давно вы здесь не были… Мы уж и не знали, когда вас ждать! Как хорошо, что сумели вырваться из совета, - быстро тараторил мужчина, наблюдая за тем, как Максимилиан подает руку девушке, осторожно спустившейся с подножки и вставшей рядом с ним. Джордж перевел вопросительный взгляд на графа, но продолжить монолог не решался.

   - Я взял в совете отпуск на некоторое время. Нужно подготовится к свадьбе, да и уделить больше времени будущей жене, - ответил на немой вопрос молодой человек. – Это Джоанна.

   Девушка исполнила реверанс и опустила глаза, как учила её мадам де Гийон. Мужчина на секунду оторопел, но тут же спохватился и поклонился и Джоанне.

   - Ох, простите меня! Что же я вас держу на улице. Проходите граф… графиня, - задумавшись на мгновение, управляющий поместьем не подобрал другого слова. – Сейчас мы с женой приготовим ужин. Вы ведь с дороги. А путь не близкий. Эх, если бы знали, что приедете… А то ведь всю прислугу отпустили, вдвоем за домом следим.

   Максимилиан лишь кивнул головой.

   - Завтра же утром вызову прислугу, - добавил Джордж.

   - Хорошо, - согласился граф. – Мы действительно устали с дороги. Сегодня только поужинаем и отправимся отдыхать.

   Проходя в дом, Джоанна держала под руку графа и оглядывала помещение. Оно было не таким как те дома, в которых жили графы Золотые и князья Олкотт (других она не видела, но представляла примерно одинаковыми). Здесь всё было деревянное, окна меньше, комнаты теснее. И на графское имение похоже не было. Словно дом зажиточного крестьянина.

   Однако, когда после ужина, управляющий проводил Максимилиана и Джоанну в спальню, отведенную для них на период пребывания здесь, девушка поняла, что особняк не маленький. Длинные коридоры, внушительных размеров лестницы на второй этаж, большая просторная спальная комната с огромной кроватью. Одной на двоих. Оставшись наедине с Максимилианом, Джоанна позволила себе снова заулыбаться так, как привыкла. Не сдерживая свою радость, искусственно не смущаясь и не опуская глаза. Она подошла к нему и, обвив руками его талию, приникла щекой к груди.

   - Здесь так хорошо, - прошептала она, почувствовав ответные объятия. Ей было хорошо везде, где был он.



Жанна де Леви

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться